Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Насколько тесно связаны судьбы России и Тибета? Есть ли историческая связь между политической практикой российской дипломатии начала XX века в отношениях с вассальными территориями Китая (Внешней и Внутренней Монголией, Восточным Туркестаном, Внешним и Внутренним Тибетом) и нынешней политикой России в защите своих стратегических интересов на востоке?

Таков только самый общий перечень вопросов, которые возникают при знакомстве с деятельностью Агвана Доржиева, человека, чье имя с начала XX века и до сегодняшнего дня привлекает внимание политиков, историков, религиозных и общественных деятелей.

Загадки сугубо частной биографии Агвана Доржиева, причины того большого влияния на Далай-ламу XIII этого человека, относящегося к иностранцам (к ним тибетцы традиционно испытывали крайнее недоверие), скрытые пружины и обстоятельства его столь стремительного продвижения по иерархической лестнице в системе внутреннего управления в Тибете, а также то, с какого времени Доржиев являлся (и являлся ли вообще) агентом русского МИДа - все это является предметом отдельной статьи.

Пока же рассмотрим те события политической истории Тибета и России, которые связаны с деятельностью Агвана Доржиева в период с 1898 года по 1914 год. То есть с того момента, когда Далай-лама XIII, достигнув своего совершеннолетия, сумел получить в свои руки реальную власть в Тибете, и до заключения в 1914 году в индийском городе Симла англо-китайской конвенции, в которой признавалась автономия Внешнего Тибета. Этими двумя датами ограничивается во времени деятельность Агвана Доржиева как дипломатического представителя Тибета в России...начало

Продолжение...Операция "принуждения к миру"

Любопытна реакция на первые сообщения о миссии Тибета в России вице-короля Индии Джорджа Керзона, который считал Доржиева мошенником, а его миссию к царю – выдумкой. Предположение о том, что тибетские ламы настолько изменили своей традиционной подозрительности к европейцам, что открыто направили миссию в Европу, казалось Керзону невозможным. Он был убежден, что Тибет скорее обратится за поддержкой к Англии, чем к России. В свою очередь в Британии существовало два подхода к проблеме Китая.

Центральные власти в Лондоне признавали, что любое предприятие военного характера (во время англо-бурской войны, а также ввиду обострения противоречий как с Германией, так и с Россией) поставит Англию в тяжелое военное и политическое положение.

Правительство же вице-короля Индии в Калькутте считало возможным вооруженные акции в Тибете, который находится в непосредственной близости к границам британской империи. В обстановке, когда Далай-лама игнорирует вице-короля Индии и отсылает нераспечатанными его письма, в Россию публично направляется тибетская миссия.

«Вы понимаете, что ответ на любой подобный поступок России будет очень прост. Без промедления я пошлю английскую армию в Лхасу».

(лорд Керзон – министру по делам Индии Гамильтону. 28 мая 1902)

В итоге после окончания англо-бурской войны, окончательно убедившись в незначительности влияния Китая в Тибете, в бессмысленности обращения к Тибету через Китай и в упорном нежелании Далай-ламы установить личные контакты с англо-индийским правительством, а также, воспользовавшись началом русско-японской войны, английские власти предприняли вооруженную экспедицию в Тибет.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения британцев, стали сообщения их агентов о военных приготовлениях в Тибете, закупках русского оружия и создании Агваном Доржиевым ружейного арсенала в Лхасе.

"Мы получили несомненно ясные доказательства, что Тибет готовится к войне с нами: непальский раджа известил наше правительство, что далай-лама просил у него вооруженной помощи для вытеснения миссии; кроме того мы с достоверностью узнали, что в Тибет ввозились русские ружья, заряжающиеся с казенной части, и амуниция. Потом слухи о русских интригах были подтверждены японским священником Кауагучи; после возвращения из Лхасы в 1903 г. он сообщил, что в 1902 г. ламы приняли от русского правительства два груза привезенных на верблюдах ружей. В сентябре 1903 г. вполне выяснилось, что Дорджиев, кроме своих профессиональных буддистских обязанностей, принял на себя наблюдение за военными приготовлениями в лхасском арсенале".

(Л.О. Уоддель, "Лхаса и ее тайны. Очерк тибетской экспедиции 1903-1904 года", С.-Петербург, 1906, с. 49)

4 августа 1904 года английский экспедиционный корпус вошел в Лхасу. 7-го сентября там был подписан англо-тибетский договор, по которому Англия получает привилегии в торговле с Тибетом. В Лхасе образуется английская торговая миссия. Далай-лама вместе с Агваном Доржиевым бежит от англичан в Ургу, находящуюся вблизи границ России. Казалось бы, англичане могут установить полный протекторат над Тибетом. Ни Китай, ни Россия, находящаяся в состоянии тяжелейшей войны с Японией, не в силах противостоять Британии.

8 апреля 1904 года был подписан англо-французский договор Антанта, а еще ранее, в 1903 году, начинаются англо-русские переговоры в Лондоне о разделе сфер влиянии в Персии, Афганистане и Тибете.

Далай-лама надеется на Россию

С этого времени Россия больше не проводила активной политики в Тибете. Тем не менее, установления полного протектората Англии над Тибетом не произошло. Сказались твердая ориентация Далай-ламы на Россию, то, что Россия имела определенные обязательства перед Тибетом и желание сохранить свой престиж в буддийском мире. В первую очередь, в Монголии, где в это время находился Далай-лама. Монголию Россия тоже рассматривала в качестве плацдарма своего влияния в Китае.

Всего за полтора месяца до начала русско-японской войны и вскоре после вторжения английских войск в Тибет Петр Бадмаев обратился к Николаю II с памятной запиской «О противодействии англичанам в Тибете». В записке говорилось, что Тибет имеет важное политическое значение.

«Кто будет господствовать над Тибетом, тот будет господствовать над Кукунором и провинцией Сычуань, а кто господствует над Сычуанью, тот господствует над всем Китаем. Очевидно, что англичане ясно осознают, что завладев Тибетом, они через Кукунор, Алашань и Монголию будут иметь влияние, с одной стороны, на наш Туркестан, а с другой – на Маньчжурию. Неужели истинно русский человек не поймет, сколь опасно допущение англичан в Тибет, - и японский вопрос нуль по сравнению с тибетским…

(Из архива тибетского врача Бадмаева)

Эти взгляды Бадмаева имели распространение в определенной части правящей верхушки России, где создавались планы образования монголо-тибетского государства под русским протекторатом путем усиления влияния России на Далай-ламу. Лишь одно за другим поражения русской армии и флота в ходе японской войны и последовавшие англо-русские переговоры остановили проведение активной политики России в Тибете.

Напомним, что Россия, следуя авантюре Витте, в локальной схватке с Японией за Маньчжурию заплатила не только жизнями подданных (400 тысяч человек) и политическим унижением, но и потерей 2,5 миллиарда золотых рублей прямых военных расходов, не считая 500 миллионов рублей, потерянных в виде отошедшего к Японии имущества, потопленных военных и торговых кораблей. Также перешли к Японии Квантунский полуостров с портами Порт-Артуром и Дальним, южная ветка КВЖД и половина русского острова Сахалин.

С октября 1904 года по сентябрь 1908 года Далай-лама находился в пределах Монголии, рассчитывая на помощь России в утверждении его во главе единого монголо-тибетского государства под русским протекторатом, объединенного по религиозному признаку. Духовный глава Тибета надеялся на то, что интересы России заставят правительство в Петербурге покровительствовать Тибету, объединенному с Монголией. Именно эту мысль внушил ему курсирующий в это время между Петербургом и Ургой Агван Доржиев, который проводил в жизнь доктрину Бадмаева и военной клики в правящих кругах России.

Этому противодействовали китайские власти, разжигавшие конфликтные моменты в отношениях Далай-ламы с монгольским хутухтой - главой церкви Монголии, авторитет которого с приездом далай-ламы резко упал. Мешали проекту создания монголо-тибетского государства и те политические круги России, которые были заинтересованы в сближении с Англией и паритетном разделении сфер влияния в Китае, и английские власти и правители , желающие укрепиться в полотенце.

За это время Агван Доржиев четвертый раз лично встречается с Николаем II. Встреча происходит 22 февраля 1906 года в Царском селе. К тому времени Россия уже не могла проводить активных наступательных политических действий в Китае. Она была готова отказаться от единоличной политике в Тибете и согласовывать там свои действия с Англией. Переговоры Доржиева в Петербурге, на которые так надеялся Далай-лама, ни к чему не привели. Кроме абстрактных обещаний Доржиев ничего не добился.

Россия отказывается от Тибета

К тому времени Россия и Англия окончательно решили прийти к соглашению по всем спорным азиатским проблемам. 31 августа 1907 года в Петербурге подписано англо-русское соглашение относительно Персии, Афганистана, и Тибета. В соглашении Россией и Англией признавался сюзеренитет Китая над Тибетом. Россия признала также заинтересованность Англии в том, чтобы внешние сношения Тибета не нарушались бы никакой другой страной.

Проще говоря, Россия предоставила Англии решать судьбу Тибета лишь в отношениях с Китаем, в то время как Монголия оставалась в сфере влияния России. Это соглашение, с одной стороны, заложило основы будущей англо-франко-русской Антанты, с другой стороны, предоставило Китаю широкие возможности для полного подчинения Тибета своей власти.

Тем временем, Далай-лама до 1908 года по совету русского МИДа остается в пределах Монголии, что усиливает там влияние России. Тогда же духовенство Забайкалья по инициативе Доржиева добивалось переселения Далай-ламы в пределы России. Цель - создание центра мирового буддизма на территории современной Бурятии. Дипломаты же в Петербурге напротив склонялись к возвращению Далай-ламы в Тибет и всячески пытались нейтрализовать действия военных и религиозных кругов (Безобразова, Бадмаева, Доржиева) во имя сближения с Англией.

В конце 1908 года Далай-лама, окончательно изверившись в поддержке России, прибыл «на поклон» в Пекин, где императорским указом был восстановлен в своем звании правителя Тибета с дополнительным титулом «лояльный верноподданный наместник» и в начале 1909 года отправлен в Лхасу.

Тибет под покровительством Англии

Не прошло и года, как он был вынужден вновь покинуть Тибет и бежать на этот раз уже в Индию, за что вторично был лишен званий и титулов. Тибет был полностью оккупирован китайской армией. Цинская империя полностью воспользовалась возможностями предоставленными ей международными соглашениями начала века, касающимися Тибета.

За три года пребывания в Сиккиме в городе Дарджилинге Далай-лама неизбежно попадает под влияние английских властей. Весной 1912 года во время Синьхайской революции в Китае с помощью англичан Далай-лама возвращается на родину. Позже после окончания боевых действий между тибетскими и китайскими войсками китайцы были изгнаны из страны, были прекращены все связи с Китаем.

Еще во время боевых действий, преодолев противоборство английских советников, Агвану Доржиеву удалось встретиться с Далай-ламой в монастыре Самдинг в Тибете. Эта была последняя встреча Доржиева с духовным и светским главой страны. Доржиев сообщил ему о признании в скором будущем автономии Внешней Монголии (во время революции в Китае и падения Цинской монархии Россия добилась разделения Монголии на Внешнюю и Внутреннюю, а затем установлении своего контроля над Внешней Монголией), о своем положении в Петербурге и о ходе строительства там буддийского храма.

Далай-лама, по-видимому, еще надеялся на Россию, сохранив заблуждение юности о возможности обрести в ее лице могущественного и бескорыстного покровителя, в котором Доржиев его всячески поддерживал. По крайней мере, сразу после этой встречи Доржиев от имени Далай-ламы заключил 1913 году в Урге беспрецедентный для того времени договор с правительством монгольского хутухты, будущего Богдо-Гэгэна. В договоре стороны обоюдно признавали независимость от Китая.

Затем в Петербурге Агван Доржиев передал Николаю II письмо Далай-ламы, в котором тот просил царя придерживаться линии признания и Россией, и Англией независимости Тибета. Однако это не нарушило общей линии в отношении Тибета со стороны России, и Тибет уже не включался в область непосредственных отношений в Азии. Следовательно, отпала и необходимость в исполнении Доржиевым функций дипломатического представителя Тибета в России.

Окончательно все закончилось заключением в октябре 1914 года в индийском городе Симла англо-китайской конвенции о признании автономии Внешнего Тибета. Китайское правительство обязалось не превращать Тибет в колонию Китая, а правительство Англии обязалось не аннексировать Тибет или какую-либо часть его.

Что отделялось от Китая

Россия в свою очередь подписала в Кяхте в 1915 году аналогичное соглашение с Китаем о признании автономии Внешней Монголии. Позже на ее территории было провозглашено сначала независимое Государство Монголия (Монгол Улс) во главе с Богдо-Гэгэном, а затем в 1924 году уже при помощи Советской России провозглашена Монгольская Народная Республика (МНР). На части территории Монголии, в русском протекторате Урянхайский край (объявлен в 1914 году), в 1921 году была провозглашена Тувинская Народная Республика, вошедшая затем в 1944 году в состав СССР

Кроме того, за период с начала Синьхайской революции 1911-1913 годов до провозглашения в 1949 году Китайской Народной Республики (КНР) на территории Китая возникали следующие государственные образования: в 1932 году – марионеточное Государство Маньчжоу-Го (перестало существовать после поражения Японии во второй мировой войне), в 1933 году – Восточно-Туркестанская Республика на территории современного Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая, возникшая в результате восстания уйгуров и других тюрок-мусульман, подавленного китайским правительством при содействии советских властей.

В 1949 году в связи с угрозой аннексии Китаем было провозглашено Государство Тибет на территории Внешнего Тибета (современный Тибетский автономный район Китая). С 1914 года Тибет являлся единственным государством в этом регионе, пользовавшимся фактической независимостью. В 1950 был оккупирован Китаем. Теперь уже Далай-лама XIV был вынужден эмигрировать в Индию и в настоящее время (со времени подавления китайцами народного восстания в Тибете в 1959 году) более 50 лет находится в изгнании.

"Проект Бадмаева" и современный Китай

С конца 80-х годов прошлого века Китай переживает "период модернизации". Наращивая свой экономический, военный потенциал, он начинает осуществлять политику расширения своего влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе с целью занять там господствующее положение.

В отношении России, которая является для Китая естественным препятствием для связи с Европой, это проявляется в строительстве железной дороги от города Урумчи в Синьцзяне до станции Дружба в Казахстане. Таким образом, Китай хочет получает прямое железнодорожное сообщение с Европой и странами Средней Азии. В случае с проектом в Синьцзяне, все порты Китая, в первую очередь южные, связываются с Европой через Казахстан и Центральную Россию. С активным освоением этой дороги Транссибирская магистраль может постепенно утратить свое значение основного пути железнодорожного сообщения стран АТР с Европой из-за высоких тарифов (южный путь короче и дешевле), и в дальнейшем, возможно, будет использоваться только для внутренних российских перевозок.

Помимо этого в Китае задуман международный проект «Туманган» в целях получения китайской провинцией Цзилинь выхода к Японскому морю, что необходимо для развития северо-востока Китая (Маньчжурии). Искомый выход к морю могут предоставить Россия и Северная Корея. В этот проект входит строительство крупнейшего в японском море порта в районе Зарубино на границе России и КНДР в течении реки Туманган (Туманная) и строительство железной дороги Хуньчунь-Зарубино, которая свяжет КВЖД с этим портом. Развитие порта Зарубино неизбежно уменьшит значение российских портов в Японском море – Владивостока, Находки и Восточного, составив им сильнейшую конкуренцию.

С начала 2000-х годов проект "Туманган" по политическим причинам и ввиду нежелания России усиливать позиции Китая в этом регионе был (временно?) заморожен. Однако тема создания международного консорциума для реализации этого проекта периодически возникает на разного рода "международных конференциях", где говорится о необходимости расширении экономических связей с Китаем в соответствии с «политикой открытости и интернационализации производственного освоения Дальнего Востока».

Еще на тему железных дорог. Если говорить о развитии масштабного китайского проекта в Синьцзяне, то ключевым пунктом железной дороги через Синьцзян и Казахстан является город Ланьчжоу в китайской провинции Ганьсу вблизи исторических границ Тибета. Он имеет сообщение со всеми портами Китая, а далее в Казахстан в силу естественного географического положения идет только одна прямая ветка.

А теперь вспомним проект Петра Бадмаева о строительстве железной дороги от Транссиба до того же пункта Ланьчжоу, который Бадмаев называл ключом к Китаю. Спустя 100 лет после двух мировых войн, 70 лет коммунистического режима в России ситуация повторяется с точностью до наоборот. Только теперь уже Китай пытается, ослабив экономическое положение Сибири и Дальнего Востока, начать китайское освоение этих территорий.