Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Духовное здоровье позволяет автору этих строк сохранять трезвый взгляд на многие явления жизни, политические реалии сего дня и вытекающее оттуда состояние оперного театра. О том, что этот пациент больше мёртв, чем жив, не представляет секрета для бывалых поклонников театра. Потому что, помимо вливания свежей крови в виде молодой поросли солистов, большой головы концертмейстера и хорошей пищеварительной системы, в организме для полноценного его функционирования должны быть сердце, мозги и другие животворящие органы. Но родные, а не костыли и чужеродные импланты, которые выручают лишь временно, а затем по разным причинам отторгаются.

За время работы театра республика так и не вырастила собственных дирижёров и режиссёров, а в необходимых для постановочного процесса специалистах В.Ц. Галсанове и Г.М. Майоровой труппа не нуждается, то, скорей всего, она обречена. И это как бы ни было горько, есть осознание его нынешней реальности. Мавританский врач Эбн-Хакиа из оперы «Иоланта» П. Чайковского считал, что больного к исцелению ведёт любовь ближних. Но наследничкам любить некогда, они продолжают его эксплуатировать до последнего вздоха, ибо комфортное существование на правах приживалок – единственно возможное в нынешней ситуации коллектива. Поэтому инстинкт выживания подсказывает верный путь – сохранять статус-кво и продолжать нагнетать туман с целью сокрытия истинной картины.

В продолжение анатомо-физиологических аналогий обратимся к источникам, должным питать театр. Если левая рука – хореографическое училище работает в полную силу и обеспечивает балетными кадрами не только республику, то правую – колледж искусств (в прошлом – музыкальное училище) сковал паралич. Из-за отсутствия преподавателей по струнно-смычковой, деревянно-духовой, медной и ударной специализациям он потерял способность готовить оркестрантов. Нет там условий для воспитания арфистов, композиторов. Перевелись в его стенах даже баянисты, балалаечники и домристы, прежде изобиловавшие повсюду – от сельских посиделок до крупных концертных площадок. А ведь в республике были скрипичная школа, созданная Б.С. Бельским, виолончельная – Б.Б. Болдыревым, альтовая – М.Н. Голковым, классы флейты – Б.И. Грудинина, трубы – А.Н. Пантелеева, валторны – М.П. Богданова, тромбона – А.Н. Бурлака, баяна – В.И. Анисимова.

Забытая мелодия для флейты

С некоторых пор суз переориентирован на обучение фольклористов, бурятских народных инструменталистов и хормейстеров при отсутствии хоровых коллективов. Потому его КПД для театра на сегодня минимальный, если не сказать нулевой. Педагогический контингент сравнялся в нём с учащимися, освобождённые кабинеты переданы управленческому персоналу, занявшему половину учебного корпуса, то есть два этажа из 4-х.

В то время, когда потомственные музыканты, уроженцы республики и успешные выпускники С.-Петербургской консерватории: гобоистка Анна Цыренжапова, трубач Алексей Хабинский, альтистка Елена Дыпкеева ожидали приглашения в оперный театр, его оркестр комплектовался случайно выловленными на Невском проспекте гражданами с футлярами музыкальных инструментов.

Несмотря на то что президент РФ В.В. Путин ратует с высоких трибун за компетентность и профессиональную грамотность власти на местах, Минкульт РБ возглавляется социологом Цыбиковым, провозглашённым «министром праздников» по принципу: «Мы не сеем, не пашем, не строим, мы гордимся общественным строем». И если под праздниками мыслится ёхор при луне или дискотека 80-х под звон бокалов – непременный атрибут увеселений последних лет, то культура республики идёт верной дорогой. Тогда 75-летняя история оперного театра вместе с беспримерными усилиями его создателей выброшены коту под хвост.

По логике событий все объекты культуры находятся последние 5-7 лет на ручном управлении из головного кабинета, требующего от руководителей вместо ответственности и сколько-нибудь серьёзных знаний лишь выполнения директив, пусть даже и абсурдных. Так при оптимизации колледжа обладательница диплома ГПТУ Л.А. Степанова оказалась ценнее кандидата искусствоведения Л.А. Халтаевой. В кресле директора вместо дипломированных музыкантов (среди наиболее авторитетных – Д.Ш. Яхунаев, С.С. Манжигеев, Д.Ф. Зубенко) оказался выпускник юрфака БГУ Турбянов, на которого работает целый штат завучей. В том же ряду назначение на филармонию филолога Уланову, в оперный театр – историка Цыбикдоржиеву без сколько-нибудь серьёзных трудовых навыков. Чем не «культурная революция» в почти китайском её варианте и откуда столько самонадеянности у назначенцев? А сколько ещё лично преданных подвизается на ниве культуры без аттестаций, люстраций вместо тех, кто мог бы приносить конкретную пользу? И пока эти начальники думают чужим умом, из отрасли вымываются остатки профессионализма.

Доказательства осложняются тем, что на показательные выступления всегда находятся исполнители «Застольной» из «Травиаты», лихой казачьей пляски, северного танца в кухлянках и т.д. И гостям, ублажаемым видами Байкала, подношениями на хадаке и вкусом омуля с буузами, не вникнуть, что застали они не начало пути, а его конец. Ибо пик расцвета музыкального искусства благополучно пройден в 70-80-е годы. А кому принадлежит поле ристалищ после битвы, известно.

Пространство впечатлений и… дырявый кошелек

Да, к нам приезжают столичные мастера искусств: симфонический оркестр под управлением В. Спивакова, театр им. Е. Вахтангова, открылся видеозал, позволяющий приобщаться к вершинам исполнительства в режиме on-line. Но это заслуга «Росконцерта», организующего гастрольные туры по стране при содействии местных минкультов. На новые спектакли к нам приезжают постановочные бригады: «Летучий голландец», «Аида», «Так поступают все», «пространство впечатлений» от которых длится два вечера, а карман республики пустеет ощутимо и навсегда. Но кому-то это приносит выгоду?

Таким образом, иркутяне, якуты, монголы, находившиеся в одинаковых стартовых условиях с нами, сумели с 30-40-х годов построить инфраструктуру, обеспечивающую потребности своего населения. И только в Бурятии, бывшей когда-то примером для соседей, музыкальная культура от самодостаточной и самообеспечивающей скатилась за последние 5-7 лет на уровень колониальной, зависимой по всем параметрам от метрополии.

Признаки этого наблюдаются по замене профильных специалистов на непрофильных, по перекосу деятельности Минкульта в пользу РЦНТ без какой-либо отдачи и мобилизации усилий на проведение «Голоса кочевников», «Алтарганы» и проч., по приоритету фольклорных жанров над академическими, по деградации оперного театра.

И такое положение соответствует характеру состояния производственных отношений в республике, утратившей на новом витке истории былую индустриальную мощь. А также воцарению крепостных порядков с бесправием подчинённого от незнайки-работодателя, извлекающего за неимением других умений лишь музыку угрозы.

Студклубы как кладезь талантов

На фоне падения музыкального профессионализма оптимизм внушает творческий дух вузовских студклубов. На концертах «Студенческой весны», курируемой комитетом по молодёжной политике, попадаешь в атмосферу, способствующую раскрытию талантов. Здесь можно увидеть богатство фантазии постановщиков классических, народно-стилизованных, бальных танцев, услышать неподдельную искренность в исполнении неаполитанских канцон и музыкальных шедевров из мирового кинематографа.

Так, студент ВСГАКИ Алдар Батуев с незаурядными вокальными данными, удостоенный Гран-при за песню из репертуара М. Магомаева, вполне мог претендовать на участие в очередном конкурсе его памяти. Выступление первокурсницы иняза БГУ Лианы Касаткиной с песней Mercionmeв комплексе её артистизма вполне отвечает уровню экстра-класса. Возможно, на этом поприще её ожидает большое будущее. Или солистка этностудии «Аядон» Анастасия Виндюрина в индийской композиции Dayadaya – уже готовый номер для включения в программу театра песни и танца «Байкал», только пригласите и получите удовольствие. Не выветривается впечатление от трогательно вдохновенной подачи мужским вокальным трио популярной Belle из мюзикла «Собор Парижской богоматери» Р. Коччанте (худрук КДЦ ВСГУТУ Г.А. Николаева).

Изобретательные танцы хореографов БГСХА Л.Л. Шабагановой и Е.А. Школьной говорят о том, что любой из руководителей вузовской самодеятельности мог бы справиться с балетными вставками оперы «Так поступают все» не хуже приглашённого из-за рубежа М. Богартса.

Много полезного можно почерпнуть здесь оперной труппе, оставшейся с «Травиатой» и «Кармен» при горстке зрителей да концертными программами из старинных романсов и бурятских песен с тремя аккордами в аккомпанементе. Как это стыкуется с заявлением о том, что театр на подъёме?

…Настоящее искусство невозможно обмануть, как и его ценителей. Сегодня, когда храм искусств превращён в средство возведения палат каменных без трудов праведных, не будем скрывать, что факел творчества, ярко пылавший в нём, увы, безвозвратно угас, а его блистательные достижения стали достоянием прошлого. Это и есть закономерный итог Года культуры в Бурятии. Как не вспомнить здесь героиню из бессмертной сказки А.С. Пушкина «Сказка о рыбаке и рыбке» с неминуемым крахом её необоснованных притязаний?