Начало.

18 марта возобновляется после перерыва суд по делу министра сельского хозяйства Бурятии Александра Манзанова. Уже допрошены все свидетели обвинения и изучен ряд документов, представленных государственными обвинителями Даримой Дугаровой и Надеждой Иванютиной. Главной интригой начала судебного следствия стал фактический отказ первых двух свидетелей от своих прежних показаний и подозрения адвокатов Манзанова на то, что следователи Управления ФСБ якобы оказывали давление на свидетелей. Впрочем, своего подтверждения эти подозрения не нашли.

В связи с подозрениями московских адвокатов Александра Манзанова об оказании давления на свидетелей, которое могли оказывать следователи Управления ФСБ России по Бурятии Александр Силин и Олег Ерахаев, всплыла и первая сенсация в ходе судебного разбирательства.

Оказывается, фигурирующие в деле Манзанова свидетели обвинения, сотрудники Минсельхоза Бурятии Юрий Пахомов и Михаил Костриков (временно исполняющий обязанности министра) уже после начала нынешнего судебного процесса вновь вызывались на допрос в ФСБ. Адвокаты Олег Дремов и Елена Карпухина предположили в суде, что на этих свидетелей «оказывается давление», что их пытаются запугать. Сами свидетели Пахомов и Костриков заявили на суде о том, что следователи грозили им возбуждением уголовного дела в том случае, если они будут отказываться от своих показаний в деле Манзанова.

Второе уголовное дело

Однако в ходе допроса другого свидетеля – следователя Управления ФСБ РФ по РБ Александра Силина – выяснилось, что «силовики» действительно уже возбудили еще одно уголовное дело, в котором вновь фигурируют сотрудники Министерства сельского хозяйства Бурятии, в том числе свидетели Юрий Пахомов, Михаил Костриков и подсудимый Александр Манзанов.

– Пахомов один раз, утром 26 февраля, вызывался на допрос в качестве свидетеля по другому, вновь возбужденному уголовному делу, которое находится у меня в производстве. Я являюсь руководителем следственной группы по расследованию этого дела, – сообщил судье Сайдулле Хаджаеву и адвокатам сотрудник следственного отдела УФСБ по Бурятии Александр Силин. – Давления на него я не оказывал и возбудить уголовное дело не угрожал. Костриков тоже один раз вызывался в феврале по тому же делу.

Как оказалось, Управление ФСБ России по Бурятии возбудило уголовное дело по подозрению в мошенничестве и хищении государственных средств в связи с деятельностью коммерческой фирмы из Кабанска, которой руководит известный в районе предприниматель Александр Шавров. Он среди кабанцев имеет репутацию «одноклассника Манзанова». В Кабанском районе его фирма славится своими «успехами» в получении разнообразной и щедрой финансовой поддержки из бюджета Бурятии и России.

В ходе многочисленных проверок деятельности находящегося сейчас под прицелом прокуратуры и ФСБ Министерства сельского хозяйства Бурятии обнаружился следующий интересный факт. Согласно платежным документам, «возмещение затрат» на несколько десятков миллионов рублей на реконструкцию осушительно-оросительной системы в Кабанске (общая площадь ООС – 400 га, общий объем финансирования на 2012-2014 годы – 100 млн рублей) фирма Александра Шаврова получила раньше, чем эти самые «затраты» были произведены.

То есть следователи подозревают, что в нарушение установленного порядка получения бюджетных субсидий на возмещение затрат кабанская компания БТПК, не потратив собственных денежных средств, чудесным образом сначала получила от возглавляемого Александром Манзановым Минсельхоза Бурятии эту субсидию, а потом уже вложила их в реконструкцию Кабанской оросительной системы. Пока обвиняемый по этому делу персонально не определен, а само уголовное дело возбуждено по факту нарушения. Станет ли Александр Манзанов обвиняемым по новому делу, и дойдет ли оно до суда, покажет ход следствия.

Таким образом, не исключено, что неприятности для Александра Манзанова нынешним делом «Сибирского огорода» не закончатся. Силовики «взяли след» и делают явные намеки на то, что дело министра должно закончиться либо реальным сроком, либо еще более громким делом в отношении кого-то из вышестоящих чиновников.

Свидетели-отказники

Вернемся к делу «Сибирского огорода» в Железнодорожном суде. Итак, свидетели Юрий Пахомов и Михаил Костриков фактически отказались от прежних обвинительных показаний в отношении Манзанова.

В частности, эксперт отдела растениеводства Минсельхоза Бурятии Юрий Пахомов первоначально в ходе досудебного следствия дал показания о том, что в середине декабря 2011 года он вместе со своим коллегой из министерства Валерием Нимацыреновым выезжал в Заиграевский район на Унэгэтэйскую оросительную систему для проверки объема выполненных работ по ее реконструкции. Там эти сотрудники установили, что «на республиканской (внутрихозяйственной) части работы не были выполнены вообще, даже не начинались, а на федеральной части объекта работы были выполнены «не в полном объеме».

В этих обстоятельствах Юрий Пахомов отказался ставить свою подпись под представленными фирмой ООО «Сибирский огород» документами на возмещение части понесенных ею «затрат». Однако 26 декабря 2011 года министр Александр Манзанов в своем рабочем кабинете, согласно первым показаниям Пахомова, заставил его и других сотрудников Минсельхоза (Артема Зайцева и Валерия Нимацыренова) подписать эти документы (справку-расчет на один вид работ и реестр этих работ). Как сообщил в ходе следствия Пахомов, министр «повышенным тоном дал указание завизировать справку-расчет, пригрозив при этом увольнением». После чего Пахомов и поставил свою подпись.

И.о. министра Михаил Костриков осенью 2013 года на допросах в ФСБ рассказал следователям о том, что субсидии «Сибирскому огороду» из бюджета Бурятии были «предоставлены неправомерно», а сама компания «под критерий сельскохозяйственного производителя не попадала». Кроме того, Костриков, по его словам, узнал от Пахомова о том, что «работы на внутрихозяйственной части Унэгэтэйской оросительной системы не выполнены», но докладывать об этом Манзанову не стал, так как знал о том, что тот «заинтересован в этом объекте и в выполнении показателей при освоении республиканских бюджетных средств».

На допросе в суде в присутствии самого министра и Пахомов, и Костриков заявили о том, что подписали протоколы своих допросов на следствии, «не глядя», не читая их полностью. Также Пахомов сказал на суде о том, что зимой проверить выполнение работ «не представлялось возможным».

– Я не мог дать оценку, выполнены были эти работы или нет. Я не строитель, да и была зима. Все было занесено снегом, – сказал на суде свидетель Юрий Пахомов.

Кроме того, Пахомов отрицал на суде свои первоначальные показания о том, что Манзанов принудил его подписать фиктивные документы «Сибирского огорода». Коллега Пахомова – Михаил Костриков заявил о том, что раньше заблуждался по поводу неправомерности выделения субсидии «Сибирскому огороду». И вообще мало что помнит по этому делу, поскольку «прошло много времени».

Свидетели-следователи

Тем не менее допрошенные после этого следователи ФСБ Александр Силин и Олег Ерахаев сообщили суду о том, что в октябре-ноябре 2013 года и Пахомов, и Костриков давали показания открыто, развернуто, с массой деталей, с протоколами допросов ознакомились подробно, полностью прочитав их, а затем подписав.

– Мы с Пахомовым встречались еще при взятии объяснений в рамках доследственной проверки, на основании которой и было возбуждено уголовное дело на Манзанова, – рассказал суду Олег Ерахаев. – А на допросе в рамках следствия по этому уголовному делу Пахомов просто подтвердил свои прежние показания.

Пристальное внимание адвокаты Елена Карпухина и Олег Дремов уделили тому обстоятельству, что в протоколах допросов Пахомова и Кострикова, которые были допрошены в разное время, дословно совпадают некоторые абзацы. По мнению защитников, показания этих свидетелей во время следствия могут не приниматься судом во внимание из-за возможного нарушения правил ведения допроса. Имеется в виду, что ответы свидетеля должны записываться по возможности дословно, а не копироваться с показаний другого свидетеля. Оба следователя на это заявили, что свидетели просто «дали стандартный ответ на стандартный вопрос».

Свидетели-обвинители

Другие свидетели обвинения, бывшие работники Минсельхоза Валерий Нимацыренов и Артем Зайцев, а также бывшие же руководители ООО «Сибирский огород» и ООО «Регион-03» Виктор Павлов и Сергей Дворников в полном объеме подтвердили свои обвинительные показания против Манзанова.

– Меня не удивило, что Манзанов именно ко мне обратился с просьбой найти инвестора, – говорит Виктор Павлов. – Кроме того, у меня с ним в тот период был ряд разговоров о моем возможном назначении заместителем министра. Я связал эти два фактора и постарался найти инвестора.

Кроме того, Павлов подтвердил свои прежние показания о том, что во время следствия осенью 2013 года ему угрожали, как считает Павлов, люди Манзанова.

– Я знал, что Манзанов наделен большими организационно- распорядительными полномочиями, имеет обширные связи, в том числе и родственные, в органах государственной власти, правоохранительных органах и среди представителей криминального мира, может применять меры психологического и физического воздействия на меня и моих родственников. Его цель – избежать уголовной ответственности. В сентябре-октябре 2013 года было два звонка по телефону от неизвестных мне лиц, которые в грубой форме сообщили о том, что из-за моих показаний у Манзанова возникли проблемы с органами правопорядка, что его вызывали в ФСБ и что я «много болтаю лишнего про Манзанова и его окружение». Я опасаюсь за жизнь и здоровье себя и своих родственников, – заявил на суде Виктор Павлов.

Бывшие сотрудники отдела развития сельских территорий Минсельхоза Бурятии Валерий Нимацыренов (специалист отдела) и Артем Зайцев (руководитель отдела) также подтвердили свои прежние показания о том, что работы на внутрихозяйственной части УОС не были выполнены. И во время проверок Нимацыренов и Пахомов лично убеждались в том, что никаких следов от проделанной работы там не было. Все трое сначала отказывались подписывать документы на субсидию «Сибирскому огороду», но из-за давления со стороны «кричащего» на них Манзанова все же подписали эти документы.

Валерий Нимацыренов сам дважды выезжал вместе с Виктором Павловым проверять выполнение работ по двум пакетам документов (на 11,1 млн руб. и 3,5 млн руб., представленных в Министерство «Сибирским огородом». Именно Нимацыренов, по его словам, и обнаружил, что первый раз, в октябре 2011 года, руководитель «Сибирского огорода» Виктор Павлов и главный инженер «Региона-03» Александр Маслов ввели его в заблуждение и представили ему на проверку совсем другие работы, которые были профинансированы из федерального бюджета Минсельхозом России.

По словам же Артема Зайцева, непосредственного шефа Нимацыренова, в соответствии с порядком предоставления субсидии на возмещение затрат из бюджета Бурятии сотрудникам его отдела вообще не нужно было делать визуальные проверки и подписывать какие-то документы. Артем Зайцев на суде заявил: чтобы выдать такую субсидию, достаточно было проверки оформления документов со стороны финансового отдела Минсельхоза Бурятии. По его мнению, специальный приказ министра Александра Манзанова о том, что принимать работы на Унэгэтэйской оросительной системе должен отдел развития сельских территорий, имел лишь одну цель – найти «мальчиков для битья» в случае провала заранее придуманной аферы.

– Когда я сказал Манзанову, что отказываюсь подписывать документы (второй пакет на 3,5 млн рублей. – С.Б.), он вызвал к себе Наталью Федоровну Высоцкую, начальника юридического отдела. Она сказала, что, подписав эти документы, мы не будем нести никакой ответственности. Тогда я ее спросил: «А для чего же вы тогда нас «подтягиваете»?! Чтобы тупо «паровозом пустить»?!! - передал «содержательный» диалог со своим руководством Артем Зайцев. – Я сказал, что приказ о том, что мы должны проверять, выпустил финансовый отдел только для того, чтобы отвести удар от себя, а всю ответственность возложить на нас!

Во время допроса Артема Зайцева и его весьма откровенных ответов адвокат Манзанова Олег Дремов вдруг сообщил участникам судебного процесса и наблюдателям о том, что до суда следствие отказалось проверить этого свидетеля на «детекторе лжи». Затем он сам попросил Зайцева дать согласие на проведение психо-физиологической экспертизы на «Полиграфе». Однако судья Сайдулла Хаджаев сразу же снял этот вопрос, мотивировав это тем, что сведения, полученные таким способом, не являются доказательствами.

Логика защиты

Немного о тактике защиты Александра Манзанова. Во время двух-трехчасовых допросов адвокаты Олег Дремов, Елена Карпухина и Батор Жамсаранов активно искали противоречия в высказываниях свидетелей, пытались заставить тех «путаться в показаниях». И делали это довольно искусно. В то же время на суде выяснилось, что, оказывается, сам порядок предоставления субсидий вообще не предполагает никаких проверок выполнения работ. И главными документами, свидетельствующим о произведенных затратах, являются платежные поручения. Поскольку допускается, что затраты могут быть уже сделаны, а работы не завершены или не приняты. Такую позицию защиты подтвердил и свидетель Артем Зайцев.

Таким образом, адвокат Олег Дремов отказывает в присутствии логики проведенному следствию по делу Манзанова и действиям стороны обвинения на суде. По его мнению, нелогично, когда обвинители сначала сами утверждают, что Манзанов заранее знал о том, что никаких работ на оросительной системе произведено не было, но затем обвиняют его в том, что он зачем-то отправляет своих сотрудников принимать «выполненные работы» и заставляет их подписывать заведомо фиктивные документы.

Согласно установленному порядку получения субсидии, произведенные затраты могут быть компенсированы из бюджета только на основании финансовых документов, свидетельствующих о затратах. Эти документы достаточно проверить сотрудникам финансового отдела Минсельхоза, предоставляющего субсидию. Поэтому, по мнению Олега Дремова, Манзанов не знал о предполагаемой афере. Иначе бы он не стал посылать своих сотрудников проверять выполнение работ и усложнять процедуру получения субсидии «Сибирским огородом». Конец допроса свидетеля Артема Зайцева, по замыслу адвоката, должен был привести наблюдателей к этой «простой» мысли.

Тем не менее сторона обвинения, не вдаваясь в хитроумные логические построения, методично и достаточно эффективно доказывает факт «преступного умысла» у Манзанова, фиксируя и озвучивая все представленные свидетелями доказательства. Окончательно позиции противоборствующих на процессе сторон определятся на судебных прениях после предстоящего допроса свидетелей защиты. К этому этапу суд по делу министра Манзанова приступает 18 марта.