Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В редакцию «Новой Бурятии» обратилась жительница Улан-Удэ, у которой в 2011 году погиб сын. На него дважды нападал один и тот же преступник. В итоге пострадавший скончался, а преступник, которому мог смягчить статью обвинения молодой следователь Теймур Магомедов, впоследствии скрылся от правосудия. В 2006 году тот же следователь Магомедов, как рассказывают, фактически отпустил подозреваемого в убийстве командира военной части. Вот такой «добрый человек» сейчас является и.о. руководителя службы судебных приставов по Бурятии.

От грабежа к самоуправству

12 апреля 2011 года преступник, проникнув в комнату Ивана Доржиева (имя изменено по просьбе родственников. – Ред.), нанес ему ножевое ранение правого предплечья, избил. Затем он украл ноутбук, телефон и другие вещи. Пострадавший был доставлен в больницу по «скорой помощи» с диагнозом геморрагический шок. Пол в квартире был залит кровью. Через некоторое время Доржиев, находившийся на амбулаторном лечении, упал и разбил голову, получив черепно-мозговую травму. По этому поводу ему провели операцию.

Полиция со скрипом, но привлекла преступника к ответственности. Однако пока велось следствие, Балаев 14 июля 2011 года вновь напал на Доржиева. Как рассказала Доржиева А.Ц. (имя также изменено. – Ред.), мать потерпевшего, преступник «в общей сложности нанес не менее 15-ти ударов по голове, зная, что потерпевший получил закрытую ЧМТ и перенес операцию. Косточки у него не было там». Затем преступник украл новый ноутбук, телефон и другие вещи.

22 августа 2011 года Октябрьский районный суд г. Улан-Удэ рассмотрел уголовное дело по первому нападению в отношении Балаева Н.Б. Оглы по 3-м статьям – ст. 115, ч. 1 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 119 (угроза убийством), п. «в» ч. 2 ст. 158 (кража) УК РФ. Балаев получил срок 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Странно, что суд не рассмотрел материалы по второму нападению, которое Балаев совершил в период следствия. Зато суд принял во внимание положительную характеристику с места работы, хотя мать пострадавшего приводила доказательства того, что характеристика сфальсифицирована, поскольку Балаев на то время был безработным.

21 сентября 2011 года Иван Доржиев скончался. Его мать связывает эту смерть с нападениями Балаева. Тем временем в отношении преступника велось следствие по его второму нападению. Однако, по словам Доржиевой А.Ц., следователь Теймур Магомедов мог изменить статью обвинения со ст. 161 (грабеж), по которой первоначально возбуждалось уголовное дело, на ст. 330 (самоуправство), то есть, получается, что смягчил на менее тяжкую. Суд приговорил преступника по второму нападению к 3 годам лишения свободы и снова условно, с испытательным сроком 2 года.

Доржиева А.Ц. добилась третьего суда. Но Балаев, состоявший на учете в уголовно-исполнительной инспекции, подался в бега. 6 июня 2013 года суд вынес постановление об отмене условного наказания. Преступник должен был получить реальный срок, но он исчез и по сию пору находится в федеральном розыске. УФМС РФ сообщила, что российский паспорт Балаева признан недействительным.

Правосудие по Корану?

Как оказывается, Теймуру Магомедову не впервой так «по-доброму» относиться к преступникам. В распоряжении редакции «Новой Бурятии» оказались материалы о том, как следователь Магомедов Т.Т. фактически отпустил подозреваемого в убийстве в 2006 году.

В 2002 году на ст. Дивизионная было обнаружено тело командира одной из военных частей Улан-Удэ полковника Гоменюка Н.В. со следами насильственной смерти. Уголовное дело долго не двигалось с места, однако в 2006 году в Астраханской области был задержан подозреваемый Маккашарипов Ш.М. Его этапировали в Бурятию. Подозреваемый якобы проходил срочную службу на ст. Дивизионная, у него были неприязненные отношения с убитым офицером, которые вполне могли стать мотивом для нападения и убийства.

Затем в Улан-Удэ приехал родственник Маккашарипова, который имел отношение к одной из силовых структур России. По рассказам источника, пожелавшего остаться неизвестным, этот родственник будто бы настолько сильно повлиял на молодого следователя Магомедова, что тот организовал его встречу с подозреваемым в СИЗО. Там якобы родственник сказал подозреваемому, чтобы тот поклялся на Коране, что не убивал полковника Гоменюка. Маккашарипов это якобы охотно сделал. И, видимо, это и стало основанием для того, чтобы отпустить подозреваемого в убийстве. Так это было или нет, теперь сложно сказать. Однако следователь Магомедов Т.Т. изменил меру пресечения подозреваемому на подписку о невыезде. А затем вынес постановление о прекращении уголовного преследования подозреваемого. Преступление так и не было раскрыто.

С точки зрения права следователь Магомедов в этих двух случаях действовал в рамках своих полномочий, то есть в рамках закона, а вот с точки зрения человеческой? Характерно также, что граждане, которые обращаются в редакцию в связи с публикацией статьи Татьяны Никитиной «Тимур Бурятский» в №4 «Новой Бурятии» от 9 февраля 2014 года, не хотят раскрывать свои имена, опасаясь возможных преследований.