Когда бывалые зэки готовятся к побегу из зоны, они берут с собой молодого и крепкого сокамерника в качестве «консервов». Последний искренне считает, что ему оказали большую честь, сравнимую с принятием в тайное общество нечто вроде Свидетелей Иеговы. Однако вся его высокая миссия состоит в том, чтобы во время скитаний быть съеденным в буквальном смысле этого слова.

Складывается впечатление, что молодые и ранние кадры, появившиеся в правительстве Бурятии с приходом Вячеслава Наговицына, взяты сюда с той же целью. Первым, как известно, пошел в ход министр сельского хозяйства Бурятии Александр Манзанов, уже осужденный и проходящий по новому уголовному делу. По характеру всего происходящего на площади Советов следует, что сидеть Манзанов теперь будет очень долго и, скорее всего, не один.

Никакой ответственности, или Дорогу молодым

В бытность работы первым замом губернатора Томской области Вячеслав Наговицын курировал промышленность, предпринимательство и сельское хозяйство. Собираясь в Бурятию, он не мог не знать про дело «Кримсона», которое чуть не стоило карьеры Леониду Потапову. В то время Минфин республики подчинялся непосредственно президенту, а стало быть, ответственность за подписанный документ о перечислении на фиктивное лицо 30 млн бюджетных рублей нес лично Потапов, чуть не став в итоге главным обвиняемым. Поэтому первое, что предпринимает Вячеслав Наговицын, это выводит из своего подчинения Минфин, закрепляя подразделение за первым зампредседателя правительства Бурятии Иннокентием Егоровым. Таким образом, формально глава Бурятии не несет прямой ответственности за подписи под документами, хотя вряд ли любые финансовые телодвижения в правительстве делаются без его личного согласия.

Как подбиралось тайное общество

Хотя нужные для тайных дел Наговицына люди подбирались под разговоры об омоложении кадров и новых веяниях в управлении, подходящие кандидатуры находились далеко не сразу. Каким бы Жаргал Батуев ни был министром сельского хозяйства, но, пройдя все ступени карьерной лестницы – от секретаря комитета ВЛКСМ родного совхоза до главы Джидинского района (переизбирался дважды), подписывать то, что подписал Манзанов, он бы наверняка не стал. Вот почему Батуев уехал представлять интересы республики в Монголию, а его место с радостью занял 34-летний Александр Манзанов, еще вчера работавший, как и Александр Чепик, банковским оператором.

Итог известен – с начальником протокольного управления правительства Жаргалом Батуевым и сегодня все в порядке, а «перспективный молодой кадр» Александр Манзанов нанес бюджету ущерб на 14,7 млн рублей и хлебает тюремную баланду. В отношении Манзанова возбудили еще одно уголовное дело уже с ущербом в 47,8 млн рублей. Как в случае с Ходорковским, это означает, что новый срок приплюсуют к старому, а не отнесут к прежнему наказанию, как, например, если бы новое уголовное дело возбудили во время расследования прежнего. Более того, Манзанов заявил о сотрудничестве со следствием, что означает, он получит 2/3 от намеченного срока, то есть будет сидеть еще 5-6 лет. Александр Манзанов понял, зачем его брали в министры, чего пока нельзя сказать о других членах общества.

Практически при схожих обстоятельствах состоялось назначение в 2007 году 33-летнего Александра Чепика, а в 2008 году министром культуры - 32-летнего Тимура Цыбикова.

Как можно украсть деньги из культуры

Именно с приходом в правительство Тимура Цыбикова республику наводнили массовые фестивали и творческие конкурсы, красочным фейерверком озарившие доселе скромную жизнь глубоко дотационного региона. Самыми известными среди мероприятий стали «Байкальский рождественский фестиваль» и фестиваль «Голос кочевника», оба проводившиеся в этом году в 6-й раз. И дело даже не в признании Тимура Цыбикова о том, что в Улан-Удэ мы получили редкий факт, когда государство поддерживает этнические проекты. Проблема в том, что еще ни разу жителям республики не соизволили рассказать, во сколько нам обходятся эти фестивали и насколько такие траты обоснованны.

Общеизвестно, что расходы на культуру весьма трудно проверить и уж тем более оценить. Например, на постановку провалившегося в Бурятском драмтеатре год назад спектакля по пьесе Камю «Недоразумение» было потрачено из республиканского бюджета 800 тыс. рублей, при этом в пьесе задействованы всего 5 актеров и минимум декораций. Сколько заплатили артистам, на что конкретно ушли деньги, проверить весьма сложно, а самое главное, никто никогда и не пытался у нас это сделать.

Между тем по указу Путина при любом министерстве для вышеозначенных целей вот уже год как созданы советы общественного контроля. При Минкультуры такой совет возглавляет директор ООО «Спутник – Бурятия» Тамара Измайлова, человек честнейший, опытнейший и ответственейший. Наверняка ей будет по силам разобраться в тайнах цыбиковского двора. Наверняка и то, что стоит только начать этим заниматься, как помочь найдется масса желающих.