Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Нынешняя обстановка в театре оперы и балета им. Г.Ц. Цыдынжапова продолжает крайне беспокоить общественность и ветеранов театра. Они не могут понять, что произошло с некогда великим театром, который разваливается на глазах. Виновными в развале они считают республиканское Министерство культуры и директора театра. А бывший худрук театра Евгений Шейко сожалеет, что многое наработанное в 2013 году «ушло в песок».

«Забыли ветеранов»

- Раньше в театре была особая атмосфера, мы шли туда, как к себе домой. Всегда чувствовалась забота об артистах, а сейчас что? Нас, людей, отдавших столько сил, лет театру, просто даже не пригласили на юбилей! Не поздравили, - рассказала «Новой Бурятии» заслуженный деятель искусств Бурятии Галина Майорова.

Напомним, что в конце ноября в течение трех дней театр отмечал свой 75-летний юбилей. Банкет 27 ноября привел к грандиозному скандалу, который получил освещение как в республиканских, так и в федеральных СМИ. По всей стране обсуждали драку, которая случилась в стенах театра. СМИ утверждали, что драка была массовой, между артистами оперного и балетного отделений театра. Были пострадавшие, одному из участников драки сломали челюсть. И, действительно, многих ветеранов театра, вероятно, просто «забыли» пригласить на юбилей.

- Театр плюнул на свое прошлое в лице ветеранов. Без прошлого, как говорится, нет будущего. Настоящее они не могут поддержать. Проще говоря, они так подписывают себе приговор, - подчеркнула Галина Михайловна.

«Чаще драться»?

- Мне было очень неприятно видеть по центральному телевидению сюжеты, посвященные этому инциденту. Это ведь оперный театр, есть определенная планка. Но, вероятно, происшедшее не было случайным, скорей всего, были какие-то глубинные причины. И это прорвалось, - сообщил «Новой Бурятии» бывший худрук театра Евгений Шейко.

Тем временем директор театра Аюна Цыбикдоржиева отрицала факт массовой драки: «Да, драка была... Но нельзя назвать ее массовой. Просто двое молодых парней выясняли отношения в одном из коридорчиков театра. О причинах никто не рассказывает. Может, причина в девушке. А насчет сломанной челюсти, просто там была пролита вода, один упал и повредил свою челюсть».

Это довольно странная теория, ведь очень сложно получить перелом при падении на пол. Тем более что некоторые источники утверждают, что якобы в помещении мастерских, где проходил банкет, просто негде поскользнуться.

На юбилейном гала-концерте некоторые артисты получили традиционные звания, дипломы. К этому у представителей общественности тоже есть вопросы. «За что звания-то давали? Народные, заслуженные, простуженные! Сейчас все получают любимчики, приближенные к руководству, иногородние приглашенные специалисты...», - говорит музыковед Надежда Цибудеева.

Также ветераны театра сообщили «Новой Бурятии», что в честь юбилея многим сотрудникам театра были выданы огромные премии. Якобы размеры некоторых премий переваливали за 100 тыс. рублей. По словам ветеранов, все понимают, что эти деньги, скорей всего, были спешно выделены для того, чтобы заткнуть людям рты. И, мол, в театре поговаривают, что «нужно чаще драться, чтобы премию выдавали».

А, может, это была своего рода компенсация, ведь повышения зарплат в оперном театре, как в других театрах страны, вроде как и не произошло?

«Бомба замедленного действия»

Бывший режиссер театра Галина Майорова рассказала о том, что людей выгоняют из театра «просто так». Якобы вызывали к директору и говорили писать заявление на увольнение по собственному желанию. И, действительно, шумиха вокруг оперного театра не утихает уже который год - то увольнение очередного художественного руководителя, то финансовые неурядицы и вот драка. При этом директор театра рассказывала журналистам, что театр якобы находится «на высоте».

- Никому наш театр сейчас не нужен. Все, что создавалось 70 лет, за последние пять лет просто-напросто уничтожено! Сейчас театр – бомба замедленного действия, вот-вот и она взорвется. Потому что принародное уничтожение храма искусств требует вмешательства! Но все молчат, - высказала свое мнение Галина Майорова.

По словам ветеранов, сейчас театр практически не работает. Спектаклей мало, а для создания тех, которые есть, приглашаются люди из других городов страны, а также из-за границы. Им платят большие деньги, снимают для них квартиры. А зачем, если эти дорогие пафосные спектакли отыгрывают 1-2 раза и забывают? И это вместо того, чтобы растить своих музыкантов.

Директор театра соглашалась с тем, что репертуар театра уменьшился. По ее словам, это можно объяснить. «Во время реконструкции театра пострадало много декораций, костюмов. Какие-то хранились в неправильных условиях. Мы же не можем показывать такие декорации и костюмы. На гастролях в Иркутске все были поражены нашими новыми декорациями, не хочется ронять этот уровень», - отмечала Аюна Цыбикдоржиева.

- В 2013 году мы работали очень много и продуктивно с солистами, с балетом, с хором, значительно вырос оркестр. Была отдача, почти все удавалось, люди почувствовали, что могут многое. Стабилизировался репертуар. Спектакли пошли на хорошем уровне, это ощутили и зрители. Очень жаль, что все это не получило развития. Кроме того, у нас было много организационных наработок. Например, мы подготовили систему абонементов, которая работает во многих российских театрах, и раньше она действовала в оперном театре в Улан-Удэ. Однако, насколько мне известно, эта система так и не заработала. Все ушло в песок, - рассказал Евгений Шейко.

Что делать?

По словам бывшего художественного руководителя, он был крайне удивлен словами директора театра, что якобы он уехал из-за необходимости ухаживать за матерью своей жены. «Это, конечно, неправда. Мама моей жены скончалась в феврале 2011 года в Туле. А ушел я постольку, поскольку от директора театра и министерства не прозвучало никаких дальнейших предложений по истечении моего контракта. Хотя, конечно, я бы продолжил работу с театром, с которым нам удалось сделать достаточно много», - отметил Евгений Шейко.

Вопрос о компетентности руководства оперного театра и его творческих перспективах по-прежнему остается на повестке дня. Театр продолжает существовать без художественного руководителя. Можно было бы вернуть Евгения Шейко, пригласить другого специалиста, однако пока ничего не происходит. К сожалению, ни министр культуры, ни глава республики не дают никаких комментариев по этому поводу. А оперный театр, былая гордость республики, продолжает умирать.