В минувшую пятницу, 27 июня, в Железнодорожном суде Улан-Удэ после более чем месячного перерыва, связанного с отдыхом председательствующего на процессе федерального судьи Сайдуллы Хаджаева, возобновилось судебное следствие по скандальному делу министра сельского хозяйства Бурятии Александра Манзанова. По словам судьи, в ближайший вторник, 1 июля, следствие должно быть завершено. А на следующий день состоятся судебные прения.

Судья свеж, адвокат под капельницей

Участники процесса, - подсудимый, адвокаты, обвинители и наблюдатели, - не виделись с конца мая. Их нынешняя встреча прошла в теплой, товарищеской атмосфере. А судья Хаджаев после отпуска выглядел свежим, удовлетворенным и толерантным.

Омрачало настроение участников лишь отсутствие Олега Дремова, одного из московских адвокатов Манзанова. Ведущий защитник министра не смог прилететь в Улан-Удэ по причине неожиданных проблем с желудком. По словам его коллеги Елены Карпухиной, в четверг вечером адвоката увезли в больницу прямо из аэропорта Домодедово, откуда он вместе с Карпухиной собирался вылететь в Улан-Удэ. Уже в ходе пятничного заседания в Железнодорожном суде Улан-Удэ Елена Карпухина периодически получала эсэмэски от Олега Дремова, которые тот посылал ей, лежа под капельницей.

Соответственно, возникла угроза того, что намечающиеся на процессе судебные прения (первоначально их судья хотел провести уже в понедельник, 30 июня), возможно, пройдут без участия красноречивого и напористого адвоката Дремова. Кстати, сам Манзанов и его оставшиеся в строю адвокаты Елена Карпухина и Батор Жамсаранов даже написали заявление о том, что не возражают против того, чтобы все последующие действия на процессе прошли бы в отсутствие Дремова. Однако последующие события несколько изменили сценарий окончания процесса.

Не отпустили из-под ареста

Сначала гособвинитель Дарима Дугарова и Александр Манзанов с защитниками разошлись во мнениях по поводу того, что делать с подсудимым, у которого 30 июня заканчивается срок домашнего ареста. Прокурор Дугарова предложила судье продлить срок ареста Манзанова еще на три месяца, до 30 сентября. Мол, обстоятельства, заставившие суд вынести решение об аресте Манзанова (сначала о заключении под стражу, затем о домашнем аресте) «не изменились», остается «угроза воздействия» Манзанова на свидетелей. В частности, на главного свидетеля обвинения Виктора Павлова, заявившего в прошлом году о том, что ему от неизвестных лиц поступали угрозы, связанные с его показаниями на Манзанова.

В то же время Елена Карпухина и Батор Жамсаранов стали просить судью изменить меру пресечения с домашнего ареста на подписку о невыезде в связи с тем, что практически все свидетели уже допрошены, а сам судебный процесс, возможно, завершится 30 июня судебными прениями. К тому же, у подсудимого Манзанова, оказывается, в конце августа заканчивается срок аренды двухкомнатной квартиры, в которой он проживает вместе со своей семьей. И то, в каких условиях он будет находиться под домашним арестом в сентябре, пока неизвестно. Сам «бездомный» отец семейства эти обстоятельства подтвердил, предоставив в суд договор аренды квартиры.

За всеми этими действиями наблюдал присутствовавший на процессе следователь УФСБ Александр Силин, один из авторов обвинительного заключения по уголовному делу Манзанова.

После встречных ходатайств обвинения и защиты судья объявил перерыв «на полчаса» и удалился для принятия решения «в совещательную комнату», где пробыл более двух с половиной часов. За это время участники процесса, ожидая судью в зале заседаний, обсудили все московские и улан-удэнские новости, погоду, здоровье, Украину, футбол и то, что некоторые из них зачем-то смотрели этой ночью матч Россия - Алжир.

Наконец, вернувшийся в мир «из совещательной комнаты» судья Сайдулла Хаджаев объявил присутствующим свое решение о том, что он отказывает подсудимому в удовлетворении ходатайства отпустить его из-под домашнего ареста. В то же время срок ареста продлен не на три месяца, как просила Дарима Дугарова, а «всего» на два месяца, то есть, до 30 августа 2014 года. Или, скорее всего, до окончания процесса и приговора судьи.

Изучат электронную версию фототаблицы

После этого неутомимая Дарима Дугарова стала последовательно и скрупулезно приобщать к делу целый перечень добытых под занавес процесса второстепенных доказательств в виде разных документов – справок, договоров и т.п., а также фототаблицы с единственного на этом процессе выездного заседания суда, которое проходило на Унэгэтэйской оросительной системе. Сотрудники прокуратуры тогда зафиксировали с помощью фотосъемки нынешнюю ситуацию с «реконструкцией внутрихозяйственной части» этой оросительной системы. То есть, то, что никаких работ там в последние годы не проводилось. Фототаблица была представлена суду в виде печатного документа на 55 страницах с цветными фотоизображениями разных элементов оросительной системы.

Документ вызвал у подсудимого Манзанова неясные сомнения и по его ходатайству на следующем заседании суда, которое состоится во вторник, 1 июля, будут рассмотрены электронные файлы этой фотосъемки с целью определить «время формирования информации на электронном носителе», то есть, конкретное время и последовательность фотоснимков. Хорошо отдохнувший судья в этойпросьбе пошел навстречу подсудимому.

У «Сибирского огорода» из имущества был один компьютер

Завершил заседание допрос свидетеля стороны обвинения Анатолия Семенова, который в сентябре-ноябре 2011 года формально был генеральным директором мошеннической фирмы ООО «Сибирский огород». Как сообщил суду «зиц-председатель» этой «конторы», он сам никаких важных документов (заявлений о предоставлении его фирме мер господдержки со стороны правительства Бурятии, соглашения с Минсельхозом о получении субсидий) не подписывал. По словам Семенова, подписи, которые от его имени стоят под этими документами, являются «не его подписями». Печать «Сибирского огорода», по словам Семенова, всегда находилась у его партнера Виктора Павлова, которому Семенов тогда «полностью доверял». А кто ставил эти подписи, Семенов не знает. Когда «Сибирский огород» получил миллионные государственные субсидии на возмещение «затрат», Семенов работал уже в другом месте.

Самое интересное, что Анатолий Семенов подтвердил, что при образовании ООО «Сибирский огород» у этой фирмы из имущества кроме компьютера ничего не было, а уставной капитал «общества» составлял всего 18 тысяч рублей. На вопрос судьи о том, из каких средств «Сибирский огород» собирался произвести затраты на реконструкцию Унэгэтэйской оросительной системы (чтобы получить от правительства возмещение части «затрат»), бывший директор сообщил, что Павлов ему сказал, мол, инвестиции должны быть от фирмы «Агро-В».

На следующем заседании суда 1 июля стороны наметили завершить приобщение к делу всех оставшихся доказательств, большинство из которых не имеет решающего значения, а также вновь допросить свидетеля Светланы Петрову, сотрудницу Министерства сельского хозяйства Бурятии. По словам судьи, судебные прения теперь состоятся, скорее всего, в среду 2 июля. К тому времени, в Улан-Удэ, возможно, прибудет (прямо из-под капельницы) и опорный защитник в команде Александра Манзанова, адвокат Олег Дремов.