В минувший четверг на своей пятой сессии депутаты Народного Хурала вновь вернулись к спорному закону «Об образовании», упраздняющему обязательное изучение в общеобразовательных школах второго государственного языка Бурятии. Кроме того, народные избранники в очередной раз скорректировали бюджет республики на текущий год и рассмотрели ряд персональных вопросов, в том числе отменили действующие правила распределения «золотых мандатов».

Главный персональный вопрос на хуральской сессии. Вновь нашел «свое место в строю» бывший депутат Народного Хурала и один из активных партийных функционеров «Единой России» Федор Трифонов, которому на прошлых выборах не досталось «проходное» место в партийном списке. Депутаты выбрали его своим представителем в Общественной палате Бурятии.

Явно в лучшую сторону был изменен закон Бурятии «О выборах депутатов Народного Хурала», ранее допускавший коррупционные схемы покупки и распределения депутатских мандатов. В первую очередь это касается так называемых вакантных депутатских мандатов, которые в народе получили название «золотых мандатов».

Напомним, что практика раздачи партийных «золотых мандатов» (в Госдуму и региональные парламенты), которые распределялись по решению самих партийных объединений, давно вызывала в обществе волну справедливой критики и обвинений в коррупции. В прессе уже открыто обсуждались цены депутатских мандатов и даже назывались конкретные «денежные мешки» и «свои люди», получавшие «золотые мандаты». Бурятию тоже не обошло это модное поветрие.

Сколько стоит «золотой мандат»?

Так, например, перед выборами 2013 года в Бурятии во властных кулуарах шли разговоры о том, что цена за место в пятерке республиканского списка партии «Единая Россия» может стоить претенденту 20 миллионов рублей, а проходные места в территориальных группах – от 10 миллионов рублей. Такая же сумма (10-15 млн. руб.) называлась теневыми маклерами в качестве цены за так называемый «золотой мандат», то есть, вакантный депутатский мандат. Такой мандат обычно появляется из-за отказа от своего места в Народном Хурале тех зарегистрированных партийных «списочников», которые по результатам выборов получили право на депутатский мандат, но по каким-то причинам решили передать его другому члену того же списка. Чтобы простому читателю было более понятно, объясним это на конкретных примерах.

В нынешнем составе Народного Хурала Бурятии есть семеро действующих и бывших депутатов, которые получили этот самый «золотой мандат». В первую очередь, это единороссы Вячеслав Покацкий (получил мандат от главы Бурятии Вячеслава Наговицына), Александр Варфоломеев (мандат от руководителя администрации главы Бурятии Петра Носкова, после избрания членом Совета Федерации России передал его Зорикто Цыбикмитову), Валерий Доржиев (мандат от председателя Кижингинского райсовета Батора Шойдокова) и Игорь Зубарев (мандат от главы Баргузинского района Ивана Мельникова). Есть в парламенте республики и оппозиционные депутаты, получившие в прошлом году «золотой мандат». Это коммунистка Екатерина Цыренова (получила мандат от депутата Госдумы России Вячеслава Мархаева), эсер Виталий Лыгденов (мандат от депутата Госдумы России Иринчея Матханова) и депутат от ЛДПР Татьяна Берлина, получившая свой «золотой мандат» от самого Владимира Жириновского.

По действовавшему до недавнего времени закону избирательное объединение (партия, движение) могло самостоятельно распорядиться появившимися у него «золотыми мандатами». Сегодня на федеральном уровне принято сразу несколько «антикоррупционных» законов, предупреждающих возможные злоупотребления при распределении мест как в российском парламенте, так и в региональных думах, советах, заксобраниях и хуралах.

Закрыли рынок депутатских мандатов?

На последней хуральской сессии депутаты, следуя модной волне борьбы с коррупцией, соответствующим образом изменили и закон «О выборах депутатов Народного Хурала Бурятии». Они передали Избирательной комиссии право распределения вакантных депутатских мандатов, которые, возможно, скоро перестанут быть в буквальном смысле «золотыми».

На следующих выборах вакантные мандаты либо будут передаваться Избиркомом «в порядке очередности расположения в территориальной группе», либо будут переходить «к территориальным группам, получившим наибольшую в порядке убывания процентную долю голосов избирателей» (если от мандата отказывается кандидат, зарегистрированный в республиканском списке).

Например, глава Бурятии Вячеслав Наговицын (первый номер в региональном партийном списке от «Единой России»), добровольно отказавшийся от законно доставшегося ему высокого звания депутата Народного Хурала, не смог бы сегодня передать свой мандат известному в Улан-Удэ бизнесмену Вячеславу Покацкому, как это он сделал в сентябре прошлого года. Напомним, что Покацкий тогда занимал скромное второе место в территориальном списке единороссов по избирательному округу № 17 (Октябрьский район Улан-Удэ) после Людмилы Лумбуновой.

Скандальные слухи вокруг «золотого мандата» Вячеслава Покацкого подогревались также тем обстоятельством, что первоначально бизнесмен оказался вообще в «первой пятерке» (республиканском списке) единороссов, где на тот момент не нашлось места даже лидеру БРО «Единой России» Владимиру Павлову. Тогда обсуждение этой нелепой ситуации вышло из сферы теневых отношений и приобрело характер открытой дискуссии на заседании политсовета Бурятского отделения партии. Вячеслав Покацкий во избежание более громкого скандала был перемещен в одну их территориальных групп партийного списка, что в дальнейшем не помешало ему с таким же успехом занять депутатское кресло, которое ему уступил сам глава республики. При этом на выборах в избирательном округе № 17, где вторым номером в территориальном списке «партии власти» стоял Вячеслав Покацкий, «Единая Россия» показала самый низкий результат среди всех 33-х избирательных округов в Бурятии – 24, 56 %!

Менее вызывающие примеры – это случаи передачи «золотых мандатов» от членов российского парламента Вячеслава Мархаева и Иринчея Матханова. Напомним, эти мандаты достались первым номерам в территориальных группах партийных списков КПРФ и «Справедливой России», проректору ВСГУТУ Екатерине Цыреновой и гендиректору ОАО «Бурятэнергосбыт» Виталию Лыгденову. Сомнения у наблюдателей возникли из-за того, что результаты коммунистов и эсеров на выборах в данных избирательных округах (№№ 14, 2) были ниже, чем в некоторых других округах.

В любом случае, до сегодняшнего дня законность передачи всех «золотых мандатов» была формально соблюдена. Однако уже на следующих выборах так вольно распоряжаться вакантными мандатами избирательные объединения уже не смогут.

Споры о бурятском языке продолжаются

Вот уже больше года депутаты ныне действующего и бывшего созывов парламента Бурятии обсуждают новый вариант закона «Об образовании в РБ» в той части, которая касается изучения бурятского языка в школах республики. В частности, на прошлой февральской сессии они, наконец-то, приняли спорную статью 10.1, касающуюся преподавания государственных языков в государственных и муниципальных образовательных организациях. Однако уже после того, как новый закон об образовании был полностью принят, в обществе вновь возникла дискуссия о том, что, отменив обязательное изучение второго государственного языка, депутаты забыли защитить права учителей бурятского языка. Учителя оказались под угрозой выдавливания их из школ или резкого уменьшения заработной платы.

В итоге группа депутатов во главе с Цыденжапом Батуевым предложила вновь внести в эту многострадальную статью изменения, которые гарантировали бы, во-первых, создание условий для изучения бурятского языка во всех школах (вне зависимости от того, сколько учеников пожелают изучать этот язык), и, во-вторых, защитили бы интересы учителей. В результате на пятой хуральской сессии не без дискуссий «вариант Батуева – Базарова» был принят их коллегами. Несмотря на то, что часть депутатов-коммунистов требовала не принимать сейчас этот вариант закона, а «доработать» его до введения требования «обязательности» изучения бурятского языка всеми школьниками.

Сегодня в бурятском законе об образовании записано, что «Республика Бурятия обеспечивает преподавание и изучение государственных языков Республики Бурятия в государственных и муниципальных образовательных организациях, расположенных на ее территории». По мнению инициаторов принятия новой редакции закона, в условиях острой общественной дискуссии такой вариант более приемлем. Поскольку в прежней редакции отсутствовали гарантии соблюдения прав как для желающих изучать бурятский язык детей, так и для преподавателей.

Судя по тому, как остро шло обсуждение положения бурятского языка в школах республики, не исключено, что на следующей июньской сессии Народного Хурала депутаты вновь вернутся к этому вопросу.