Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Кто бы мог подумать, но министр культуры Бурятии Тимур Цыбиков, интеллигентный и культурный во всех смыслах человек, склонен к произволу, пишет «МК». Не физическому, разумеется, и даже не вербальному. А — материальному.

Прокуратура Бурятии в ходе плановой проверки соблюдения трудового кодекса и закона о государственной службе выявила факты «произвольного и безосновательного» уменьшения премий и размера ежемесячных надбавок служащим министерства культуры Бурятии. Проще говоря, если одни чиновники ведомства получали в кассе все и даже больше, то другие меньше или ничего — без всяких на то законных оснований. Во всяком случае, прокуратура Бурятии таких оснований не нашла.

В частности, выяснилось, что в 2012 году 19 сотрудников министерства были вообще лишены премии, а ряд других чиновников в течение двух лет получали ее в урезанном виде и тоже без всяких причин.

Прокуратура не смогла найти внятное объяснение тому, что начальники семи отделов министерства культуры ежемесячно получали надбавку к должностному окладу в размере 150 процентов. А бедный начальник отдела охраны объектов культурного наследия — всего 110 процентов, недосчитываясь ежемесячно в своей зарплате по 2,2 тысячи рублей.

То же касается и чиновников поменьше.

К примеру, консультанты некоторых отделов министерства имели ежемесячную надбавку к должностному окладу за особые условия государственной гражданской службы в размере 120 процентов, а консультанты отдела охраны и сохранения объектов культурного наследия — 110 процентов. То есть, регулярно на 420 рублей меньше.

Одни специалисты-эксперты имели надбавку к окладу в 110 процентов, а другие (все того же злополучного отдела охраны объектов культурного наследия) — 90 процентов. В результате разница в доходах одинаковых по статусу и положению специалистов-экспертов ежемесячно составляла 820 рублей.

Чем так насолили Тимуру Цыбикову его подчиненные из отдела охраны культурного наследия, а чем так подсластили министру подчиненные из других отделов, сказать трудно. Во всяком случае, прокуратура Бурятии законных оснований для хронического лишения чиновников части оплаты труда не нашла, усмотрев в произвольном определении министром размера ежемесячной надбавки служащим «дискриминационный характер», граничащий с проявлениями коррупции.

Можно, конечно, предположить, что Тимуру Цыбикову сверху виднее, кто из чиновников его ведомства работает много и эффективно, а кто спустя рукава. А потому и регулирует размер премий и надбавок исходя из личных ощущений.

Однако министерство — не частная лавочка, чтобы самостоятельно назначать размеры премии и надбавок. Для этого существует трудовой кодекс и закон государственной гражданской службы. Да и доходы чиновников средней (и ниже) руки в министерствах и ведомствах Бурятии многократно ниже зарплат, получаемых министрами и их заместителями.

Мало кто знает, но «голый» должностной оклад простых чиновников не превышает 3–4 тысячи в месяц. Львиную долю их доходов как раз и составляют различные надбавки к окладу — за выслугу лет, за особые условия, за классный чин, за «северные» и так далее и тому подобное. Если их урезать, чиновники просто помрут с голоду. Поэтому даже незначительное ущемление прав болезненно сказывается на семейных бюджетах рядовых сотрудников государственных институтов власти.

Впрочем, это еще не все. Как выяснилось, в служебные контракты, заключаемые министерством с государственными гражданскими служащими, включены условия, каких вообще не должно там быть. Например — право министра самостоятельно устанавливать конкретную продолжительность ежегодного дополнительного отпуска за ненормированный рабочий день, чем Тимур Цыбиков изящно подменил федеральный закон. Логика этой подмены проста — чем больше начальник, тем длиннее отпуск. И наоборот.

Или еще круче: министр Цыбиков наделил себя правом применять к гражданским служащим такое дисциплинарное взыскание, как освобождение от занимаемой должности, хотя действующим законодательством такой вид дисциплинарных взысканий не предусмотрен.

Примеры можно продолжать.

Все эти и другие факты нашли отражение в представлении прокуратуры на имя Вячеслава Наговицына. В нем в подробностях указано и на ущемление министром Цыбиковым прав работников на достойную оплату труда, на карьерный рост, на низкий уровень кадровой и правовой работы, на недостаточный профессионализм и компетентность ответственных лиц, и отсутствие контроля со стороны руководства министерства.

А могло ли быть как-то по-другому в министерстве, руководитель которого проигнорировал постановление Вячеслава Наговицына о назначении в ведомстве уполномоченного должностного лица, отвечающего за соблюдение трудового законодательства?