Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Недавно пообщался с арестантом СИЗО-1. Подросток 15 лет из Турунтаева, обвиняемый в страшном преступлении. Он признался в том, что вместе со своим приятелем-одногодком и 20-летним знакомым они ограбили, изнасиловали и убили 10-летнюю девочку, а тело ее сожгли. Внешне обычный ребенок с нормальной речью, вполне уверенный и спокойный в общении со взрослыми людьми.

Удивила подкованность «героя» в юридических тонкостях уголовного дела. Он уверенно сыплет номерами статей, и тех, которые ему когда-либо предъявляли (убийство, мелкие кражи и т.п.), и по которым осуждены его родители. А также нормами закона, которые его якобы оправдывают. При этом утверждает, что его признание и показания были сделаны «под давлением оперативников», которые его «били». Чувствуется, что общение с адвокатом пошло Алексею М. (имя изменено. – С.Б.) явно на пользу. Он «усвоил материал», умеет его подать, психологически гибок. И неожиданно прозвучало то, что он, оказывается, ученик Турунтаевской спецшколы восьмого вида для умственно отсталых детей. Мне же, наоборот, ребенок показался юридически одаренным. И не скажешь, что в этой сфере он от своих сверстников в чем-то отстал.

Так может быть в наших «школах для дебилов» учатся на самом деле вполне обычные в умственном отношении дети, которых не справившиеся с ними педагоги просто «сбагрили» в «коррекционную» школу?

Обычные дети

Виктор Воропаев, директор специальной коррекционной школы-интерната №2 VIII вида, расположенной в Улан-Удэ на улице Дальневосточной, не отрицает, что процентов пятьдесят его воспитанников (всего в спецшколе содержится 191 ребенок) – это обычные дети. Просто очень «запущенные» – некоторые до поступления в эту школу не умели читать и писать. Доктора, как водится, нашли у них «легкую степень дебильности», которая позволяет заключить ребенка в это своеобразное гетто.

Школа–интернат для умственно отсталых детей VIII вида находится в здании бывшей школы-интерната для глухих и слабослышащих детей на улице Дальневосточной, 1, в районе Комушки. Прежние обитатели этого здания пять лет назад после пертурбаций и череды объединений и слияний разных образовательных учреждений в системе образования Бурятии покинули это здание, переселившись на улицу Мокрова. А сюда, в новое для себя и более вместительное здание, въехали воспитанники школы для «умственно отсталых» детей, которая раньше находилась в поселке Стеклозавода.

Все включено?

Виктор Воропаев уже 25 лет работает в этом здании по ул. Дальневосточной. Раньше он возглавлял школу для глухих и слабослышащих детей, которая до недавнего времени там располагалась, а последние пять лет он директор спецшколы VIII вида. Школа находится в непосредственном подчинении Минобразования Бурятии. В ремонт школы и в оснащение ее оборудованием уже вложены миллионные средства. В большом по площади трехэтажном здании, где расположены учебный и жилой корпуса, поставили новые пластиковые окна (по программе энергосбережения), реконструирован актовый зал, оснащены новым оборудованием специальные кабинеты, спортивный и тренажерный залы, компьютерный класс, который остался еще от «школы глухих».

Тем не менее республиканские власти, в частности, глава республики Вячеслав Наговицын, почему то не видят будущего у этой спецшколы. Главная идея планируемых в будущем пертурбаций основывается на концепции «инклюзивного образования», т.е. совместного (включенного) обучения детей-инвалидов и здоровых детей. Предлагается распределить детей обратно в общеобразовательные школы, а интернат закрыть.

Таким образом, по мысли реформаторов, и волки будут сыты, и овцы целы. Дети отсталые будут счастливо учиться вместе со своими обычными сверстниками, создавая «толерантное» общество без «гетто для дураков». А в отремонтированное и реконструированное здание смогут въехать, например, сотрудники какой-нибудь чиновничьей структуры.

Объединил компьютер

– Наша школа – единственная среди школ VIII вида в Бурятии, где дети обучаются компьютерной грамотности, – рассказывает директор школы Виктор Воропаев. – Мы здесь оставили от школы для глухих компьютерный класс и в качестве эксперимента включили ОКГ (учебный предмет «Обучение компьютерной грамотности». – С.Б.) в список обязательных предметов. Хотя раньше были сомнения относительно того, как умственно отсталый ребенок будет осваивать компьютер! Ведь даже некоторые учителя его пока не освоили. И вот теперь у нас предмет ОКГ – любимый у наших детей. Они составляют свое портфолио, заходят в Интернет, общаются по скайпу, пользуются электронной почтой. Сейчас мы начали закупать ноутбуки, уже практически в каждом классе у нас компьютер стоит! Здесь нивелируется разница между обычными детьми и нашими воспитанниками.

Детей в школе все-таки оберегают от Интернета. Доступ в манящую «мировую паутину» для них практически закрыт. В учебных классах можно зайти лишь на сильно ограниченное количество сетевых ресурсов, практически только на электронную почту. Все социальные сети, включая популярную сеть «ВКонтакте», закрыты.

Оптимизировать нельзя оставить

Сам Виктор Воропаев против инклюзивного образования ничего не имеет. Наоборот, он считает полезным совместное обучение большей части его подопечных с обычными детьми.

– Мы сейчас занимаемся тем, что готовим ребенка к обществу, а они (ссылается на европейский опыт. – С.Б.) готовят общество к ребенку! – говорит Виктор Воропаев. – То есть в обычной школе, например, в Германии, дети воспринимают такого ребенка как своего. К чему и мы сейчас идем путем инклюзивного образования. Но у нас есть проблема в обществе. Многие родители против этого. Они говорят: «А почему наши дети будут вместе с дебилами учиться?!». То есть, родители нормальных детей пока не готовы.

У сторонников сохранения спецшкол свои аргументы. Они сводятся к тому, что на практике и «умственно отсталые» дети не получат в обычных школах условий для лучшего развития. А «умные» дети могут потерять интерес к учебе. Ведь воспитанникам спецшкол нужно уделять больше времени и внимания, а общеобразовательные школы в процессе многочисленных объединений переполнены.

– У нас есть дети, которые просто не запоминают учебный материал – прочитал и забыл (а в вузах разве такого нет? – С.Б.). Некоторые вообще не могут читать. Чтение для них тяжелый труд, они его всячески избегают. Поэтому у нас есть целая программа вовлечения их в трудовую деятельность. Много времени уделяется занятиям спортом. В целом мы даем программу на уровне 9-го класса, и основное наше направление – трудовое обучение.

«Ими гордится школа»

В каждой школе, особенно имеющей продолжительную историю, есть стенд с портретами знаменитых выпускников – героев, летчиков, ученых. «Ими гордится школа» – написано на таких стендах. В коррекционной школе №2 VIII вида в Улан-Удэ такого стенда нет, но гордиться школе есть кем.

Впрочем, многие выпускники, да и те, кто сейчас учатся здесь, стараются это не афишировать, стесняются. Такова специфика: учителям все благодарны, но о том, где учились, не говорят. Сами учителя и воспитатели в спецшколе к этому привыкли и относятся с пониманием. Сейчас большое количество выпускников школы учатся в обычных профессиональных лицеях, некоторые поступают в техникумы. Бывали случаи, когда бывшие ученики проходили службу в Российской Армии, хотя юноши с диагнозом «умственная отсталость», в принципе, служить не должны. Но жизнь сложнее этих правил.

– На этой неделе мы отмечали 40-летие школы, собирали в новом актовом зале, центре досуга, наших ветеранов-педагогов, выпускников. Для них наши дети подготовили концерт, показали себя во всей красе. Педколлектив школы сложился давно, у нас много опытных учителей и воспитателей, которые по многу лет работают с такими детьми. Есть и молодые коллеги, психологи, дефектологи, окончившие наши и иркутские вузы. Средняя зарплата учителей и внеклассных педагогов сейчас сравнялась и составляет 25 тыс. рублей в месяц. То есть разница с тем, что было пять лет назад, существенная, – рассказал директор школы Виктор Воропаев.

Сегодня будущее школы под вопросом. Будет ли она отмечать свое 50-летие в этом удобном и реконструированном здании или подвергнется модной ныне «оптимизации»?

Сколько коррекционных школ в Бурятии

Напомним, что в начале 2000-х годов из названий спецшкол исчезли определения типа: «для глухих», «для слепых», «для умственного отсталых» и т.д. В то время такие школы стали называть не «вспомогательными», а «коррекционными» и разделили на 8 видов:

- в коррекционных школах I и II вида учатся дети-инвалиды по слуху: глухие и слабослышащие (позднооглохшие);

- III и IV видов – дети-инвалиды по зрению: слепые и слабовидящие;

- V вида – дети с нарушениями речи (заиканием);

- VI вида – с нарушениями опорно-двигательного аппарата (ДЦП);

- VII вида – с задержкой психического развития;

- VIII вида – умственно отсталые дети.

Всего в Бурятии существуют 12 специальных коррекционных школ, из которых 8 школ относятся к VIII виду. Это школы в Улан-Удэ (две школы), Закаменске, Кабанске, Турунтаеве, Новой Бряни (Заиграевский район), Ирое (Селенгинский район) и Галтае (Мухоршибирский район).

В остальных четырех спецшколах Улан-Удэ учатся дети-инвалиды по слуху (школа-интернат I-II вида, ул. Мокрова, 18); по зрению (школа-интернат III-IV вида, ул. Чкалова, 23); с нарушениями речи (школа-интернат V вида, ул. Гармаева, 46) и с задержкой психического развития (Республиканский центр психолого-медико-социального сопровождения», ул. Гагарина, 28а). Таким образом, в Бурятии нет только школы-интерната VI вида для детей с ДЦП и другими нарушениями опорно-двигательного аппарата.

Из школьных сочинений

Для подопечных Виктора Воропаева популярными персонажами являются пионер-партизан Леня Голиков, шолоховский Андрей Соколов и другие «сказочные герои».

– Я, как и все мои сверстники, даже мои бабушка с дедушкой, не знают войны. Не знал и не хотел войны пионер-герой Леня Голиков. …Был в его жизни бой, который Леня вел один на один с фашистским генералом. Граната, брошенная мальчиком, подбила машину. Из нее выбрался гитлеровец с портфелем в руках и, отстреливаясь, бросился бежать. Леня – за ним. Почти километр преследовал он врага и, наконец, сразил его. В портфеле оказались очень важные документы, которые партизан немедленно переправил самолетом в Москву, – пишет Дима Лужный, ученик 9 класса.

– Не смогли фашисты сломить его (героя рассказа М. Шолохова «Судьба человека» – С.Б.), превратить в скотину, как ни старались. Ему удалось бежать из плена. …В последние дни войны немецкий снайпер убил сына. Андрей Соколов и после войны проявил мужество. Он усыновил сироту, потерявшего на войне родителей, и поэтому сам захотел жить, – написала в сочинении девятиклассница Оля Цыденешеева.

Впрочем, в свою школьную газету дети пишут и о своем счастливом детстве.

– После трудовой практики мы с классом выехали на природу в район Верхнего Саянтуя, – пишет в своей репортерской заметке в рубрике «Наши будни» Саша Трескина, ученица 7 класса. – Погода была замечательная, светило жаркое солнышко, дул теплый ветерок. Мы расположились на такой красивой полянке! Вокруг этой полянки находились деревья. Рядом протекал небольшой ручеек. От всего этого у нас было прекрасное настроение! Мы поиграли в разные игры, потом вкусно поели и отправились на экскурсию. Нашли много интересных мест – разные полянки, которые оборудованы столиками и местами для разных игр.