Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Олимпийские игры в Сочи завершились триумфом, который не прогнозировали даже самые смелые аналитики. Скептики посрамлены, патриоты то и дело восклицают "Мы это сделали!". Но, к сожалению, Олимпиада — это не только спорт. Это и грандиозный пиар-проект, который еще далек от завершения, пишет Росбалт.

Если вы постоянно включали олимпийские трансляции, то наверняка заметили, как часто комментаторы повторяли фразы про "новую Россию" и "новых россиян". Нас убеждали - наступила совершенно другая эпоха, где мы лучше, честнее, можем ответить на критику и показываем миру европейскую, цивилизованную страну. Птица-тройка, бал Наташи Ростовой, катание Юлии Липницкой и финальный рывок Антона Шипулина объединили Россию в порыве гордости и патриотизма. Попадание было стопроцентным. Россияне получили грандиозное зрелище, и именно на это рассчитывала власть.

- Долгое время политическая стабильность в нашей стране основывалась на хлебе. Был экономический рост, доходы населения увеличивались, государство могло "покупать голоса избирателей. Но в 2008-2009 годах система начала ломаться, — объясняет научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета Дмитрий Травин. — Хлеб кончился, и теперь придется полагаться только на зрелища. Это тот механизм, с помощью которого можно какое-то время поддерживать стабильность. Олимпиада стала первым глобальным зрелищным проектом новой эпохи. Была предпринята попытка выстроить некую идеологию, которое заставит людей любить государство бесплатно даже при низком уровне жизни. И надо сказать, что первый блин абсолютно не вышел комом. Пусть не на 100% (хоккей нужно вычесть), но на 90% успех был достигнут.

На фоне всеобщего ликования скромно и благодушно хлопал в ладоши президент Владимир Путин. Его лицо россиянам показывали в моменты безусловного триумфа.

- Все это элементы единой конструкции. Если у народа нет хлеба, нужно сплотить его вокруг вождя. Проверенный способ — маленькая победоносная война. А в данном случае — ее имитация. Мы вроде бы сражаемся с другими народами, но не по-настоящему, — отмечает Травин.

С этой точки зрения баснословные суммы, потраченные на Олимпиаду, кажутся оправданными. Да, можно было на какое-то время повысить пенсии, купить квартиры тысяче сирот, но инвестиции в собственный пиар намного более выгодны. Поэтому даже после кризиса 2008 года расходы на Олимпиаду не сокращались, а лишь росли. Чтобы в итоге явить миру созданный с нуля мега-проект.

- Рейтинги телетрансляций фигурного катания были выше, чем рейтинги новогоднего поздравления президента – для России это успех. Трансляции смотрели даже те, кто обычно не смотрит телевизор, — говорит старший научный сотрудник Социологического института РАН Мария Мацкевич.

Однако социолог отмечает, что в плане международного освещения Сочи-2014 не очень удались. Виной тому — контрастные события на Украине. Вице-президент Ленинградской торгово-промышленной палаты Дмитрий Прокофьев соглашается с тем, что как международный пиар-проект для привлечения инвесторов Олимпиада не сработала. Правда, причины этого эксперт усматривает в другом.

- Иностранцы увидели две России. На фоне олимпийских побед вдруг вылез казак с нагайкой, который бьет женщин. И он попадает на все международные каналы, чего уже не поправишь никакими последующими действиями, — отмечает Прокофьев.

Впрочем, для самой России этот эпизод не имел большого значения, потому что телевидение в нашей стране давно создало вторую реальность.

- Люди имеют доступ ко множествам источникам информации, но не хотят ими пользоваться. Основная масса узнает новости из телевизора. И даже если бы мы проиграли по медалям, телевидение бы создало иллюзию успеха. У власти в этом смысле колоссальные возможности. Казак с нагайкой, бьющий девочку, может стать символом современной России за рубежом, но внутри страны обыватель об этом не будет знать. В такой ситуации возможно длительное сосуществование стагнирующей или падающей экономики и триумфа в телевизоре. Поэтому я не удивлюсь, если новый режим Путина будет существовать так же долго, как старый, — рассуждает экономист Травин.

Политтехнологи знают, что ничто так не объединяет нацию, как общие положительные эмоции. Но их эффект развеется даже с учетом десятков духоподъемных фильмов и передач об Олимпиаде, которые мы наверняка еще увидим. Однако Игры были лишь частью одной большой кампании по поддержанию стабильности внутри страны. В 2016 году нас ждет Чемпионат мира по хоккею, в 2018 — Чемпионат мира по футболу, в 2019 году — Универсиада в Красноярске. Возможно, в ближайшее время будет придумано и что-то еще.

Однако ложку дегтя в бочку меда может добавить то, как будет складываться судьба сооружений, на которые потратили столько бюджетных средств. Госканалы уже объяснили нам, что будущее каждого объекта в Сочи продумано, но это пока только теория. Грандиозному проекту на деле придется доказывать свою состоятельность, конкурируя с известными курортами. Теперь уже без улыбчивых волонтеров и оправдания поднебесных цен Олимпийскими играми.

- Все предыдущие зимние Олимпиады проводились на уже раскрученных горнолыжных курортах. И до этого иностранцам никогда не приходило в голову, что в Сочи можно кататься. Горизонт планирования у этого проекта — не год, а минимум лет десять. И одной Олимпиадой тут не отделаешься, — уверен Дмитрий Прокофьев.

По мнению эксперта, говорить о достижении глубинных целей Олимпиады тоже рано.

- Сплотила она общество или послужила точкой раскола – пока ответа нет. Нам казалось, что Олимпиада-80 всех объединила, но что было пять лет спустя? Оказалось, ничего более грандиозного придумать не удалось. Когда политика держится на зрелищах, нужно все время повышать градус. Ставки растут, Олимпиады уже мало. Посмотрим, что придумают для нас в следующий раз.