Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Бурятия — провинция провинции. Хуже чем у нас, что называется, «редко где». Ну, может, в Чите. Но это — малая Родина. И рано или поздно нужно задуматься, а что мы можем сделать, чтобы здесь, в Бурятии, стало интересней и лучше жить? Что делать, чтобы открылись хоть какие-то перспективы?

История Бурятии — это не только история освоения, коллективизации, построения Советской власти, БАМа и авиазавода. Это не только Ербанов, Кудрявцев, Модогоев и Саганов. История Бурятии — это борьба модернизаторов и консерваторов. Тех самых, в худшем смысле этого слова. Это борьба прогресса и косности. Это борьба эффективного и неэффективного. Она идет с переменным успехом. Но с приходом к власти Потапова в 1994 году консерваторы стабильно побеждают. И это стало бедой Бурятии. Безусловно, у Потапова были какие-то успехи. Наверняка. Но и время, и многие возможности были упущены. Определенно. И фраза прокурора Маркова о том, что Потапов погубил Бурятию, с течением времени актуальности не теряет. Бурятия устала от Потапова. Устала от застоя. Ждала перемен и свежего воздуха. Именно с этим связан высокий рейтинг Наговицына. На него надеялись, что начнется движение вперед. Что-то и в самом деле началось. Какие-то объекты были построены. Спасибо Малкину. Но когда стало ясно, что команду Наговицын оставил потаповскую, надежды подвяли. Когда в его команде практически не оказалось «варягов», хоть немного свежих людей, свежих идей, когда начались коррупционные скандалы, надежд не осталось. Почти совсем. Здесь дело не в личных отношениях. Дело в мировоззрении. Дело в консерваторах и обновленцах.

В конечном счете, неважно кто именно будет руководить Бурятией или Улан-Удэ. Важны результаты. Важна атмосфера. Важна энергетика. Задумайтесь, а осталась ли энергия, хоть какой-то драйв развития в Бурятии? Нет ли ощущения, что Наговицын может и хочет что-то сделать для Бурятии, но импульсы модернизации, исходящие от него, вязнут в консервативном окружении?

В повседневной суете давно хотелось порассуждать на простую тему: «Как нам обустроить Бурятию?». Задаться простым вопросом, а что, собственно, мешает развитию Бурятии? Недавнее общение с руководством «Общероссийского народного фронта» подтолкнуло к этому. Потому что появилась надежда, что не всем «в верхах» безразлично происходящее.

В Бурятии угасает интеллектуальная жизнь. Чиновники устали и обладают устаревшим мышлением. Вы слышали о дискуссиях по тематике развития региона? Они, может, и есть где-нибудь на кухнях или чиновных междусобойчиках. Но это никому неинтересно. Потому что ясно, что это будет сотрясание воздуха. Чиновники что-то проводят. Но крайне формально, для галочки. Чем заняты депутаты? Большинство просто лоббируют свои интересы. Это понятно, на то они и бизнесмены. Но какое-то обмельчание целей, амбиций, активности — налицо. Нет элиты, думающей о будущем региона, Улан-Удэ, районов Бурятии. Все отпущено на самотек. Правительство в результате обладает монополией на видение будущего. Но поскольку нет интересного видения, нет доверия, то все эти планы для общества выглядят демагогией. Пиар заменил собой реальную работу. И тем самым убил будущее.

Наши чиновники, мягко говоря, не хватают звезд. И поэтому нам не хватает звезд среди них. Хотя на общем фоне, наверное, и Чепик вполне себе звезда. Он как тот рак на безрыбье.

Если так дальше будет продолжаться, органы власти Бурятии рискуют превратиться из мотора развития Бурятии, кем они должны быть по определению, в препятствие на пути развития. А в этом случае выход будет один.

Поэтому перед руководством Бурятии должны стоять несколько задач, помимо привычных «надоев и удоев».

Самый умный

Нам надо остановить механизм отрицательного кадрового отбора. Этот механизм негативной селекции местной элиты действует уже лет двадцать. Как пришла к власти команда вампиров Потапова. Любой яркий, образованный, хоть чем-то отличающийся от серой массы человек рискует получить немало неприятностей просто за то, что слишком умный. Слишком образованный. Фраза «Ты чо, умный самый?» знакома каждому из нас. Как выразился один мой знакомый: «Раньше я думал, что в начальство попадают самые умные, сильные, грамотные. Теперь знаю, что выбирают не из них, а из тех, кто остался, кто смог подстроиться под общую массу. И тем самым выжить». Сколько их, умных, талантливых и образованных уехало из Бурятии? Потому что невозможно работать в этой среде, состоящей из посредственностей. Талантливому человеку трудно себя заставлять быть серым. Профессионал обладает внутренним достоинством. Ему невозможно подчиняться серости. Сколько их, наших земляков, умных и талантливых, сейчас успешно реализовалось где-то далеко за пределами Бурятии? Явно немало.

Думать о будущем Бурятии

Управленческая элита Бурятии сейчас работает в режиме «досиживания». В ситуации неуверенности, что будет дальше, когда уйдет Наговицын (а может уже 15 ноября? а может и не осенью? а может и не уйдет вовсе?), чиновники не будут работать. Какой смысл надрываться, если твои усилия никто не увидит и не оценит? А зарплата от этого все равно никак не зависит. Сейчас республика находится в управленческом ступоре. Неэффективность власти нарастает. Примочки из пиар-инициатив ситуацию не меняют.

Мы привыкли и уже не замечаем, что вместо реальных планов у руководства Бурятии — PR-прожекты. Хотя все это понимают. Планы, декларации, не обязательные к исполнению. Мы играем в странную игру: власть должна как бы обещать, а мы должны как бы верить. Кто сейчас помнит, что к 2017 году нам было обещано, что Бурятия станет полностью себя обеспечивать, и станет донором федерального бюджета? И как этой великой цели помогает череда кризисов на целом ряде местных предприятий, начиная с «Амты», «Байкалфарма» и прочих? Зато проходят очередные презентации очередных дикоросов. Недавно знакомые хотели провести «круглый стол» по проблемам экономики Бурятии. И пригласить туда успешных представителей реального сектора. «Круглый стол» так и не состоялся по простой причине: кроме представителей авиазавода приглашать оказалось некого.

Мораль

Все начинается с морали. Наверное, аморально чиновнику получать зарплату в 200 тысяч, когда простые бюджетники получают ее на уровне хорошо, если 15 тысяч. А кто сказал, что нянечка в детском саду, учительница или молодой врач работают хуже или меньше начальника отдела в правительстве или министра? Кто сказал, что они работают менее эффективно, судя по ситуации в экономике? Кто оценивал эффективность, КПД местных чиновников? Каков он? Наверное, аморально покупать служебные машины за 3 миллиона рублей, и кататься на них по личным делам. Никто не замечал дорогие джипы с номерами «Т...ТТ 03 rus» вечерами возле ресторанов и кабаков? А вы присмотритесь. Наверное, аморально ездить в Милан и другие гламурные места под предлогом поиска инвестиций, не привезя в Бурятию ни копейки этих самых инвестиций. Аморально заставлять муниципалитет покупать пресловутые мусорные баки без конкурса, а когда УФАС признает это незаконным, заявлять, что «я ни при чем, я политик, я мэр, а это исполнители во всем виноваты». Аморально жить в доме за 60 миллионов, когда и без того небогатая Бурятия выделила тебе уже до этого и коттедж, и домик. Аморально закупать за счет бюджета в этот домик мебель и прочую утварь за 17 миллионов. Может, пора продать хотя бы один из трех коттеджей, а деньги вернуть в бюджет Бурятии?

И, собственно, как может руководитель любого уровня требовать от подчиненных что-либо или просто бороться с коррупцией в их среде, если в отношении него самого есть вопросы?

Самоочищение власти

Безусловно, подавляющее большинство наших чиновников — это честные люди, получающие не самую большую зарплату и выкладывающиеся на работе. Их усилия, честно говоря, обществом недооценены. Но все представление об армии чиновников портит небольшая, в общем-то, прослойка людей с сомнительной репутацией. Власть должна очистить свои ряды от таких людей.

Межнациональный мир

В 2007 году Вячеслав Наговицын был назначен в предельно стабильную в плане межнациональных отношений республику. Однако последнюю пару лет кто-то раскачивает ситуацию, быстро и умело. И вот мы видим, как время от времени в общественное сознание вбрасывается та или иная инициатива. И сейчас любой вопрос, даже самый невинный, местные городские сумасшедшие сводят к ругани по этническому принципу. Очевидно, что обеими сторонами манипулирует один и тот же режиссер.

Безусловно, если бы этого не случилось и на повестку дня так активно не вытаскивались провокационные темы, сейчас перед местным сообществом стояли бы два вопроса: почему экономика Бурятии оказалась в столь серьезном кризисе и почему у нас так много коррупционных скандалов? А так внимание общественности очень вовремя переключается на искусственные темы типа отказа от преподавания бурятского языка, провокационные «круглые столы», уместность различных памятников и прочие скандалы, которые время от времени провоцируются. Но не слишком ли большую цену Бурятия может заплатить за такое «переключение внимания»?

Если ситуация пойдет такими темпами, то где гарантии, что уже через 3-5 лет в Бурятии не начнутся столкновения на межнациональной почве? И тогда ни о каких инвестициях, серьезных проектах, ведении бизнеса или просто нормальной жизни говорить будет невозможно. Никто из жителей Бурятии от этого не выиграет. Не выиграет от этого Россия. Но пара человек свои сегодняшние задачи порешает. И чтобы этого не случилось, местная элита должна четко дать понять всем: хватит провоцировать людей, хватит разжигать. Мы — интернационалисты. Не нужно бояться отстаивать свою точку зрения. Не нужно бояться бороться за межнациональный мир в Бурятии. Потому что это борьба за будущее Бурятии. В которой мы выросли. Которую все мы любим. В которой нам жить.

И еще вопрос: кто и зачем с такой маниакальной настойчивостью добивается сохранения искусственного дисбаланса во власти в преддверии выборов мэра? А не создаст ли это новую точку напряженности в межнациональных отношениях, межличностных отношениях на следующие пять лет? Ясно же, что при таком дисбалансе провокации в сфере межнациональных отношений становятся еще эффективнее. Кто будет нести за это персональную ответственность? Может, главе Бурятии пора принять принципиальное решение? Не слушать тайных советников? Они-то отскочат в сторону. Может, все же есть смысл соблюдать хотя бы видимость межнационального баланса, политкорректности? Какую Бурятию оставит после себя Наговицын? Мирную и спокойную, какой она была семь лет назад? Или расколотую и кипящую?

Неважно, сколько еще пробудет Наговицын главой. Эти вопросы должны решаться. Нужно возрождать живительный дух модернизации, дух развития. Нужно не раскалывать общество по национальному признаку, а консолидировать его вокруг прорыва Бурятии в лучшее будущее, вокруг по-настоящему интересных, масштабных задач. Нужно бороться с коррупцией и криминализацией мышления общества, элиты. Повышать реальную эффективность чиновников. Сокращать расходы на госуправление. Без этого невозможно развитие. Без этого невозможно доверие к власти. И делать это должен именно Вячеслав Наговицын, как глава региона. И наша задача — помочь ему в этом.

Помню, как-то раз, году в 2008, Василий Кузнецов, будучи депутатом Государственной Думы, выступая перед активом местных «единороссов», в очередной раз столкнувшись с глубоким непониманием в глазах чиновников, в сердцах произнес: «Думайте о Родине, а потом уже о себе!». Нужно было видеть растерянно-глумливое выражение лиц чиновников. Им напомнили об их долге. В кои-то веки. И этим ввели в агрессивно-обиженное состояние. Им напомнили, что нужно не только воровать и давить на людей. Но и работать на общество и страну, которые им платят зарплату и дают полномочия. И это вызвало аллергию, какую-то детскую обиду. И искреннюю ненависть к депутату.

Надеюсь, когда-то придет и наш черед сказать чиновникам: «Думайте о Родине!». Только добавить выражения покрепче. Для легкости понимания.