Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Поводом для беседы с экс-директором Бурятского академического театра оперы и балета Людмилой Намсараевой послужило недавнее интервью газеты «МК» в Бурятии» с министром культуры РБ Тимуром Цыбиковым под названием «Деньги делятся на проекты, а не по именам и статусам». Людмила Николаевна высказала «Новой Бурятии» несколько иную точку зрения на состояние и развитие культуры в республике.

– В 2014 году театры продолжат работу в новых условиях оплаты труда. Как, на ваш взгляд, в Бурятии произошел переход на в эти условия?

– В 2011-2013 годы коллективы театров республики адаптировались к новым условиям работы в режиме автономных учреждений. Казалось бы, за эти годы должен быть создан и сохранен мощный базис театральной деятельности – его репертуар. Должны быть запущены механизмы стимулирования оплаты труда артистов, деятелей и работников театра. Созданы организационные условия для наращивания доходной части театра от собственной деятельности. Предполагалось, что театры должны работать слаженно и согласованно на основе стабильного репертуара и должны быть востребованы зрителями повседневно. А как случилось на деле? В театре (оперы и балета. – Ред.) уже с марта 2011 года около 30-ти названий канули в небытие. Согласитесь, это не два и не пять названий.

Казалось, это должно стать предметом серьезного служебного расследования со стороны Минкульта, но, похоже, такой порядок вполне устраивает министра и его команду.

Политика Министерства культуры РБ, возглавляемого Цыбиковым Т.Г., привела к тем результатам, которые имеем. Вот примеры планомерной утраты репертуара нашего театра оперы и балета.

С 2011 года на сцене оперного не идут следующие оперные и балетные спектакли, последние прокаты которых состоялись:

1. А. Бородин. «Князь Игорь» (последний прокат 26.11.2010)
2. П. Чайковский. «Иоланта» (11.11.2010)
3. П. Чайковский. «Евгений Онегин» (28.01.2010)
4. Дж. Россини. «Севильский цирюльник» (12.01.2011)
5. К. Молчанов. «А зори здесь тихие» (27.07.2010)
6. Дж. Верди. «Макбет» (15.04.2010)
7. Дж. Верди. «Трубадур» (17.02.10)
8. Г. Доницетти. «Арлекинада» (01.06.2010)
9. Дж. Б. Перголези. «Служанка- госпожа» (09.11.2010)
10. Н. Римский-Корсаков. «Садко» (27.01.2010)
11. М. Глинка. «Руслан и Людмила» (13.04.2010)
12. В. Бочаров. «Буратино» (11.07.2010)
13. Балет «Юки» (24.11.2010)
14. С. Прокофьев. «Ромео и Джульетта» (19.01.2010)
15. И. Штраус. «Король вальса» (20.07.2010)
16. Д. Шостакович. «Катерина Измайлова» (2008-2009)
17. Дж. Гершвин. «Порги и Бесс» (25.07.2010)
18. Детский спектакль «Вождь краснокожих» (в течение 2009-2010)
19. Мюзикл Л. Барта «Оливер» (26.10.2010)
20. «Алиса в Зазеркалье» (в течение 2009-2010) и многие другие спектакли для детей
21. И. Кальман. «Сильва» (11.02.2009)

Только восстанавливается спектакль "Летучая мышь" спустя три года.

– Неужели эти спектакли не востребованы зрителями? В чем, по вашему мнению, причины их отсутствия в репертуаре? Ведь на подготовку этих спектаклей были затрачены огромные финансы и труд всего коллектива на протяжении многих лет.

– Печально, что не проведено ни одного служебного расследования, не составлены протоколы и акты, не заведены техпаспорта исчезнувших из репертуара спектаклей. А многие из них фактически являлись премьерными, они получили высокую оценку специалистов не только в республике, но и в других городах.

Некоторые спектакли не прошли срока эксплуатации. А руководством театра не было предпринято ни одной попытки провести текущее и капитальное возобновление спектаклей, частичный ремонт декораций, реквизита. Отмечу, что в театральном производстве эти виды работ носят обязательный характер. Рапортуя о высоких доходах, руководство театра не нашло средств на постановку оперы Чайковского «Пиковая дама», ограничившись концертным исполнением без декораций и костюмов. И это несмотря на то, что на постановку оперы был приглашен именитый театральный режиссер, который наверняка не получил удовлетворения от того, что персонажи, навеянные прозой Пушкина, не получили должного воплощения в сценических театральных образах.

Даже в самые трудные годы реконструкции театр сохранял оперу в эскизах народного художника РФ Александра Тимина и достойно представлял спектакль на гастролях.
В наследство от предыдущего периода сегодня в репертуаре осталось не так уж и много – «Лебединое озеро», «Жизель», «Тысяча и одна ночь», «Кармина бурана», «Красавица Ангара», оперы «Сорочинская ярамарка», «Чио-Чио-сан», «Дон Паскуале», "Кармен", "Садко" и др.

И ликвидация основного репертуара обернулась для творческого коллектива и для зрителей необратимыми процессами. Упала производительность труда, поскольку усеченный репертуар не обеспечивает полного объема работы театра, не дает загруженности и занятости труппы. В этих условиях не реализуется творческий потенциал артистов, а зрителям не предоставляется возможность выбора спектаклей в репертуарной афише, исходя из их предпочтений, вкусов и интересов.

Ликвидация и упразднение основного репертуара отразятся на зарплате артистов, так как с 1 января 2014 года нужно зарабатывать собственной деятельностью. Иными словами формирование и распределение фонда оплаты труда (ФОТ, самая большая статья расходов бюджетных средств) должны быть прозрачными. Артисты и художественный персонал должны знать, за что получают зарплату. В связи с установлением 40% стимулирующих выплат нужно только соблюсти три принципа, которые сейчас не выполняются в коллективе театра: 1. невозможно внедрять стимулирующую оплату без норм труда и творческого процесса - это количество спектаклей и репетиций, мало спектаклей, не из чего платить эти выплаты; 2. без возложения полномочий и ответственности на должностных лиц Минкульта РБ, определяющих критерии профессионального уровня и качества; 3. честный и подконтрольный учет рабочего времени.

В результате этих управленческих действий можно закрыть разбазаривание и неэффективность ФОТ. Если министерство неспособно навести порядок в этом главном социальном направлении деятельности театра, тогда зачем во главе отрасли стоят социологи и экономисты?

И какой «культурный продукт» (как любит говорить уважаемый Тимур Гомбожапович) может выкристаллизоваться для большого потока туристов при скудном репертуаре? Спектакль бурятского композитора М. Фролова «Энхэ-Булат батор» в постановке большой творческой команды под патронатом министра культуры РБ не смог набрать оборотов для долгой сценической жизни. Даже несмотря на то, что суммы гонораров и производственных затрат в разы превысили гонорары постановщиков полномасштабной оперы Бизе «Кармен». Напомню, что премьера оперы состоялась 27 февраля 2008 года в период реконструкции здания театра, в самый трудный период театра.

Какие культурные впечатления можно получить жителям и гостям столицы, если в репертуаре практически отсутствуют имиджевые, присущие только бурятскому театру спектакли? А таковым должен был стать посвященный 320-летнему юбилею вхождения Бурятии в состав России спектакль «Энхэ-Булат батор».

Министр культуры Цыбиков Т.Г. по долгу службы обязан был проявить взвешенную и эффективную политику по использованию бюджетных средств. Однако, на мой взгляд, десятки миллионов рублей, выделенных Цыбиковым на проекты А. Лубченко с повторяющимися концертными симфоническими программами ушли «в песок», так и не дав впоследствии эффективных кадровых, экономических и творческих результатов. Только один симфонический концерт в рамках фестиваля «Времена года» принес некоторый доход – 51 тыс. 650 рублей. При этом расходы составили 544 тыс. 488 рублей.

О квалификации Лубченко можно судить по открытому письму заслуженного деятеля искусств РФ дирижера Евгения Шестакова к губернатору Приморского края от 13 августа 2013 года. В нем он определяет Лубченко, как профессионально непригодного. Вот цитата: «Я смотрел и слушал в интернете многочисленные видео- и аудиозаписи А. Лубченко. Только за записи с оркестром оперного театра г.Улан-Удэ его надо лишить права выходить за пульт. Он не смог научить оркестр ритму, чистой интонации, качественному звуку. Достаточно посмотреть концерт №2 Д. Шостаковича для фортепиано с оркестром – это издевательство над гениальной музыкой. Также я смотрел, слушал А. Лубченко как дирижера своих сочинений с разными оркестрами: беспорядочное махание руками невпопад, оркестры играют, стараясь самостоятельно выкрутиться из ситуации с горе-дирижером. Профессионалу смотреть и слушать это невозможно. А. Лубченко был стажером Мариинского театра, но стажировался он не как дирижер, а примерно как тапер-пианист-репетитор в балетном классе».

– Не так давно фамилия министра Цыбикова фигурировала в связи с кадровыми перестановкам в театрах. Что вы можете сказать о них?

– Начинать кадровые перестановки нужно с себя и со своего аппарата. Считаю непоправимым уроном в деятельности чиновников от культуры то, что заместители министра и начальники отделов в Минкульте прежде не являлись руководителями творческих коллективов. Они не несли ответственности за деятельность учреждений, за эксплуатацию зданий и за трудовые коллективы.

Не пройдя школу управленцев и не побывав в «шкуре» руководителя, эти кадры не в состоянии дать оценку, провести трезвый анализ деятельности подведомственных служб. Начальник отдела искусств министерства, занимая до прихода в министерство должность работника театра среднего звена, просто обязана участвовать в экспертизе деятельности специалистов высшего звена, спектаклей и проектов театра. Однако ни в СМИ, ни в служебных документах, ни в публичных выступлениях профессиональная позиция не выражается, нет аналитических заключений и оценок по разным направлениям работы театров. Не работает экспертный совет, и как следствие этого профессиональными разборами спектаклей, творческих проектов, проблем театра занимаются музыковеды, критики, театроведы. Так не лучше ли им выплачивать зарплаты, а не тем госслужащим, которым положено заниматься этим по роду службы?

Согласитесь, что это очень удобная позиция успешной служебной карьеры на протяжении долгих лет. Допуская в своей работе нарушения принципов служебного поведения, замминистра культуры Добрынин С.А. не нашел в себе мужества исполнить решение Октябрьского суда от 17 мая 2012 года и публично извиниться за информацию клеветнического характера. Я как-то спросила Добрынина: «Зачем марать себя?». Ответ был прост, мол, хотел угодить министру. Получается, что ради карьеры можно потерять человеческое достоинство и "растоптать" людей, с которыми сотрудничал десятилетиями.

Государственные чиновники Министерства культуры РБ не способны регулировать правовые и экономические рычаги управления отраслью, так как они далеки от проблем театрального производства и творческих процессов. Система управления отраслью требует реформирования, сокращения в части дублирования функций, четкого определения по закреплению сфер полномочий и ответственности между министерством и учреждениями.

Казалось бы, баснословное увеличение доходной части, о чем неоднократно рапортует министр Цыбиков, предоставляет возможность дать старт международным гастрольным проектам, используя средства от сдачи в аренду зданий. Однако на протяжении трех лет не освоены и не открыты новые международные культурные маршруты в страны СНГ и города России. А это становится актуальным в период становления и развития Таможенного союза.

Даже в трудные времена недостаточного бюджетного финансирования театр (оперы и балета. – Ред.) систематически организовывал гастрольные поездки в Хабаровск, на Украину, в Монголию и Китай, Барнаул и Томск, в Иркутск и Читу. Коллектив театра выезжал в полном составе оперы, балета, хора и оркестра с репертуаром, содержащим в гастрольной афише до 25-ти названий, постоянно и в полном объеме выполнял государственное задание. Культурные впечатления получали как зрители регионов России, так и зарубежья.

– Минкультуры РБ рапортует о высоких доходах отрасли и увеличивающемся количестве гастролирующих коллективов и приезжих артистов. Так ли это?

– В этом никакой особой заслуги министра нет. Гастролирующие артисты шоу-бизнеса, симфонических и камерных оркестров, коллективы театров и звезды профессионального искусства, цирковые коллективы приезжают в Улан-Удэ, благодаря работе продюсерских центров и агентств Москвы и Санкт-Петербурга, других крупных городов. Они прорабатывают маршруты гастролей по всей стране, сами финансирую свои расходы. Определяющим для этих проектов являются хорошо оснащенные театральные залы и концертные площадки, которые в Улан-Удэ отвечают современным возможностям.

Вместе с тем, на мой взгляд, доля объема собственной деятельности государственных учреждений РБ, кроме Русского театра, требует увеличения культурных услуг. А отсутствие в Бурятии своего симфонического оркестра в структуре филармонии делает бессмысленным ее существование, так как она напоминает прокатную площадку. Поэтому хотелось бы услышать позицию министра в организации и работе продюсерских центров в Бурятии.

– Президент Путин критиковал сферу культуры за недостаточное внимание театров к становлению личности детей, подростков и юношества.

– К сожалению, руководство театра оперы и балета не продолжило традиции прежней команды театра по популяризации образовательных и просветительских программ. В настоящее время, насколько мне известно, не разрабатываются абонементы для посещения спектаклей разновозрастными категориями студентов и школьников. Зато проявляются изобретательность и фантазия в организации развлекательных мероприятий.

Так почему же благородная миссия образования и просвещения наших детей не стала приоритетной и главной у руководства и театральных менеджеров при полном равнодушии и отсутствии контроля со стороны министерства? Такая политика не идет на пользу той роли театра, которая отводится государством в формировании личности подростков и юношества.

Людмила Намсараева проработала в отрасли культуры 30 лет, из них 17 лет руководителем театральных республиканских учреждений, возглавляла Бурятский ордена Ленина государственный академический театр оперы и балета имени Г.Ц. Цыдынжапова.