"Новая Бурятия" предлагает политический обзор 2014 годав Бурятии, богатого резонансными событиями и скандалами. Главными из них стали те, что связаны с так называемыми "коррупционными делами" и атакой местных силовиков на главу Бурятии Вячеслава Наговицына и его ближайшее окружение. В этом ряду выделяются два уголовных дела: "дело Манзанова", одного министров в возглавляемом Вячеславом Наговицыным правительстве Бурятии, и "дело Сучкова", главного завхоза в аппарате главы Бурятии.

Весь 2014 год в Бурятии прошел под именем бывшего министра сельского хозяйства республики и может с полным основанием называться "годом Александра Манзанова". Напомним, что официальное обвинительное заключение по этому делу, составленное следственной группой Управления ФСБ по Бурятии, было утверждено в прокуратуре Бурятии и вместе со всеми материалами дела направлено в районный суд 31 декабря, в последний день 2013 года. А завершилось все почти ровно через год. 24 декабря 2014 года Верховный суд Бурятии отказал Александру Манзанову в удовлетворении его апелляционной жалобы на решение суда первой инстанции, ранее приговорившего его к 2,5 годам лишения свободы.

Кстати, в январе же 2014 года было предъявлено обвинение по расследуемому уголовному делу о "домике Наговицына" другому чиновнику из окружения главы Бурятии, директору ГКУ "Хозяйственно-транспортный комплекс администрации главы и правительства РБ" Александру Сучкову.

Январь-2014: "Дело Манзанова" в суде

Итак, главным политическим скандалом января 2014 года стало начало судебного процесса над находящимся под домашним арестом министром сельского хозяйства Бурятии Александром Манзановым, который обвинялся в "использовании своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из иной личной заинтересованности и повлекло за собой существенное нарушение интересов государства и общества".

Суть обвинения заключалось в том, что министр Манзанов подписал документы о перечислении неизвестной до этого фирме ООО "Сибирский огород" (руководитель Виктор Павлов) почти 15-ти миллионов рублей в качестве "возмещения части затрат" на реконструкцию Унэгэтэйской оросительной системы (УОС). При этом строительные работы на УОС компания "Сибирский огород", в активе которой был компьютер, принтер и 10 тысяч рублей уставного капитала, естественно, не выполняла. А "манзановские миллионы" рассчитывала получить, представив фиктивные документы, составленные с помощью ООО "Регион-03" (руководитель Сергей Дворников). При этом подчиненные Манзанова, специалисты министерства сельского хозяйства Бурятии, сообщали ему о том, что работы по реконструкции УОС не выполнены.

Рассмотрение "дела Манзанова" в суде началось сразу же после новогодних праздников. Первые семь месяцев, с 14 января по 30 июля, дело рассматривалось в Железнодорожном районном суде Улан-Удэ и завершилось главной сенсацией года. И хотя в ходе рассмотрения дела в суде предъявляемая министру стороной обвинения в лице прокуратуры Бурятии сумма ущерба государству была снижена с 14,7 млн. рублей до 3,5 млн. рублей, Александр Манзанов был признан виновным в злоупотреблении своими служебными полномочиями (ч. 2 ст. 285 УК РФ) и получил реальный срок (!) в виде 2,5 лет заключения в колонии общего режима.

Следует отметить, что до этого все решения судов по "коррупционным делам" чиновников и бизнесменов Бурятии были, как правило, более мягкими и ограничивались штрафами, возмещением ущерба или максимум небольшими условными сроками.

Далее, до 24 декабря в Верховном суде Бурятии рассматривалась апелляционная жалоба Александра Манзанова, в которой он просил суд отменить решение суда первой инстанции и переквалифицировать его дело в административное. На последнем заседании судебной коллегии Верховного суда Бурятии из трех судей (председатель коллегии судья Светлана Соловьева) Александр Манзанов эмоционально заявил о "политическом характере" его дела и о том, что следователи, якобы, требуют от него материалы на других, более высокопоставленных лиц в правительстве Вячеслава Наговицына.

В итоге Верховный суд Бурятии перед самыми новогодними и рождественскими каникулами поставил точку (?) в этом деле и оставил в силе решение Железнодорожного суда Улан-Удэ о наказании Александра Манзанова.

Февраль-2014: Бурятский язык вытеснили из школ

Главным событием февраля не только для Бурятии, но и, пожалуй, для всех национальных республик России, стала сессия Народного Хурала Бурятии, на которой депутаты приняли новый дискриминационный закон "Об образовании в РБ", в котором впервые было убрано требование обязательности изучения второго государственного (бурятского) языка в школах республики.

Таким образом, были созданы все условия для окончательного вытеснения бурятского языка из сферы образования. Сегодня под влиянием "родительской общественности" администрации школ, могут, уволив предварительно учителей бурятского языка, заявить о том, что для обучения детей второму государственному языку "нет необходимой базы". Пример этому показали лидеры кампании за отмену изучения бурятского языка в школах Бурятии, общественники Геннадий Федик и Ирина Гнеушева, результатом ретивой деятельности которых еще в 2013 году было решение коллектива одной из школ в селе Бичура об исключении бурятского языка из учебных программ школы.

Нужно сказать, что в Бурятии не было никакой необходимости принимать столь радикальный закон об образовании, благодаря которому Бурятия стала первой республикой в составе России, добровольно отказавшейся от обязательности изучения и преподавания своего второго государственного языка.

Дело в том, в федеральном законе "Об образовании" записано, что в школах на территории любой республики "...может вводиться преподавание и изучение государственных языков республик РФ в соответствии с законодательством республик РФ". Лишь бы это не противоречило федеральным законам и было не в ущерб изучению русского языка. То есть, сам федеральный закон все же дает возможность республикам утверждать или не утверждать обязательность изучения второго государственного языка в школах.

Однако в Бурятии в 2013 году в общественной среде, СМИ и блогосфере развернулась "кликушеская" кампания, в ходе которой "общественники" обращались к федеральным властям с просьбой "защитить от произвола" и с явно спекулятивным заявлением о том, что в школах Бурятии "мучают русских детей" изучением бурятского языка.

На фоне этого в Народный Хурал Бурятии последовательно было внесено несколько соответствующих вариантов изменений в республиканский закон об образовании, согласно которым отменялось обязательное изучение бурятского языка. За один из этих вариантов депутаты "не глядя" проголосовали 27 февраля 2014 года. Позже в оправдание своих действий несколько депутатов заявили о том, что они сами не читали закона, а разработчики в лице министерства образования Бурятии (министр Алдар Дамдинов) "ввели их в заблуждение" относительно сути этих изменений.

Март-2014: Наговицын остается главой Бурятии

На фоне коррупционных скандалов принятие нового республиканского закона "Об образовании", добивающего и так находящийся "в реанимации" бурятский язык, выглядело попыткой руководства Бурятии выслужиться перед федеральным центром.

Именно так власти республики поняли ведущуюся с 2000 года политику на вытеснение из российских школ "национально-регионального компонента", который был окончательно ликвидирован в 2007 году введением нового государственного образовательного стандарта. А также попытку законодательно запретить в 2012 году обязательное изучение вторых государственных языков республик, которая, впрочем, потерпело фиаско и ограничилась принятием более мягкого российского закона "Об образовании", дающего республикам больше возможностей в регулировании этой сферы.

Тем не менее, власти Бурятии зачем-то бросились "бежать впереди паровоза", протолкнув скандальный республиканский закон об образовании и отменив (первыми в России) обязательное изучение в школах языка "титульной нации" республики. В компенсацию за это позже была принята программа по развитию бурятского языка, по которой на его поддержку в бюджет 2015 года было заложено целых 28 млн. рублей, в два раза больше, чем на "помощь" фирме "Сибирский огород"!

Чем же объясняется такое упорство в ограничении преподавания бурятского языка в нашей республике?

Напомним, что в связи с раскручиванием коррупционных дел в республике, началом судебного процесса по "делу Манзанова" и заведением других подобных дел, закачалось кресло под самим Вячеславом Наговицыным. Впервые с 2007 года в прессе заговорили о его возможной отставке, в феврале окончательно обрушились позиции главы Бурятии в "рейтинге влияния губернаторов", составляемой ежемесячно Агентством политический и экономических коммуникаций (82-е место среди 83-х глав регионов).

В то же время Управление ФСБ по Бурятии и прокуратура Бурятии начали доследственную проверку фактов приобретения по явно завышенной цене дорогостоящего оборудования ("электронных пушек" Clinac 2300) для Республиканского онкологического диспансера (общая сумма 900 млн. руб.) и нарушений норм радиационной безопасности в новой корпусе лучевой терапии онкодиспансера.

Кроме того, в конце 2013 года покинул свой пост начальника Управления капитального строительства (УКС) Министерства строительства Бурятии Сергей Шабалов, которого называли "племянником супруги" главы Бурятии и который приехал в Улан-Удэ из Томска вместе с Вячеславом Наговицыным. В последнее время Сергей Шабалов, курировавший все финансовые потоки, связанные со строительством крупных инфраструктурных объектов в республике, претендовал на пост министра строительства Бурятии. Однако в прессе развернулся скандал с фиктивным дипломом строителя, полученным Шабаловым в Улан-Удэ, и странной смертью преподавательницы ВСГУТУ, причастной к выдаче этого диплома. В итоге Шабалов уволился и уехал из Улан-Удэ.

Перед Новым годом в адрес президента России было отправлено так называемое "письмо ветеранов", в котором более 60-ти заслуженных и уважаемых в республике людей "информировали" Владимира Путина о фактах коррупции, злоупотреблений и хищений, к которым, по мнению, авторов письма, было причастно руководство республики. Кроме того, ветераны просили Путина "отрешить от должности" Вячеслава Наговицына.

В начале 2014 года в прессу начала просачиваться информация из администрации президента России о том, что там, возможно, готовится отставка Наговицына, которая, якобы, должна была состояться не позднее конца марта 2014 года. Учитывая то, что с апреля 2014 года нужно было начинать подготовку и мобилизацию ресурсов регионального и местного отделений "Единой России" перед сентябрьскими выборами депутатов Улан-Удэнского городского Совета депутатов и мэра Улан-Удэ.

Тем не менее, Вячеславу Наговицыну удалось достойно выйти из этой сложной ситуации и сохранить за собой пост главы Бурятии. Возможно, какую-то роль в этом сыграло демонстративное разыгрывание "национальной карты" с вытеснением второго государственного языка из школ республики и получением Бурятии статуса пионера среди республик России в этом "благородном деле".

Апрель-май-июнь-2014: "Байкальская гавань" приплыла?

На фоне начала избирательной кампании в Улан-Удэнский городской Совет депутатов, а также локального конфликта между скандальным главой Тункинского района Андреем Самариновым и активистами регионального отделения Общероссийского народного фронта (ОНФ) внешне гораздо скромнее смотрелись действия прокуратуры Прибайкальского района Бурятии.

Сотрудники прокуратуры провели проверку хода строительства инфраструктурных объектов в ОЭЗ туристско-рекреационной типа "Байкальская гавань". На основании этой проверки в апреле 2014 года они возбудили уголовное дело и начали расследование нарушений при строительстве турзоны, самого внушительного по размерам вложенных федеральных средств проекта на территории Бурятии. Напомним, что первоначально в развитие турзоны планировалось привлечь 36 (!) миллиардов рублей, из которых значительную сумму (около 10 млрд. рублей) должны были составить государственные средства.

Однако через 7 лет после заключения тройственного Соглашения между правительством России, правительством Бурятии и администрацией Прибайкальского района сотрудниками прокуратуры констатируется, что предусмотренные соглашением показатели на 2011-2013 годы не выполнены, места для размещения туристов так не созданы (и не создавались), и собственно туристско-рекреационная деятельность резидентами зоны не осуществлялась.

Проверка прокуратуры и расследование уголовного дела проходили на фоне недавнего заявления руководителя РосОЭЗ Вадима Третьякова об отсутствии в "Байкальской гавани" ожидаемых иностранных инвесторов и о возможном придании этой турзоне "статуса локального курорта". За семь лет федеральный бюджет вложил в строительство инфраструктуры в "Байкальской гавани" 2,8 млрд. рублей, бюджет Бурятии - 1,2 млрд. рублей, однако так и ни одного туристического объекта резидентами зоны не было построено.

В ходе расследования возбужденного прокуратурой уголовного дела о нарушениях при строительстве объектов турзоны "Байкальская гавань" в апреле-июне были выявлено, что необоснованно завышались расходы на выполнение строительных работ. Всего выявлены нарушения на сумму в 110 млн. рублей, в том числе, "неэффективное расходование бюджетных средств" на сумму 18,5 млн. рублей. Сейчас следователями определяется, так сказать, объект уголовного преследования. То есть, кто за все это будет отвечать.

Июль-2014: Министр Манзанов осужден

В июле пресса и общественность с напряжением следили за окончанием резонансного судебного процесса по "делу Манзанова" и "Сибирского огорода" в Железнодорожном районном суде Улан-Удэ. Большинство наблюдателей за этим длительным (почти в 7 месяцев) процессом, в том числе и "Новая Бурятия", перед оглашением приговора министру склонялись к тому, что, скорее всего, дело ограничится формальным признанием вины министра, его естественной отставкой с этого поста, а наказанием ему станет либо штраф с возмещением ущерба, либо условный срок заключения.

За такой исход дела говорили достаточно уверенные позиции Вячеслава Наговицына, как "патрона" Манзанова, а также предыдущая судебная практика по аналогичному делу "Сибирского огорода", когда по доказанной в суде мошеннической схеме возможные подельники Манзанова получили условные сроки лишения свободы. Если уж сами мошенники, которые, кстати, выступали в суде по "делу Манзанова" в качестве свидетелей обвинения, довольно легко отделались, то что же взять с чиновника, который, как он сам утверждал, не знал о "схеме" и денег не получал?

Московские адвокаты Александра Манзанова, услуги которых, не исключено, по просьбе кого-то из чиновников правительства оплачивает московская же группа компаний "Акрополь", всячески старались, и внешне успешно, исключить умысел из состава инкриминируемого Манзанову преступления и настаивали на полной невиновности своего подзащитного. Мол, не знал он о том, что затеяли мошенники!

За достаточно мягкий приговор Манзанову говорило и то, что в последний момент сторона обвинения отказалась от предъявлению ему 11,1 млн. рублей ущерба государству и остановилась на 3,5 млн. рублей ущерба. То есть, на том, что было "железно" доказанным.

То есть, у прокуратуры и УФСБ в случае "мягкого" исхода дела при доказанной вине Манзанова оставались возможности для более успешной раскрутке дела следующих коррупционных дел, которые были к тому времени "на подходе".

И тем не менее, как ни надеялись адвокаты, вердикт судьи Сайдуллы Хаджаева прозвучал как "гром среди ясного неба". 30 июля 2014 года уволенный Наговицыным за день до приговора с поста министра (как видно, признание его виновности в суде явно допускалось) Александр Манзанов получил по приговору суда 2,5 года заключения в колонии общего режима, был вновь заключен под стражу в зале суда и помещен на период апелляций и, возможно, последующий судов в Улан-Удэнский СИЗО № 1!

Август-2014: "Свободу Валерию Доржиеву!"

Самой скандальной в августе стала набравшая силу общественная кампания в защиту арестованного в конце июля в Якутске по подозрению в вымогательстве и получении взятки депутата Народного Хурала Бурятии, известного мецената Валерия Доржиева.

Покровительствующий бурятским боксерам и борцам, а также щедро жертвовавший на строительство религиозных объектов депутат Доржиев, имеющий в Бурятии безупречную репутацию, был задержан якутскими следователями в Хоринском районе, перевезен в Якутию и помещен в следственный изолятор города Якутска за события шестилетней давности. Когда он, будучи вице-мэром Якутска, по версии следствия, "потребовал у директора коммерческого предприятия взятку в виде половины доли уставного капитала фирмы". По информации СУ СКР РФ по Республике Саха (Якутия), взятка Доржиеву была оформлена безвозмездной передачей одному из его родственников доли в уставном капитале номинальной стоимостью более 4,5 млн. рублей.

Арест Доржиева, переведенного затем под домашний арест, вызвала неожиданно широкий резонанс в прессе, были проведены общественные акции в защиту с участием депутатов Народного Хурала, представителей религиозной и спортивной общественности. Эмоциональная кампания в СМИ и социальных сетях под названием "Свободу Валерию Доржиеву!" вызвала даже некоторую межэтническую напряженность на Интернет-форумах, где ряд комментаторов пытались вызвать неприязнь между бурятами и якутами. Причем, представители бурятского народа, отстаивающие "кристальную чистоту" Валерия Доржиева не избежали обвинений в необъективности и попали в весьма невыгодное положение "защитников коррупции".

В настоящее время следствие по "делу Доржиева" продолжается, а сам он переведен до марта 2015 года под домашний арест.

Интересно, что за несколько месяцев до этого так же был арестован и помещен в СИЗО (в последующем переведен под домашний арест) другой депутат Народного Хурала Бурятии Ханхай Монголов, подозреваемый в даче взяток двум сотрудницам Министерства здравоохранения Бурятии. В декабре Хангай Монголов был осужден за "растрату" (ст. 160 УК РФ) и оштрафован на 200 тыс. рублей.

За депутатов тоже взялись?

Сентябрь-2014: "Округ смерти" и выборы мэра

Главным скандалом сентября стала неожиданная (менее чем за сутки до начала голосования на выборах депутатов Улан-Удэнского Совдепа) смерть кандидата в депутаты по 6-му избирательному округу Александра Толстоухова, главного соперника действующего мэра Улан-Удэ Александра Голкова.

Напомним, тело кандидата с предсмертной запиской было обнаружено в его квартире оперативной группой МВД по Бурятии вечером 13 сентября. На следующий день, в ходе голосования на шестом округе фамилию Толстоухова члены участковых избирательных комиссий стали вычеркивать почему-то только после 12 часов дня. В результате значительное количество избирателей (точное число Избирательная комиссия Бурятии не называет) проголосовало за "мертвую душу", что поставило под сомнение легитимность избрания Александра Голкова депутатом горсовета, а впоследствии, и мэром Улан-Удэ.

Все бюллетени, в которых избиратели отдали свои голоса "за Толстоухова" были признаны "недействительными" (421 недействительный из 2312-х бюллетеней, оказавшихся в избирательных урнах), что стало рекордом среди всех 30 избирательных округов. Таким образом, 18,21 % голосов избирателей (в среднем по округам 3,35 %) не учитывалось при подсчете голосов на "мэрском округе".

До середины декабря другие кандидаты в депутаты по 6-му округу Алексей Тиваненко, Алдар Гунтупов, а также сразу несколько избирателей безуспешно оспаривали в суде законность избрания Александра Голкова депутатом.

Не меньший скандал разгорелся 22 сентября на первой после всенародных выборов сессии Улан-Удэнского городского Совета депутатов, когда двое новоиспеченных депутатов, Николай Будуев и Алексей Хандархаев, заявили о том, что выборы мэра Улан-Удэ, состоявшиеся на этой сессии были "фальсифицированы".

Депутат Алексей Хандархаев, единственный соперник Голкова на выборах мэра, сообщил сначала с трибуны сессии, а затем в интервью СМИ о том, что на выбор депутатов (а мэра Улан-Удэ депутаты выбирают из своего числа) повлияло то, что перед "тайным" голосованием депутатам горсовета из "группы Голкова" были заранее присвоены идентификационные знаки (кружки, галочки, крестики, двойные галочки и т.п.), которые они должны были ставить в своих избирательных бюллетенях напротив фамилии Голкова. Таким образом, по мнению Алексея Хандархаева, сам Александр Голков и руководство "Единой России" контролировали "тайное" волеизъявление депутатов и вынуждали их голосовать определенным образом.

В результате Александр Голков все же занял пост мэра Улан-Удэ, однако, что называется, "осадочек остался".

Октябрь-2014: Сбагрили "фенольное озеро"

В октябре главным скандалом стала на первый взгляд обычная сделка между двумя хозяйствующими субъектами - ОАО "Желдорреммаш", которому принадлежит Улан-Удэнский ЛВРЗ, и частной компанией ООО "Транс Логистик". Однако этот "правовой акт" продажи части участка на территории ЛВРЗ, на котором расположено так называемое "фенольное озеро", отстойник-накопитель жидких отходов газогенераторной станции завода, прекратившей свою работу еще в 2005 году (продажа, кстати, состоялась в июле 2014 года), стал предметом внимания Восточно-Байкальской природоохранной прокуратуры.

24 октября в Железнодорожный суд Улан-Удэ поступило исковое заявление прокуратуры с требованием к ЛВРЗ возместить ущерб окружающей среде в размере 9 млн. рублей от "фенольного озера". Кроме того, в отношении ОАО "Желдорреммаш", владельца Улан-Удэнского ЛВРЗ, было возбуждено несколько административных дел. В итоге ответственные лица были привлечены к ответственности в виде штрафа на сумму 323 тыс. рублей.

Чем же было вызвано такое внимание надзорных органов?

Дело в том, что само появление в Улан-Удэ "фенольного озера" в 1987 году было вызвано политическими причинами. Это касалось требований, выдвигаемых ООН и международным экологическим сообществом к СССР, а затем к Российской Федерации, в процессе предоставления озеру Байкал престижного статуса "участка Всемирного природного наследия". Дело в том, что ранее все жидкие отходы ЛВРЗ сбрасывались в Уду, и нужно было прекратить открытый сброс большого количества жидких отходов с высоким содержанием фенолов в водосборную систему Байкала.

В итоге статус Байкала в 90-е годы был получен, однако жители Улан-Удэ получили в центре города большой по площади отстойник-накопитель, ставший сейчас главной угрозой здоровью и окружающей среде в столице Бурятии. И вот хозяева ЛВРЗ, вместо того, что на свои средства ликвидировать "фенольное озеро", решили, по мнению природоохранной прокуратуры, свалить эту проблему на малоизвестную фирму с уставным капиталом в 10 тысяч рублей, а в дальнейшем, возможно, на местные власти.

Ноябрь-2014: "Домик Наговицына" и генерал-завхоз Сучков

Несомненным лидером в категории "политический скандал" в ноябре стало сообщение о том, что наконец-то предъявлено официальное обвинение по уголовному делу, связанному со строительством так называемого "домика Наговицына", или "гостевого дома" в Сотниково. К нем, как известно, сейчас проживает главный гость Бурятии, сам глава республики Вячеслав Наговицын. Объектом обвинения следователи определили еще одного чиновника из окружения Наговицына, директора ГКУ "Хозяйственно-транспортный комплекс администрации главы и правительства Бурятии" Александра Сучкова.

Военный генерал в отставке и главный "завхоз" в администрации главы Бурятии Александр Сучков обвиняется в "нецелевом расходовании бюджетных средств" (ст. 285.1 УК РФ) в размере 61 млн. рублей (из бюджета Бурятии) на строительство гостевого дома площадью 509 кв. метров на территории бывших, еще советских "министерских дач", а затем ЛРЦ "Здоровье" в поселке Сотниково близ Улан-Удэ.

По словам представителей СУ СКР РФ по РБ, для "сокрытия фактов неправомерного расходования бюджетных средств" Александр Сучков представлял строительство дома как его реконструкцию. Однако доследственная проверка, в ходе которой были проведены строительные и бухгалтерские экспертизы, показала, что "реконструкция" все же была именно строительством дома, которое велось незаконно, не будучи "предусмотрено расходными статьями" бюджета.

Впервые о строительстве "гостевого домика" еще в 2012 году сообщала "Новая Бурятия".

Декабрь-2014: "Антикоррупционный" генерал

Политиком декабря 2014 года бесспорно является начальник Управления Федеральной службы безопасности РФ по РБ Казбек Ходов. 20 декабря, в "день чекиста", и перед тем, как Верховный суд Бурятии отказал Александру Манзанову в удовлетворении апелляционной жалобы на решение суда первой инстанции о лишении его свободы и заключении под стражу в зале суда, полковник Ходов в награду за эффективную работу по борьбе с коррупцией в Бурятии получил звание генерал-майора безопасности РФ.

Напомним, что уроженец осетинского города Беслан Казбек Ходов, который является сыном бывшего мэра Беслана и главы Правобережного района Северной Осетии Владимира Ходова, начал свою карьеру в начале 2000-х годов в Северной Осетии, затем был заместителем начальника Управления ФСБ по Забайкальскому краю.

В Улан-Удэ Казбек Ходов прибыл 31 октября 2013 года, и в первый же день его работы в должности начальника УФСБ по Бурятии был взят под стражу министр сельского хозяйства Бурятии Александр Манзанов. В дальнейшем, несмотря на просьбу главы республики Вячеслава Наговицына об изменении меры пресечения для Манзанова на подписку о невыезде или домашний арест на период следствия, член "команды Наговицына" до завершения следствия и передачи дела в суд оставался в СИЗО. И только на время суда был переведен под домашний арест. В результате бывший министр все-таки получил реальный срок заключения. Опять же несмотря на серьезную моральную (находившийся 8 месяцев под арестом в период следствия и суда Александр Манзанов оставался в должности министра!), юридическую, информационную и другую поддержку со стороны Вячеслава Наговицына,

Сегодня сотрудники следственного отдела Управления ФСБ по Бурятии продолжают успешно "раскручивать" так называемые "коррупционные дела", фигурантами которых являются тот же бывший министр сельского хозяйства Манзанов, а также, возможно, другие лица из правительства Наговицына.

В частности, в стадии расследования сейчас находятся еще два громких дела по той же 285-й статье Уголовного кодекса России о злоупотреблении служебными полномочиями.

Во-первых, это расследуемое с февраля 2014 года дело, связанное с фирмой "одноклассника Манзанова" Александра Шаврова ООО "Байкальская торгово-промышленная компания" (БТПК), ранее известной своими успехами в получении разнообразной и щедрой поддержки из бюджета Бурятии и России. Как выяснили следователи УФСБ по Бурятии, согласно подписанным Манзановым платежным документам, фирма БТПК получила 47 млн. рублей (40 млн. руб. из бюджета России, 7 млн. руб. из бюджета Бурятии) на "возмещение части затрат" на реконструкцию осушительно-оросительной системы в Кабанске (общая площадь КООС – 400 га, общий объем финансирования на 2012-2014 годы – 100 млн. руб.) еще до того, как эти самые "затраты" были произведены.

Во-вторых, на подходе еще одно уголовное дело, связанное с самым громким коррупционным скандалом последних лет в Бурятии. Речь идет о 805 миллионах рублей, незаконно переданных из бюджетов России и Бурятии компании ООО "Республиканская аграрная лизинговая компания" (РАЛИК) в нарушении федерального закона "О лизинге". Согласно этому закону безвозмездная помощь из государственного бюджета не может оказываться лизинговым компаниям.

В Бурятии эта схема передачи денег названа "операцией "Бухлер" (Buhler - марка канадского трактора, "бухлёр" - блюдо традиционной бурятской кухни) и широко освещалась в республиканской прессе в течение 2010-2011 годов. Правда, тогда без своего логического завершения.

В этом году скандал вышел на федеральный уровень (издания "Российская газета", "Промышленный вестник", целый ряд московский сайтов), и в результате УФСБ по Бурятии под руководством Казбека Ходова готовило материалы и для этого дела. Сейчас оно расследуется Следственным управлением СКР по Бурятии.

Если его по какой-то причине не развалят, то из-за небывало большой суммы ущерба оно может стать резонансным из так называемых "коррупционных дел" в Бурятии. А фигурантами этого дела кроме Александра Манзанова рискуют стать и другие, более высокопоставленные чиновники.

Напомним, что сам Манзанов на одном из последних заседаний Верховного суда Бурятии 23 декабря 2014 года публично заявил о том, что на него следствием "оказывалось давление" с требованием "оговорить" его непосредственного руководителя, заместителя председателя правительства Бурятии по экономическим вопросам Александра Чепика, ключевого члена "команды Наговицына". Пока же в "деле Манзанова" Александр Чепик выступал в суде в качестве свидетеля обвинения.