Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

С культурой в республике не заладилось при Наговицыне, который после неоднозначного назначения министром культуры Юлии Ангаевой вывел в белый свет кандидатуру сына бывшего главы Курумканского района Гомбожапа Цыбикова. Говорят, что экс-глава этого района, якобы являющийся одноклассником председателя Народного Хурала Бурятии Матвея Гершевича, усиленно проталкивал сына в министры. Если это и так, то перед нами еще один пример клановой солидарности. Причем явно в ущерб развитию культуры Бурятии.

С тех пор (был назначен министром культуры Бурятии в марте 2009 года) Тимур Цыбиков зарекомендовал себя как самый скандальный министр после Александра Манзанова, который в настоящее время находится в СИЗО.

Первый из громких «культурных» скандалов случился после назначения молодого режиссера Олега Юмова в августе 2009 года худруком в театр русской драмы. Его коллектив не принял. И какие были страсти из-за этой явной кадровой ошибки. Кстати, в то же время молодой министр культуры навязал этому же театру постановку спектакля Толстого «Плоды просвещения». При постановке спектакля фигурировали огромные гонорары. А спектакль после той постановки не закрепился в репертуаре театра.

Следующий скандал был связан с еще одним назначенцем Цыбикова – худруком Театра оперы и балета Антоном Лубченко (назначен в сентябре 2010 года). Год работы его в театре обернулся грандиозным скандалом. Группа работников театра вышла с жалобами на «критическую ситуацию в театре». Они оценивали поведение худрука, как «неадекватное», и заявляли, что «худрук флагмана культуры нашей республики Антон Лубченко своим откровенным хамством нанес публичное оскорбление народам, проживающим в Республике Бурятия, обозвав всех жителей Бурятии «быдлом», «свиньями» и «баранами». В письме работники театра писали: «то, что вытворяет этот прожженный циник и матерщинник в стенах театра, как оскорбляет коллег – трудно описать нормальным человеческим языком». А после всего Минкульт республики скромно резюмировало, что срок контракта с Лубченко истек и не был продлен.

В рамках госзаказа Лубченко ставил классику бурятской культуры оперу «Энхэ-Булат Батор». Ставил, варварски изменив партитуру Фролова. Говорят, что выдирал листы и громко хохотал над этой музыкой. И спектакль не закрепился в репертуаре оперного театра. А где еще одно детище Лубченко «Замбулинг»? Этот спектакль, который планировался как национальное бурятское произведение, таковым и не стал, хотя тоже получил бюджетное финансирование. Где произведения Лубченко – In tandem и Souvenir du Bach?

Следующий суперспектакль на государственные деньги – «Летучий голландец» Вагнера, который новый худрук театра Азат Максутов называл «кровавым», поскольку труппа театра была не в силах его вытащить, тоже больше не идет в театре. Ставили его при помощи оркестра из Иркутска, приглашенных артистов, потратили миллионы рублей. Претендовали на премию «Золотая маска», а закончилось все пшиком.

Затем скандал с увольнением худрука Максутова, которого буквально выбросили из театра. Хотя, надо заметить, что как раз он и является прекрасным специалистом, просто, вероятно, мешал разным махинациям. И не одобрял постановки «Летучего голландца», так как видел довольно неважное положение труппы, к примеру, неукомплектованный кадрами оркестр (30 с лишним музыкантов вместо 65).

Согласно уставу любого театра, государственные органы не должны вмешиваться в театральные дела. Однако этот принцип в Бурятии перестал работать после появления на посту министра культуры Тимура Цыбикова, который явно поставил своей целью подчинить себе театры напрямую. Он буквально навязывал театрам своих постановщиков – того же Лубченко, чуть ли не артистов расставлял по ролям в своих «суперпроектах» с солидным финансированием. Ни один из перечисленных спектаклей, навязанных министром, не прижился. А ведь это просто растрата огромных бюджетных средств. И мы еще не говорим о странном освоении этих средств в ходе подготовки спектаклей.

В марте 2011 года директором театра оперы и балета им. Цыдынжапова министр Цыбиков назначил Аюну Цыбикдоржиеву. А в апреле того же года новым директором театра бурятской драмы им. Хоца Намсараева стал Доржи Балданов. Назначение Балданова стало еще одной кадровой ошибкой министра, ведь театр попросту не развивался, а стагнировал. Недавно Балданов тихо покинул театр бурятской драмы.

Такой же ошибкой, видимо, являлось и назначение Цыбикдоржиевой, при которой театр начал катастрофически терять артистов, репертуар и финансы. Так, недавно работники театра якобы направили в правоохранительные органы некое письмо, в котором сообщалось, что в финансах театра образовалась «дыра» в размере 15 млн руб., а может, и больше. Из-за этого, видимо, в целях экономии средств был объявлен простой для работников театра. Хотя работники при этом работали над постановкой «Аиды». Затем якобы персонал театра был переведен на 2/3 оклада. Также якобы театру вдруг понадобился кредит как раз в объеме 15 млн.

Можно продолжать и продолжать перечислять промахи и ляпы министра культуры Цыбикова. Любого другого давно бы уже уволили раз 20. Но в Бурятии «культурное бедствие» продолжается, как говорится, стыдно, но интересно.