Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Таков, как выясняется, в сопоставлении хотя бы двух последних оперных сезонов истинный тренд наших Хлестаковых от культуры. «С легкостью необыкновенной в мыслях и словах» сыплют они рассуждениями о «бурятском оперном доме», который на равных с лучшими европейскими включился во всемирное чествование 200-летия великих реформаторов оперной сцены Р. Вагнера (1813-1883) и Дж. Верди (1813-1901). Если бы всё обстояло именно так на деле! Если бы при произнесении слова «халва» во рту и взаправду становилось сладко!

Увы, в действительности наш оперный дом едва держится, фигурально выражаясь, на полуразрушенном фундаменте, с кривыми стенами и вовсе без крыши, т.е. без постоянного и целенаправленного художественного руководства. Он дышит холодом и пустотой отчуждения, потому что без настоящих артистов с живой душой и горячим сердцем, воспитанных в традициях бескорыстного служения искусству и подлинного, а не показного профессионализма творческих лидеров, здание нынешнего отреставрированного, блистающего позолотой, мрамором и зеркалами театра стоит как затейливая поделка: шкатулка без драгоценностей, храм без Бога.

Пролетают в безвременьи годы, ветшают рукотворные легенды и мифы: где, к примеру, реальные результаты и плоды прославленной в качестве феномена маленькой Италии бурятской вокальной школы? Честный наставник – профессионал и патриот Отечества и театра – не допустит начинающие дарования к сложнейшим и рискованным оперным партиям мирового репертуара, требующим особой крепости и певучести, силы и выносливости – словом, зрелого мастерства, ведь понятие «вагнеровские», «вердиевские» голоса сформировалось не на пустом месте. В течение сезона сменяются приглашенные дирижеры, режиссеры, художественные руководители. Множится наподобие дурной параллельной реальности скандальная информация о финансовых нарушениях – всё вокруг театра движется и меняется, но неприкосновенными остаются кукловоды с циничной установкой «после нас хоть потоп». (Рекомендую ознакомиться со статьей столичных экспертов Е.Федоренко, С. Коробкова «Триумфальный тупик», «Культура», № 30 (7540), 3-9 августа 2006 г.).

Премьера «Аиды» Верди, открывшая 18-19 сентября 75-й театральный сезон, приурочена не только к юбилею её гениального создателя, но и к 60-летию первой классической оперной постановки на сцене открывшегося в 1953 году великолепного театрального здания. К сожалению, это знаковое во многом событие так и осталось брошенным всуе словом, т.е. пустым сотрясением воздуха, произведенным в очередной раз министром культуры РБ Т. Цыбиковым и руководителем оперно-режиссерского управления Д. Линховоин (вступительное слово и интервью).

На авансцене не было обязательного для торжественной акции исключительного гуманитарного значения портрета великого итальянца. Изображение маэстро олицетворяло бы символический жест понимания его вклада в мировую культуру, было бы знаком искреннего уважения к творцу бессмертных опер. Оказалась упущенной возможность актуализации восприятия людьми нового века личности Верди хотя бы в краткой аннотации в театральной программке. Но ведь сегодняшней пестрой по социальному составу публике и, прежде всего, самим молодым исполнителям, в большинстве своем только начинающим профессиональный путь, весьма поучительно и интересно было бы ознакомиться не только с предварительной информацией, но и внимательно изучить развернутую в фойе и театральном музее экспозицию, иллюстрирующую уникальную судьбу композитора, сценическую жизнь хотя бы одного его шедевра, исполненного в премьерный вечер. Полезно было бы молодым узнать постановочную историю «Аиды» в России царской, советской, современной. Просветительская информация подобного рода неотделима от деятельности учреждений культуры академического профиля.

Как естественный результат большой подготовительной работы и подтверждение серьезности публично заявленных целей общественному вниманию должна была быть представленной и вторая экспозиция, иллюстрирующая развитие бурятской профессиональной культуры на показательном примере «Аиды». От исторической постановки 1953 года через столь памятный многим землякам и столичным меломанам спектакль 1989 года до постановки 1994 года. С сожалением и досадой приходится констатировать, что нынешние руководители пренебрегают базовыми основами культуры – заботой о сохранении эстафеты поколений, связующей во времени этапы жизни творческого коллектива; сбережением ресурсов для эмоциональной подпитки; поддержкой благодарной памяти потомков. После ремонта из фойе театра исчезли знакомые зрителям старшего поколения фотографии основателей и сотрудников театра минувших лет, но ведь, как известно, без прошлого зыбко и неустойчиво осознание настоящего и вовсе гипотетичны перспективы будущего. Разве беспамятство и нравственная глухота к потребностям сегодняшнего дня – здесь и насущная необходимость гуманизации отношений в больном, фрустрированном обществе, и нужда в воспитательной и просветительской работе по обе стороны рампы вследствие произошедшей радикальной смены поколений, – разве это и проступающие сквозь многочисленные промахи равнодушие и откровенный эгоцентризм не раскрывают истинных побудительных мотивов нынешних руководителей культуры и оперного дела в РБ?

В пословице говорится «Как аукнется, так и откликнется»: шокирующий поначалу до оторопи уровень восприятия молодежью премьеры («Аида побила Амнерис» – статья Н. Бадуевой, «Новая Бурятия», № 38 (188), 29 сентября 2013 г.) по размышлении находит свое оправдание. Сложнейшая и тончайшая по нюансировке смысловая ткань произведения, сконденсировавшая извечную конфликтность жизни и человеческих отношений, над разработкой которой в «Аиде» бился Верди и так же бескомпромиссно требовал от исполнителей убеждающей верности в донесении ключевых слов, – всё это оказалось для молодежи вне доступа, потому что целеполагание устроителей проекта определяется иной направленностью.