Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Почти 30-ти ведущим агрофирмам Бурятии грозят банкротство и разорение. 2013 год – знаковый для самого скандального коммерческого проекта в области сельского хозяйства главы Бурятии Вячеслава Наговицына и его заместителя по экономическому развитию в правительстве республики Чепика. В местных СМИ этот проект прозвали «Операция «Бухлёр» по названию суперсовременного трактора канадской марки Buhler и традиционного блюда бурятской кухни (баранина в бульоне). Какой же бухлер уж четвертый год расхлебывают сельчане таежной и степной республики?

Кто осваивал конкурсные деньги

Напомним, что еще в 2009 году Бурятия неожиданно для многих оказалась среди победителей сразу трех федеральных конкурсов региональных экономически значимых программ в области сельского хозяйства. В награду за эту победу Министерство сельского хозяйства России решило направить непривычно большую для республики сумму финансовой помощи на реализацию трех республиканских целевых программ (РПЦ) по увеличению производства мяса, молока и овощей: РЦП «Развитие мясного скотоводства в РБ на 2009-2012 годы», РЦП «Развитие молочного скотоводства и увеличение производства молока в РБ на 2009-2012 годы» и РЦП «Производство картофеля и овощей в РБ на 2009-2012 годы».

Всего на исполнение этих трех программ Бурятия в течение трех лет должна была получить 4,1 млрд рублей (2009 год – 697 млн рублей, 2010 год – 1,336 млрд рублей, 2011 год – 2, 041 млрд рублей), а в 2012 году, при достижении впечатляющих результатов развития, должен был наступить выраженный в конкретных цифрах резкий подъем всего сельского хозяйства республики. Напомним, столь большие средства на поддержку своих агрофирм Бурятия получила впервые в своей постсоветской истории. По такому случаю среди чиновников республики произошли кадровые перестановки.

Бывшего министра сельского хозяйства Бурятии Жаргала Батуева отправили подальше от Улан-Удэ, в бурятское представительство в Монголии. А в Минсельхоз республики для «успешного освоения» конкурсных сумм пришла новая команда во главе с бывшим помощником Александра Чепика, новым молодым министром Александром Манзановым и его однокурсником Александром Переваловым. Господин Перевалов и возглавил две близких к Минсельхозу коммерческих фирмы: ОАО «РГИЛК «Агролизинг» и ее «дочку» – ОАО «Республиканская аграрная лизинговая инвестиционная компания» (РАЛИК). Последняя была создана специально под эти деньги, поскольку ее «материнская» компания на тот момент из-за своих долгов перед федеральным бюджетом не имела возможности получать государственные субсидии.

Лизинг вместо компенсации

Однако аппетиты местных чиновников, решивших весьма оригинально распорядиться федеральными целевыми средствами, привели к тому, что уже в 2010 году финансовая помощь из Москвы была фактически свернута. Все три программы оказались не выполненными, а лучшие агрофирмы Бурятии сейчас находятся под угрозой банкротства. В результате столь эффектного коммерческого «трюка» из трех траншей общей суммой в четыре с лишним миллиарда рублей на трехлетние программы развития своего сельского хозяйства рублей Бурятия получила только первый транш в размере 697 млн рублей в 2009 году.

Весь этот скандал проходил под аккомпанемент ядовитых публикаций в республиканских СМИ, нескольких проверок со стороны прокуратуры Бурятии и финансовой разведки, закончившихся для чиновников административными взысканиями, а также заведенным МВД республики громким уголовным делом, в котором фигурировали упомянутые чиновники.

Уже в конце 2009 года выяснилось, что правительство Бурятии так распорядилось этими деньгами, что сегодня прокуратура вынуждена проверять то, насколько использование 835 млн рублей (697 млн руб. из федерального бюджета и 138 млн руб. из республиканского бюджета) отвечает целям поддержки сельских товаропроизводителей. А также то, имела ли место коррупция в действиях подчиненных тогда еще президента Бурятии (теперь главы) Вячеслава Наговицына, министра сельского хозяйства Бурятии Александра Манзанова и его непосредственного шефа, зампреда правительства республики Александра Чепика.

Интересно, что в других 17 регионах России, получивших в 2009 году помощь от федерального центра в виде аналогичных субсидий, использовали эти деньги простым и ясным способом. Почти все деньги в этих субъектах Федерации, в том числе и у соседей-иркутян, пошли на компенсацию части стоимости сельхозтехники, приобретенной крестьянами. Везде агрофирмы-участники «экономически значимых региональных программ» действовали следующим образом. Исходя из своих возможностей и потребностей, они приобретали нужную им технику (отечественную и импортную), представляли в органы власти документы (договоры на приобретение, платежные документы, счета-фактуры), а уже потом региональные власти компенсировали им от 30 до 75 процентов стоимости приобретенных ими тракторов, комбайнов и другой техники.

В Бурятии увеличить производство молока, мяса, картофеля и овощей тоже решили за счет интенсификации производства, то есть, увеличивая не поголовье скота и площадь обрабатываемой земли, а производство кормов. То есть за счет покупки новой высокотехнологичной и высокопроизводительной техники. Однако способ ее приобретения в Минсельхозе Бурятии выбрали очень оригинальный. Только 29 из 835 млн рублей пошли на компенсацию части стоимости приобретенной крестьянами сельхозтехники. Остальные 805 млн рублей по планам зампреда Чепика и министра Манзанова пошли коммерческой фирме ОАО «РАЛИК» на приобретение у ООО «Агроинжиниринговая компания» (г. Москва) и ЗАО «Европейская агротехника» (г. Оренбург) импортной техники (марки Buhler, ClAAS, Valley и др.) для передачи ее в лизинг местным бурятским аграриям.

Приправа для бухлера

Скандал, связанный с «операцией «Бухлер», начался с того, что в одном из тиражных местных изданий появилась публикация о том, что названная сельхозтехника была приобретена по завышенным ценам (в среднем на 25-30%). Издание подняло вопрос и о том, что столь дорогая и высокопродуктивная техника неэффективна в условиях Бурятии, где каждая из существующих агрофирм обрабатывает земельные площади, гораздо меньшие, чем в расчетах эффективности тракторов «Бюлер» и комбайнов «Клаас».

Дальше за дело взялись прокуратура и Счетная палата республики, раскрутившие скандал «на полную катушку». По официальному представлению Счетной палаты Бурятии, цены на технику, действительно, оказались «значительно завышенными». Анализ средневзвешенных цен на такую же технику по Сибири и Уралу с учетом НДС и таможенных пошлин, а также сравнение с ценами крупного московского поставщика сельхозтехники ООО «КЛААС Восток» показали следующее: из 671,6 млн рублей, потраченных на технику (134 млн руб. числятся «остатком и, по-видимому, пошли на нужды агролизинговой фирмы и на зарплату ее сотрудникам), РАЛИК переплатила своим сомнительным московским и оренбургским партнерам-поставщикам целых 92,5 млн рублей!

Так, за десять тракторов марки «Бюлер» переплачено 19,8 млн рублей, за восемь зерноуборочных комбайнов «Клаас» (Тукано-450) – 21,3 млн рублей, за 11 дождевальных машин «Валлей» – 21,6 млн рублей, за пять кормоуборочных комбайнов «Клаас» (Ягуар-810) – 10,6 млн рублей, за один комплекс по производству картофеля и овощей – 7,9 млн рублей, по двум самоходным косилкам «Мак Дон М-150» – 3,4 млн рублей. То есть почти 100 млн рублей щедрые бурятские чиновники «подарили» своим партнерам в виде 30-процентной переплаты, и никто за это не получил даже замечания по службе!

Кроме того, фирма РАЛИК купила на деньги федеральной субсидии два трактора «Атлес-946» (по цене 11,9 млн руб. каждый), которые никак нельзя назвать «суперсовременными» или «высокотехнологичными». Уже в 2010 году трактор «Атлес-946» был снят с производства и заменен производителем другой моделью.

Также Управление «Бурятмелиоводхоз» по запросу Счетной палаты дало отрицательное заключение о возможности использования дорогостоящей дождевальной техники «Валлей» (11 машин по цене 9,1 млн рублей каждая) в условиях Бурятии. Оказалось, что использовать здесь эту технику на общую сумму в 100 млн рублей вообще «не представляется возможным». По следующим причинам. Во-первых, 17,2 млн рублей, выделенных на составление проектно-сметной документации на реконструкцию оросительных систем с использованием машин «Валлей», как выяснилось, были использованы не по назначению, и ПСД в 2010 году просто отсутствовала. И, во-вторых, в Бурятии до сих пор нет агрофирм, владеющих сельхозугодиями на законных основаниях. Нет межевания и регистрации прав на участки! Не удивительно, что при таком «бардаке» применить высокотехнологичную технику было просто невозможно.

Что нашла Счетная палата

Счетная плата Бурятии обнаружила многочисленные нарушения в реализации трех региональных экономически значимых программ по увеличению производства мяса, молока и овощей. Начиная с того, что лизинговая компания по Закону «О финансовой аренде (лизинге)» вообще не может получать государственную помощь в виде прямых субсидий на компенсацию части затрат на приобретение оборудования, и заканчивая тем, что субсидии были предоставлены РАЛИКу как сельскохозяйственному товаропроизводителю, хотя эта компания таковым не является.
В результате проверки Счетной палаты был сделан вывод о том, что Минсельхоз Бурятии «в целом неэффективно распорядился бюджетными средствами в размере 805650, 54 тыс. рублей», что достижение поставленной цели, то есть существенного увеличения объемов производства сельскохозяйственной продукции (мяса, молока, картофеля и овощей) за счет применения приобретенной техники «в обозримом будущем не представляется возможным», и что высок риск доведения до банкротства большинства пока еще работающих в республике сельскохозяйственных предприятий.

Действительно, для большинства агрофирм условия получения техники в лизинг комфортными не назовешь. Например, для СПК «Федотов» первоначальный взнос составит 18,691 млн рублей, сумма лизинговых платежей за 8 лет — 12,430 млн рублей (за 2010 год — 1 млн 869,2 тыс. рублей, за 2011-2012 годы — 3 млн 738,4 тыс. рублей, за оставшиеся пять лет — 6 млн 823 тыс. рублей). Таким образом, для крестьянина Федотова вся техника обойдется не в 62 млн 306 тыс. рублей, уже в 74 млн 736 тыс. рублей. Учитывая, что для внесения первоначального взноса, скорее всего, придется брать коммерческий кредит в банке под немалые проценты, то нагрузка может быть еще более обременительной.

По мнению аудиторов Счетной палаты Бурятии, для того чтобы эффективно использовать уже приобретенную у партнеров РАЛИКа технику, было бы целесообразнее не раздавать ее в лизинг агрофирмам республики, а «создать самостоятельные укрупненные службы (типа когда-то существовавших машинно-тракторных станций (МТС). – Ред.), обслуживающие сельскохозяйственные организации на договорных условиях в пределах района или нескольких близлежащих районов, с учетом зональных особенностей климата, размеров посевных площадей, плодородия земли, рельефа местности».

Спасли 150 миллионов?

Свою лепту в развитие скандала вокруг фирмы РАЛИК внесли прокуратура Бурятии и территориальное управление Федерального агентства Росфинмониторинга. Финансовая разведка вместе со следователями прокуратуры установила факт нецелевого использования средств операторами программы агролизинга. Оказалось, что РЦП «Производство картофеля и овощей в РБ на 2009-2012 годы» предусматривает, что бюджетная субсидия в размере 151,5 млн рублей (126,5 из федерального бюджета и 25 млн рублей из бюджета Бурятии) должна была быть направлена на компенсацию части стоимости приобретения высокотехнологичной техники и оборудования в лизинг. На деле же вышло, что субсидия была перечислена ОАО «РАЛИК», которое не приобретало технику в лизинг. Оно намеревалось приобрести ее в собственность, и уже потом передать в лизинг хозяйствам. То есть в данном случае перечисление денег этой организации не отвечало условиям целевой программы.

– Были выявлены финансовые нарушения. Только в ходе прокурорской проверки средства бюджета в размере 154 млн рублей, предоставленные ОАО «РАЛИК» вразрез установленным программой условиям, были возвращены в бюджет, – говорится в официальном представлении прокуратуры президенту Бурятии, составленном по результатам проверки.

Таким образом, прокуратура и финразведка помогли вернуть часть бюджетной субсидии, которую ОАО «РАЛИК» не успело перевести в счет оплаты за технику, применяемую в производстве и хранении картофеля и овощей. В целом Минсельхоз и ОАО «РАЛИК» из 805,6 млн рублей намеревались истратить на технику 671 млн 651 тыс. рублей. Именно эта сумма приводится в представленном министерством реестре приобретаемой техники. Остаток в размере 134 млн рублей, по-видимому, планировался быть истраченным на нужды ОАО «РАЛИК». Судьба этих денег сегодня неизвестна. Из 671,6 млн рублей операторы агролизинга успели израсходовать на посевную технику 514 млн 355 тыс. рублей, которые были переведены поставщику, ООО «Агроинжиниринговая компания». Вернуть эти деньги уже не представляется возможным.

То, что РАЛИК не успела перечислить за оставшуюся технику по программе производства картофеля и овощей (157,2 млн рублей), как уже говорилось, было признано «нецелевкой» и возвращено в бюджет. Таким образом, получается, что из общей суммы в 835 млн рублей средств, имевшихся на реализацию трех экономически значимых региональных программ, 514,3 млн ушло на покупку техники, 29,4 млн — на компенсацию стоимости ранее приобретенной техники, 154 млн возвращено в бюджет, 134 млн числятся «остатком», три миллиона где-то «потерялись».

Незаконный конкурс?

В подписанном прокурором Бурятии Валерием Петровым представлении говорится о том, что результаты проведенного Минсельхозом конкурса на предоставление господдержки, который выиграло ОАО «Республиканская аграрная лизинговая инвестиционная компания» (РАЛИК), были незаконны. В положение о конкурсе, утвержденном постановлением правительства Бурятии №426, не предусмотрена возможность заключения договора с единственным участником конкурса. На деле же, вопреки требованиям Гражданского кодекса, победителем конкурса было признано ОАО «РАЛИК».

– Если в конкурсе был только один участник, то по гражданскому законодательству конкурс должен быть признан несостоявшимся. Вместо этого победителем объявлен единственный участник, и ему направлены все деньги, – говорит заместитель прокурора Бурятии Галина Ковалева. – Один из участников, ОАО «Республиканская государственная инвестиционная лизинговая компания «Агролизинг», был не допущен к участию в конкурсе в связи с непредставлением полного пакета документов. Но надо отметить, что оба участника – это аффилированные организации. Потому что учредителем созданного в сентябре прошлого года ОАО «РАЛИК» является ОАО «РГИЛК «Агролизинг».

В представлении прокуратуры отмечено также то, что победитель конкурса, ОАО «РАЛИК» не представило ни договоров на приобретение техники и оборудования, ни копии счетов-фактур, ни товарных накладных, ни даже договоров на поставку техники. Получается так, что заключение договоров на поставку и само приобретение техники состоялось уже после получения средств господдержки.

– Нужно учесть, что компания РАЛИК не затрачивает собственных средств, она получает 800 млн рублей из федерального и республиканского бюджетов. На них, а не на свои деньги ОАО покупает эту технику в собственность, и эту же технику, по сути, продает за вознаграждение еще раз! – говорит Галина Ковалева. – Министр сельского хозяйства был председателем конкурсной комиссии и одновременно он же является членом Совета директоров обоих участников конкурса. У нас есть сомнение, является ли это допустимым. Тем более что акционером РАЛИКа является уже не государство, а коммерческая компания с участием частного лица – РГИЛК «Агролизинг».
О коррупции в «бухлерном деле» в представлении прокуратуры прямо не говорится, так как конкретных фактов пока не установлено. Однако Вячеславу Наговицыну сообщено о том, что имеет место «высокий коррупционный фон сделок». Главе Бурятии предложено в месячный срок «принять меры к устранению выявленных нарушений закона и условий, им способствующих», а также «привлечь к строгой дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц».
Но в результате так никто по-настоящему наказан не был. Министр сельского хозяйства Александр Манзанов получил выговор по служебной линии, а экономическому зампреду правительства Бурятии Александру Чепику было сделано «замечание». Как и требовала прокуратура Бурятии, 154 «нецелевых» миллиона рублей были «возвращены в федеральный бюджет», то есть были переведены на счета местного управления федерального казначейства. Но в итоге они все равно оказались у РАЛИКа. Никого не освободили от должности, не отменили незаконный конкурс, не изменили решения о передаче всей техники в лизинг крестьянам. Более того, летом 2010 года всю технику в спешном порядке в «добровольно-принудительном» порядке раздали хозяйствам в лизинг, даже не взяв с них первоначального взноса (от семи до 30% стоимости техники)!

Как спасали РАЛИК

Однако уже осенью того же 2010 года возник вопрос о том, что компания РАЛИК, получив в 2009 году субсидию в размере 805 млн рублей, должна была в том же году заплатить налог на прибыль в размере 20% от этой суммы. В течение года заинтересованные чиновники вели переговоры с налоговым органом с целью получить освобождение от выплаты этого налога, но, как и ожидалось, сделать им это не удалось.

Генеральный директор ОАО «РАЛИК» Александр Перевалов провел собственный анализ финансовой ситуации в собственной фирме и изложил свои выводы в письме председателю совета директоров компании-учредителя и министру сельского хозяйства Бурятии Александру Манзанову. На основании изучения документов Минфина России (Положение о бухгалтерском учете «Учет государственной помощи» ПБУ 13/2000) и Налогового кодекса Александр Перевалов пришел к следующим выводам.

– Анализ представленных документов показывает, что полученная субсидия не относится ни к одному из видов целевого финансирования, перечисленных в подпункте 14 пункта 1 статьи 251 НК РФ (положение Налогового кодекса России, где указаны не подлежащие налогообложению виды господдержки, – гранты, имущество, полученное в рамках целевого финансирования, средства, выделяемые ТСЖ, жилищным кооперативам на долевое финансирование капремонта многоквартирных домов, средства различных российских фондов и т.д. – Ред.), – пишет Александр Перевалов. – Таким образом, суммы полученной субсидии подлежат налогообложению налогом на прибыль, и перед ОАО «РАЛИК» возникает обязательство по уплате налога за 4 квартал 2009 года в сумме 161 130 108 рублей. Срок уплаты задолженности – 28 марта 2010 года. На сегодняшний день организация не имеет денежных средств в таком объеме.

Совершенно справедливо предусмотрел Александр Перевалов и последствия этой неудачной попытки РАЛИКа уйти от налогов и просит Манзанова «оказать содействие при работе с налоговой инспекцией».

– В случае проведения налоговой проверки и обнаружения факта неуплаты, согласно Налоговому кодексу, организации будут предъявлены: штраф в размере 20% от суммы задолженности (32 млн 226 тыс. руб. – Ред.), пеня (процентная ставка пеней принимается равной одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации – п.4 ст.75 НК РФ, на сегодняшний день ставка рефинансирования составляет 8,25%) за каждый день просрочки (14 млн 179 тыс. рублей – пеня за 64 дня, т.е. до конца мая. – Ред.), – продолжает Александр Перевалов.

Таким образом, общая задолженность перед бюджетом России у ОАО «РАЛИК» могла составить 207,5 млн рублей. Где же фирма РАЛИК нашла деньги для уплаты федерального налога, если под угрозой срыва всей «схемы» с лизингом она раздала технику хозяйствам, даже не взяв с них первоначального взноса?! Ответ: спасали РАЛИК «всем миром».

Во-первых, налоговики почему-то разрешили лизинговой компании платить налог не с общей суммы субсидии в 805 млн рублей, а с суммы, которую РАЛИК потратил на приобретение техники в 2009 году, то есть с суммы в 650 млн рублей. Получилось, что долг РАЛИКа перед бюджетом не 160, а «всего» 130 млн рублей! Директор РАЛИКа Александр Перевалов, на которого сотрудники Управления по налоговым преступлениям МВД по РБ завели уголовное дело по подозрению в уклонении от налогов, вернул в бюджет эти самые 130 млн. Уголовное дело закрыли.

Но восстановить чиновникам эти «переваловские» 130 млн (сбрасывались на выкуп?) власти Бурятии решили за счет республиканского и федерального бюджетов. «Отбивать бабки» и спасать РАЛИК бросился все тот же глава республики Вячеслав Наговицын. Именно он, «переломив через колено» депутатов Народного Хурала Бурятии, продавил принятие местного закона о возмещении 8% от стоимости этой техники агрофирмам, получившим технику от РАЛИКа. В результате сельчане получили в виде субсидий из республиканского бюджета 52 млн рублей и перевели их РАЛИКу.

И, наконец, «высший пилотаж» был продемонстрирован, когда РАЛИК получил из федерального бюджета возмещение налога на добавленную стоимость в размере 86 млн рублей! Межрайонная инспекция №2 МНС РФ по Бурятии после долгих сомнений и, возможно, давления со стороны принимает нужное РАЛИКу решение. В сентябре 2010 года заместитель начальника инспекции Бадмацыренова Б.Ц. разрешила возместить ОАО «РАЛИК» НДС за 1 квартал 2010 года. Сумма возмещения составила не требуемые РАЛИКом 89,3 млн рублей, а «всего лишь» 86,8 млн рублей!

Как возмещали НДС

Характерно, что и начальник Управления МНС России по Бурятии Самбу Цыреторов, и начальник Межрайонной инспекции №2 МНС РФ по РБ Ендон Жалсапов своих подписей под этим решением не поставили, предоставив это сделать своей подчиненной. И, видимо, неспроста.

– В случае приобретения товаров (работ и услуг) за счет федерального бюджета суммы налога на добавленную собственность оплачиваются продавцам за счет федерального бюджета (т.е. свои средства покупатель не тратит. – Ред.), – говорится в письме Минфина России. – Принятие к вычету сумм НДС, оплачиваемых за счет федерального бюджета, приведет к повторному возмещению налога из федерального бюджета. Поэтому, по нашему мнению, в таком случае суммы налога к вычету (возмещению) принимать не следует.

Получается, что РАЛИК проложил другим коммерческим фирмам прямую и комфортную дорогу к безбедной жизни за счет средств федерального бюджета. А сами налоговики, которые обязаны стоять на страже интересов пополнения российской казны, получается, дали возможность «сверхудачным» коммерсантам сделать то, чего до этого никто в России не делал! То есть, получив целевые бюджетные средства в качестве прибыли и приравняв их к собственным средствам предприятия, оплатить (внимание!) свои налоги за счет бюджетных же средств, получив при этом возмещение НДС дважды! Причем, даже не посудившись для приличия. Вот мнение специалиста по налоговому праву.

– Сегодня существует судебная практика, когда НДС возмещается, если товарно-материальные ценности приобретены за счет займов, за счет оплаты третьих лиц, а также за счет средств региональных и муниципальных бюджетов. Последнее, кстати, весьма редкое явление. Причем происходит это только тогда, когда соблюдена презумпция добросовестности налогоплательщика. Но нет вообще судебной практики возмещения НДС, если приобретения сделаны за счет федерального бюджета! Ведь НДС – это федеральный налог, и получается, что в этом случае возмещаться налог будет дважды из федерального бюджета. Разъяснительные письма Минфина, по-моему, об этом совершено определенно говорят, – считает руководитель Центра налогового права Мария Черняева.

Все только начинается?

Бурные события 2010 года, связанные с «республиканской программой агролизинга», привели к тому, повторим, что федеральная финансовая помощь республике была фактически свернута. Вместо ожидаемых в 2011 году 1,3 млрд рублей на реализацию трех региональных экономически значимых программ в области сельского хозяйства (по мясу, молоку и овощам) в республику пришло всего 97 млн рублей. Из них на программу «Развитие мясного скотоводства в РБ на 2009-2012 годы» – 69 млн рублей, на программу «Производство картофеля и овощей в РБ на 2009-2012 годы» – 28 млн рублей. Финансирование по программе увеличения производства молока в Бурятии вообще было прекращено. В 2012 году никаких средств из предполагаемого транша в 2 млрд рублей в Улан-Удэ не приходило. Таким образом, в результате действий команды Наговицын – Чепик в интересах коммерческой фирмы республика потеряла 3,2 млрд рублей на развитие своего сельского хозяйства.

Но самым неприятным обстоятельством для аграриев Бурятии является то, что в 2013 году наступает срок начала выплаты основного «тела» долга за взятую ими в лизинг технику. По условиям 8-летнего контракта с РАЛИКом первые три года они были освобождены от платежей за собственно саму технику и платили лишь лизинговые проценты. Теперь в течение пяти лет им предстоит каждый год платить достаточно обременительные суммы, входящие в стоимость полученных ими «Бюлеров» и «Клаасов». По оценкам специалистов в области сельского хозяйства, именно с 2013 года можно ожидать массового банкротства ведущих хозяйств Бурятии, которым в свое время навязали дорогую высокотехнологичную технику, эффективно использовать которую у них просто не было условий.