В редакцию «Новой Бурятии» поступило письмо жителей поселка Тулунжа г. Улан-Удэ, в котором они просят опубликовать беды и проблемы поселка.

«Мы обращались к городским властям не раз, но они нас не слышат, поэтому решили обратиться к вам», – пишут они.

Наш поселок Тулунжа начал строится 20 с лишним лет назад вместе с заводом костной муки. Есть Нижняя Тулунжа, соседствующая с поселком Бурвод – их разделяет федеральная трасса, и есть Верхняя Тулунжа, которая скоро соединится с Гурульбой.

Хорошо, что завод этот не работает, это была бы экологическая катастрофа для города, поскольку роза ветров как раз направлена на город.

Нам были выделены участки, и на этом, видимо, как считают городские власти, все вопросы решены – лишь бы была собираемость налогов в городской бюджет. За это время поселок увеличился в несколько раз. Сколько здесь проживает людей, наверно, никто и не скажет, это как скрытая безработица.

При этом первоначальная инфраструктура не отвечает требованиям сегодняшнего дня. В период выборов все кандидаты обещают все сделать и построить. Один кандидат обещал даже газопровод протянуть до Улан-Удэ и все газифицировать. Все эти обещания – заведомая ложь.

Мы просим:
- Построить школу-сад, благо есть брошенные здания;
- Увеличить наш здравпункт, так как один врач принимает и взрослых, и детей. В коридоре негде яблоку – толкучка;
- Построить спорткомплекс;
- Построить тротуары с электроосвещением – от начала Нижней Тулунжи до Верхней Тулунжи;
- Маршрутное такси №19 ходит ужасно плохо, особенно в часы пик по утрам и вечерам.

Добираемся домой с пересадками. Просим навести порядок и здесь.

Мы знаем старую песенку «денег нет» на социальные нужды. Мы знаем, что наш регион дотационный. Люди живут за чертой бедности, зарплаты и пенсии мизерные, а дотации, идущие из центра руководители бедного региона и Народного Хурала рассматривают на свое усмотрение и в свою пользу. Получают зарплаты и пенсии в 20–30 раз больше, чем простые учителя и врачи. За что? Поэтому сидят наши народные избранники, как в рот воды набрали или рот на замке за исключением 3–4 депутатов.