Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Прошедший год был непростым для главы республики Вячеслава Наговицына и мэра Улан-Удэ Александра Голкова. Оба стояли в одном шаге от отрешения их от должности. На выборах в Народный Хурал стремительно теряющая свой вес партия «Единая Россия» набрала на 20% голосов меньше, чем на выборах 2007 года (2013 год – 43,3%, 2007 год – 62,8%), но продолжает доминировать в парламенте Бурятии.

Политиком января стал мэр Улан-Удэ Александр Голков. Перед Новым годом он сам был избран по новой системе (из числа депутатов горсовета) городским головой, а затем убрал своего главного политического соперника, экс-мэра Геннадия Айдаева, лишив его обещанного поста сити-менеджера.

В январе же началась судебная «атака на мэра», которая возбуждала политических наблюдателей в течение всей первой половины 2013 года. Первыми эту атаку начали бурятские коммунисты, которые сразу после новогодних каникул обратились в Советский районный суд с требованием признать незаконным постановление горсовета об избрании Голкова мэром столицы Бурятии.

В дальнейшем к кампании против Голкова в различных судах присоединились предприниматель, в прошлом кандидат в мэры Василий Устинов и депутат горсовета Андрей Ларионов. Первые четыре месяца 2013 года горожане ожидали, чем же закончатся судебные баталии вокруг возможного отрешения от должности Александра Голкова и вероятного назначения новых выборов мэра Улан-Удэ в сентябре, вместе с выборами Народного Хурала Бурятии. В результате нынешнему мэру удалось сохранить за собой свой пост, завоеванный им в острой, на грани фола, политической борьбе.

Политик февраля 2013 года – бывший мэр Улан-Удэ Геннадий Айдаев. После фиаско на выборах сити-менеджера (пост достался «техническому кандидату» Евгению Пронькинову) Айдаев после консультаций с лидером партии «Гражданская платформа» Михаилом Прохоровым сменил политическую ориентацию. Бывший мэр 5 февраля заявил о том, что «приостанавливает» свое членство в «Единой России» и будет участвовать в выборах в депутаты Народного Хурала при поддержке «ГП».

В дальнейшем он возглавил партсписок «ГП» на выборах в парламент республики. Политические наблюдатели записали его в главные конкуренты Матвея Гершевича в будущей борьбе за пост спикера Хурала. Айдаев заявил о своем участии в выборах по одному из одномандатных округов, расположенных на территории Улан-Удэ. Однако позже он отказался от борьбы на округе. В результате участие в выборах стало для Геннадия Айдаева еще одним ударом, после которого последовал закат его политической карьеры. Партия Прохорова, обещавшая составить в Хурале новую фракцию минимум из 10-ти человек, набрала на выборах всего 4,03 % голосов и в парламент республики не прошла. Айдаев остался фактически за бортом бурятской политики.

Политиками марта 2013 года в Бурятии стали пандито хамбо-лама Буддийской традиционной сангхи России (БТСР) Дамба Аюшеев и депутат Госдумы РФ Михаил Слипенчук.

Глава БТСР Дамба Аюшеев находился в тени управляющего Улан-Удэнской и Бурятской епархией РПЦ МП епископа Савватия (Антонова), играющего «симфонию власти и церкви» в дружественном дуэте с главой Бурятии Наговицыным.

Однако в этом году Дамба Аюшеев увеличил свой политический вес, приняв в своей резиденции целый ряд авторитетных федеральных и международных политиков, включая президента РФ Путина. Дорогу в Иволгинский дацан за благословением от «вечно живого» Хамбо-ламы Даши Доржо Итигэлова проложил в марте этого года известный международный посредник, президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов. Сойдя с трапа своего самолета, Илюмжинов направился не на встречу с Наговицыным, а нанес визит в резиденцию главы БТСР Дамбы Аюшеева. Месяцем позже такой же «дорожной картой» воспользовался и президент России.

Депутат Госдумы Слипенчук отличился в марте 2013 года тем, что активно занимался лоббированием в парламенте страны очень важного для Бурятии и Иркутской области законопроекта «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросу Байкальской природной территории». Как написал в письме депутатам Народного Хурала Бурятии сам Михаил Слипенчук, за продвигаемый им закон в первом чтении проголосовало 440 депутатов Госдумы России, включая, кстати, и другого депутата от Бурятии, коммуниста Вячеслава Мархаева.

Согласно инициированным Слипенчуком изменениям в ФЗ о Байкале и Водный кодекс РФ, которые были приняты Госдумой позже, теперь запрещается сбрасывать в Байкал промышленные стоки без ограничения по срокам, объему и содержанию, а также осуществлять захоронения в Центральной экологической зоне (ЦЭЗ) Байкала промышленных отходов любого класса опасности, включая радиоактивные и высокотоксичные. Этот закон, принятый в пику другу Путина, российскому олигарху и владельцу БЦБК Олегу Дерипаске, запретил размещать в ЦЭЗ Байкальской природной территории отходы I-III классов опасности. Кроме того, был наложен запрет на захоронение любых отходов в водоохранной зоне озера Байкал. В конце 2013 года главный отравитель Байкала, БЦБК, прекратил свою работу.

Политик апреля 2013 года – депутат Госдумы РФ Вячеслав Мархаев, опубликовавший в «Новой Бурятии» свое письмо президенту страны Владимиру Путину, с которого началась атака уже на главу Бурятии Вячеслава Наговицына. «На мой взгляд, в Бурятии существуют не только коррупционные проявления, но и тенденции перерождения государственной власти во власть криминальную», – написал Мархаев.

В письме Мархаева на основе документальных материалов приводились факты коррупции, имевшие место в период нахождения у власти Наговицына, нецелевого и неэффективного использования федеральных бюджетных средств на строительство объектов и закупку оборудования. Писалось о срыве госпрограммы поддержки предприятий АПК Бурятии, когда из-за аферы с коммерческой агролизинговой компанией РАЛИК Бурятия не смогла получить 3,3 млрд рублей на реализацию трех региональных экономически значимых программ по увеличению производства сельхозпродуктов (молока, мяса, картофеля и овощей).

Кроме того, в письме депутата приводились факты хищений госсредств и нахождения на высоких постах в правительстве и в администрации главы Бурятии «руководителей, имеющих уголовное прошлое», в частности, руководителя администрации главы и начальника предвыборного штаба «Единой России» Петра Носкова. По мнению Мархаева, «в практике деятельности госорганов коррупция и криминал становятся обыденным делом», что «подрывает авторитет государственной власти».

В апреле же сотрудниками УФСБ по РБ был арестован экс-сотрудник Минсельхоза РБ Виктор Павлов, обвиненный в хищении госсредств (15 млн руб.) с использованием фиктивных документов, подписанных министром Александром Манзановым. Павлов был осужден за хищение, а затем под арестом оказался и сам министр сельского хозяйства.

Приезд в республику 11 апреля 2013 года президента РФ Владимира Путина, который, помимо визита в Иволгинский дацан, провел в Улан-Удэ заседание президиума Госсовета по проблемам лесного комплекса России, добавил седых волос главе РБ Наговицыну. Впрочем, публичной порки и увольнения бурятского «гулвы» не случилось.

Политиком мая 2013 года стал сам Наговицын. Его пресс-служба в мае неожиданно распространила сообщение о том, что Бурятия, несмотря ни на что, «лидирует по темпам экономического роста среди субъектов СФО»! Кроме того, он в конце мая торжественно открыл новое здание лучевой терапии Республиканского онкодиспансера, строительство которого стало предметом проверок со стороны правоохранительных органов. Прокуратура РБ и Управление ФСБ РФ по РБ проводило проверки на предмет имеющихся финансовых нарушений, неэффективного использования госсредств при закупке оборудования, а также возможных нарушений норм радиационной безопасности при строительстве корпуса лучевой терапии.

При открытии корпуса, куда были установлены два дорогостоящих линейных ускорителя электронов Clinac 2300 стоимостью 360 млн рублей каждый (реальная цена колеблется от 160 до 190 млн руб.), Минстрой РБ, который вел этот проект, заявил о том, что, согласно экспертному заключению Санкт-Петербургского НИИ радиационной гигиены имени Рамзаева, никакого превышения санитарных норм в помещениях корпуса лучевой терапии и на территории онкодиспансера за стенами здания нет.

В июне на звание политика месяца претендовали все те же – депутат Госдумы Слипенчук и глава РБ Наговицын. Михаил Слипенчук на этот раз был отмечен в двух знаковых для Бурятии событиях. В июне общественность Бурятии узнала о том, что Роснедра после запросов экологов приостановили действие лицензии на разработку Холоднинского цинкового месторождения на севере Байкала, принадлежащей компании «Метрополь». Напомним, что Холоднинский ГОК – одно из 8-ми работающих в центральной экологической зоне Байкала предприятий (включая БЦБК), деятельность которых там запрещена.

В июне 2013 года агентство Роснедра сообщило в дирекцию программ «Гринпис-Россия» о том, что на основании акта проверки Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по РБ лицензия на разработку Холоднинского месторождения приостановлена до 2015 года. По оценкам «Гринпис» и БРО по Байкалу, в дальнейшем, возможно, последует отзыв этой лицензии.

Однако Слипенчук сообщил о том, что «дочка» «Метрополя», компания «Металлы Восточной Сибири» (МВС, другое прочтение аббревиатуры – Михаил Викторович Слипенчук), завела в Бурятию крупного инвестора из Индии. Госкомпания BHEL намерена инвестировать федеральные средства Индии в развитие Улан-Удэнской ТЭЦ-2.

На сегодняшний день Улан-Удэ получил возможность на индийские долги России (16 млрд руб.) построить вторую очередь своей второй ТЭЦ, перевести город на теплоснабжение от нее, а со временем очистить центр города от промзоны ТЭЦ-1, места захоронения отходов, а также избавиться от «услуг» единого поставщика теплоэнергии для горожан в лице надоевшей всем ТГК-14!

Наговицын же в июне запомнился тем, что в очередной раз рассказал жителям Бурятии о том, что они, оказывается, живут в передовой республике, которая вот-вот вырвется в мировые лидеры по показателям конкурентоспособности.

– Республика Бурятия занимает 18-е место среди регионов России по рейтингу международной конкурентоспособности. А если встроить нас в рейтинг стран мира, то мы в этом рейтинге занимаем 64-ю позицию! – сообщил Вячеслав Наговицын удивленным депутатам Народного Хурала в своем отчете на последней сессии 4-го созыва парламента Бурятии.

В отпускном июле жителей Бурятии неожиданно взбудоражили публикации, содержащие предположения о скором уходе Вячеслава Наговицына с поста главы республики. Споры наблюдателей о том, кто может занять место назначенного Кремлем бурятского «гулвы», свелись к обсуждению двух «реальных кандидатур» – руководителя администрации главы Бурятии Петра Носкова и партийного лидера «Единой России» в Бурятии Владимира Павлова.

Событием августа 2013 года стало начало кампании по смещению Наговицына с поста главы республики с участием федеральных СМИ. Первой ласточкой этой кампании стала августовская публикация под названием «Бурятский мегаскандал» в российской газете «Промышленный вестник», органе СПП России. В этой статье рассказывалось о скандале с так называемой «Операцией «Бухлер» в республиканской программе агролизинга, который привел к потере республикой более 3 млрд руб. из федерального бюджета на поддержку сельхозтоваропроизводителей и угрозе банкротства ведущих агрофирм Бурятии.

Продолжением этого стала статья в «Российской газете», в которой действия Наговицына и его подчиненных названы «аферой», к которой правоохранительные органы «еще вернутся».

Эти публикации появились на фоне весьма неприятного для главы Бурятии решения суда, которым были признаны незаконными приказы ректора ВСГУТУ, связанные с аттестацией и выдачей недействительного диплома специалиста-строителя Сергею Шабалову. Напомним, что тот, занимавший должность начальника УКС Минстроя РБ, приехал в Бурятию из Томска. Публикации, дискредитирующие Наговицына, вызвали шквал негативных комментариев в его адрес в республиканской прессе и еще более резкие статьи на федеральных интернет-ресурсах (в частности, на Компромат.ру), заставившие говорить о том, что коррупционные скандалы вышли за пределы республики.

В сентябре все внимание наблюдателей было приковано к выборам в Народный Хурал Бурятии. Главной сенсацией стало то, что в республиканский парламент не прошли БРО «Гражданской платформы» во главе с Геннадием Айдаевым и БРО ЛДПР. Последнее, кстати, лишилось своего многолетнего лидера Игоря Бобкова, снискавшего себе славу «бурятского Жириновского».

Бобков перед самими выборами был исключен из ЛДПР решением политсовета этой партии и самого Жириновского и выбыл из предвыборного партсписка. Таким образом, ни Айдаев, ни Бобков в Хурал не попали. Эти две партии не преодолели 7-процентный барьер, набрав соответственно 4,03% (ГП) и 6,11% (ЛДПР) голосов избирателей. Основную массу депутатов нового пятого созыва Народного Хурала составили «единороссы» (43,34%), коммунисты (19,37%) и «эсеры» (9,03%). С учетом одномандатников из «Единой России» эта партия сохранила за собой конституционное большинство (более 2/3 депутатов) в парламенте Бурятии.

Главным же возмутителем спокойствия стал руководитель филиала путинского ОНФ Борис Базаров, победивший в острой борьбе на выборах в Баргузинском районе Анну Скосырскую («ЕР»). Базаров на первой же хуральской сессии принял участие в выборах спикера, чуть было не выиграв у Матвея Гершевича, и демонстративно объявил о создании парламентской группы «Народный депутат». Однако впоследствии Базаров усилиями Носкова не был выбран руководителем отделения ОНФ в Бурятии, формирование его депутатской группы застопорилось.

Главным событием октября 2013 года стали возбуждение уголовного дела и арест министра сельского хозяйства РБ Александра Манзанова. Поводом для этого стала афера с получением средств господдержки в размере 15 млн руб. по фиктивным документам. Небольшая компания ООО «Сибирский огород» (руководитель Виктор Павлов, которого раньше называли «правой рукой» Александра Манзанова) подала в правительство Бурятии документы о том, что провела реконструкцию и строительство оросительной системы в Унэгэтэе Заиграевского района и попросила компенсировать ей эти деньги. Минсельхоз РБ перечислил этой компании средства. На самом деле никакой реконструкции сделано не было, и деньги были получены незаконно.

Бывшие подчиненные Манзанова, Виктор Павлов и Артем Зайцев, дали признательные показания, активно содействовали следствию и в результате были осуждены, получив лишь условные сроки заключения. Сам Александр Манзанов к концу года тоже был выпущен из СИЗО-1 под домашний арест, отказавшись, кстати, от услуг московских адвокатов, оплачиваемых, скорее всего, по просьбе нынешних шефов Манзанова, одной из структур группы компаний «Акрополь» сенатора от Ингушетии Ахмета Паланкоева.

Напомним, ГК «Акрополь» зашла в Бурятию с проектами ликвидации накопленного экоущерба в Закаменске и разработки Жарчихинского молибденового месторождения в Тарбагатайском районе РБ. Реализация первого проекта привела к созданию ситуации экологического бедствия в Закаменске, а второй проект в этом году вызвал протесты местного населения, экологов и не получил положительного заключения на общественных слушаниях.

Политиком ноября опять стал Вячеслав Наговицын в качестве героя двух материалов – «Мрачная тень губернатора Наговицына» и «Шейх» Наговицын» в федеральной прессе. После этого он перешел от обороны к атаке почему-то на газету «Новая Бурятия».

Первой акцией Наговицына стала подача иска в суд на статью «Банальное хищение», в которой рассказывается о реакции сотрудников правоохранительных органов на действия самого Наговицына после ареста Манзанова. Впрочем, по двум искам Наговицын и «Новая Бурятия» пришли к мировому соглашению.

В декабре главным политическим событием стал трехтысячный митинг протеста в «бурятском Пикалево», поселке Селенгинск Кабанского района Бурятии, где проживают 15 тыс. человек. Протест против действий собственника Селенгинского ЦКК, одной из структур промышленной империи российского олигарха Олега Дерипаски, вылился в эмоциональные требования отставки российского правительства, национализации комбината и спасения поселка от замерзания.

Бурятской журналистке Аревик Сафарян удалось рассказать о ситуации с Селенгинским ЦКК президенту страны Владимиру Путину на его ежегодной итоговой пресс-конференции в Москве. Сегодня при содействии правительства Бурятии Селенгинский ЦКК обрел нового собственника в лице «Байкальской лесной компании», бизнесмена из Бурятии Евгения Пруидзе, а жители Селенгинска ждут возвращения им долгов по зарплате и нормализации ситуации на этом градообразующем предприятии.