Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Напомним, что ползучее вытеснение «национально-регионального компонента» из школ в республиках России идет с начала нулевых годов. А в 2007 году был принят ФЗ № 309 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части изменения понятия и структуры государственного образовательного стандарта», понятие «национально-региональный компонент» в образовании.

С этого времени из всех учебных планов были исключены предметы «регионального компонента» по истории и культуре Бурятии, а в 2011 году с первого класса в школах республики был введен перессоривший всех Федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС). Из всех предметов «национально-регионального» компонента тогда сохранился только родной язык. И вот ровно год назад дошла очередь и до национальных языков республик Российской Федерации. В 2012 году, с возвращением Владимира Путина на пост президента России в Госдуму поступил проект ФЗ «Об образовании», который фактически запрещал бы обязательное обучение языков национальных республик.

Однако в начале декабря 2012 года сразу в нескольких республиках Поволжья (Татарстане, Чувашии, Башкортостане) прошли эмоциональные общественные акции в защиту государственных языков республик. В результате полностью отменить их обязательное обучение Москве не удалось. 29 декабря 2012 года президент России Владимир Путин подписал новый ФЗ «Об образовании», в котором все-таки закрепляется обязательное обучение языков национальных языков.

Так в ст. 14 («Язык образования») говорится, что «в государственных и муниципальных образовательных организациях, расположенных на территории республики РФ, может вводиться преподавание и изучение государственных языков республик РФ в соответствии с законодательством республик РФ». Оговорено, что «преподавание и изучение государственных языков республик РФ в рамках имеющих государственную аккредитацию образовательных программ осуществляются в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, образовательными стандартами».

Нужна ли сегрегация в образовании?

Эти положения, кстати, почти слово в слово перешли в последний по счету проект изменений республиканского закона об образовании. Чем же объясняется нездоровый ажиотаж вокруг принятия нового республиканского закона «Об образовании», который уже окрестили «антибурятским»?

Ключевыми формулировками, которые вызвали у общественности явный страх за будущее бурятского языка, являются следующие положения ФЗ, перекочевавшие в проект нового закона «Об образовании» Бурятии.

В первую очередь гражданских активистов, вышедших на пикеты в защиту родного языка, и членов Общественной палаты Бурятии, внесших свои поправки к предлагаемому закону, смущает следующее обстоятельство. Самый последний абзац ст. 14 ФЗ о том, что «язык, языки образования определяются локальными нормативными актами организации, осуществляющей образовательную деятельность по реализуемым ею образовательным программам» (этот абзац идет после положения о возможности получения образования на иностранном языке и по логике текста относится к иностранным языкам) в республиканском законе перенесен в начало аналогичной статьи о языках образования, и, соответственно, прочитывается совсем иначе. Так, как будто бы вопрос о том, преподавать или не преподавать какой-либо язык в школе (в том числе, кстати, и государственный язык РФ) должен решаться самой школой!

Опасность подобной манипуляции заключается в том, что бурятский язык могли бы запросто запретить преподавать в школах «по решению коллектива школы и родительской общественности». Другим следствием такого прочтения закона может стать начало «сегрегации в образовании» в Бурятии. Если представить, что общеобразовательные школы, где количественно преобладают русские дети, под в влиянием таких «активистов» откажутся от изучения бурятского языка, то это может привести к тому, что родители детей-бурят, которые захотят, чтобы их дети все-таки изучали этот язык, начнут отдавать своих чад в те школы, где бурятский язык изучается.

Мы можем встать перед тем фактом разделения школ по национальному признаку. Кто же хочет разделить и поссорить бурят и русских?

Властный «нехочуха»

Вторым спорным положением, перешедшем из действующего ФЗ «Об образовании» в проект республиканского закона, является пункт о том, что получение образование на государственном языке РФ всем гражданам гарантируется. А вот выбор языка обучения и воспитания «гарантируется» только в «пределах возможностей, предоставляемой системой образования». На практике это оборачивается тем, что стоит только уволить из школы учителей родного языка (бурятского, к примеру), то учить на нем детей уже не обязательно, поскольку «возможности отсутствуют».

Перед новым учебным годом (ФЗ «Об образовании» начал действовать с 1 сентября 2013 года) в Бурятии многим учителям бурятского языка пришлось уйти с работы, другим было сокращено число учебных часов. В итоге все банально сводится к желанию или нежеланию местных властей предоставлять возможность детям изучать бурятский язык. Грубо говорят, если местная власть в селе, районе, городе или в республике хочет, чтобы бурятский язык изучался в школах, он будет изучаться. А если начальник не хочет, то тогда легко найти объяснение в рамках «федерального тренда», мол, «нет возможности».

Все за бурятский язык

Пикеты гражданских активистов в защиту бурятского языка перед началом сессии, несколько общественных акций (слушания в Общественной палате республики, конференция, организованная буддистами Бурятии, выступления в прессе и социальных сетях), накалившие атмосферу вокруг принятия судьбоносных (в отрицательном смысле) изменений в закон «Об образовании» Бурятии, сказались и на настроениях депутатов.

Многие из них, несмотря на то, что министр образования республики Алдар Дамдинов сразу же предложит сейчас не принимать касающиеся языков образования изменения в ст. 11, а перенести обсуждение на февральскую сессию, высказались на эту тему достаточно пространно. Кроме нынешних «тузов» в парламенте (Бориса Базарова, Бато Семенова, Степана Калмыкова), выразивших свою тревогу за будущее «исчезающего» бурятского языка, которым сегодня активно пользуются менее 50% бурят (по данным члена-корреспондента РАН Бориса Базарова, 43,6 %), выступили и Сергей Мезенин, и Игорь Марковец. Знаменитый тренер по ушу, принесший Бурятии славу в спорте, и здесь показал, что бросать друзей в беде нехорошо.

- Язык титульной нации у нас является государственным языком. Это наша гордость, поэтому его надо обязательно изучать! Чтобы наши дети, независимо от национальности, здесь в Бурятии и, выезжая за пределы республики, могли разговаривать на бурятском языке, - сказал в своем выступлении депутат Игорь Марковец.

Высказывание главы Бурятии Вячеслава Наговицына тоже, как будто бы, свидетельствует о его желании сохранить обязательное изучение бурятского языка в школе.

- Сегодня федеральное законодательство не позволяет нам впрямую принять решение обязать всех граждан изучать бурятский язык, вот так, единой строчкой, - сказал депутатам глава Бурятии. – Но мы должны быть более разумными, найти другие формулировки, другие подходы для того, чтобы это стало возможным!

Корреспондент «Новой Бурятии» заглянул в глаза министру образования Бурятии Алдару Дамдинову. Попавшему, кстати, в весьма щепетильную ситуацию и могущему навсегда снискать себе славу «предателя родного языка». Справедливости ради надо отметить, что в молодом министре чувствуется искренняя эмоция - желание не дать исчезнуть бурятскому языку. Сегодня он, ввиду невозможности сопротивления воле Москвы, скорее всего, будет делать упор на сохранении и расширении тех самых «возможностей, предоставляемых системой образования» в обучении родному языку, о которых говорилось выше.

До февраля!

Ключевым положением в предлагаемом законе, на основе которого можно проводить обучение второму государственному языку Бурятии, является следующее положение:

- В соответствии с Конституцией РФ, ФЗ «Об образовании в РФ», Конституцией Республики Бурятия в образовательных организациях, расположенных на территории Республики Бурятия, обеспечивается преподавание и изучение государственных языков Республики Бурятия… Преподавание и изучение бурятского языка как государственного языка Республики Бурятия осуществляется в республиканских государственных и муниципальных образовательных организациях, в рамках имеющих государственную аккредитацию образовательных программ в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами.

Что же касается опасного положения о том, что «языки образования определяются локальными нормативными актами организации, осуществляющей образовательную деятельность», то в заключении Общественной палаты Бурятии на проект закона «Об образовании» его предлагается вообще исключить.

Какие формулировки и походы Вячеслав Наговицын и Алдар Дамдинов найдут в феврале?