Митинг на площади Революции против скандального назначения Николая Мошкина и.о. ректора БГУ, прошедший 30 января,вылился в многочасовую дискуссию в парламенте Бурятии на сессии 3 февраля и фактически в демарш депутатов Народного Хурала РБ против действий администрации главы республики в кадровом вопросе. Неожиданно осмелевшие депутаты провели перед Вячеславом Наговицыным черту, за которую ему "нельзя заступать". Пойдет ли власть в лице Вячеслава Наговицына и руководителя его администрации Петра Носкова дальше в обострении отношений с парламентом?

Интересно, что никогда раньше в бытность Вячеслава Наговицына президентом, а затем главой Бурятии его конфликт с депутатами не проявлялся так открыто. Инициаторами обсуждения этого кадрового вопроса на специально созванной вопреки усилиям администрации главы Бурятии внеочередной сессии на этот раз стали не только "смутьяны" из малочисленных оппозиционных фракций (КПРФ, СР, ЛДПР), а целый ряд авторитетных депутаты из "Единой России", включая вице-спикера Бато Семенова, Бориса Ботоева, Цыденжапа Батуева, Степана Калмыкова и других. Любопытно, что депутатов на этот раз поддержал и сенатор от Бурятии Александр Варфоломеев, представляющий Народный Хурал Бурятии в Совете Федерации России.

Сорвать не удалось

Интересно, что митинг "Мы за БГУ!" 30 января, как и внеочередная сессия 3 февраля, состоялись несмотря на серьезное противодействие властей. Если говорить о митинге, то сначала была опасность того, что его объявят "несанкционированным" и просто разгонят.

Дело в том, что председателя профсоюзного комитета БГУ Марину Добрынину вызвали на ковер в администрацию главы "на разговор", после чего "заболевший" профлидер единолично отозвала из мэрии заявление о проведении митинга. Однако другие члены профкома в тот же день признали ее решение нелегитимным, освободили ее от обязанностей и прислали в мэрию подтверждение о намерении заявителей провести митинг. В итоге ни эта "спецоперация", ни запугивание преподавателей БГУ перспективой увольнения, ни даже 30-градусный мороз не помешали проведению протестного митинга, который прошел даже на более высокой эмоциональной волне.

Ровно тем же результатом закончились усилия администрации главы Бурятии, предпринятые к отзыву подписей депутатов Народного Хурала под письмом к своему спикеру Матвею Гершевичу с заявлением о созыве внеочередной сессии парламента республики. Такую сессию может созвать либо сам председатель Народного Хурала, либо группа депутатов количеством не менее одной трети от общего числа народных избранников. И, хотя трое депутатов смалодушничали или "одумались", собранных подписей под заявлением вполне хватило для того, чтобы устроить этот "бунт в парламенте".

Кто такой Николай Мошкин?

И почему давно предсказуемое назначение нового ректора БГУ взамен ушедшего по возрасту Степана Калмыкова вызвало такую серьезную и неприятную лично для Вячеслава Наговицына (но не для его "правой руки" Петра Носкова) реакцию коллектива университета, общественности Бурятии и депутатов Народного Хурала?

Характеристики самой личности Николая Мошкина, главные из которых определяются как "родственник такого", дают ответы на эти вопросы лишь наполовину. Депутат Народного Хурала Аркадий Цыбиков (КПРФ) назвал Мошкина одним из тех "мальчиков", которые "сейчас непонятно откуда появляются на должностях замминистра" и вызывают недоуменные вопросы у опытных политиков и хозяйственников о том, почему назначают именно их.

Относительно молодой (41 года) чиновник, сын бывшего замминистра социального развития Бурятии Ильи Мошкина, родственник по матримониальным связям других высокопоставленных чиновников из кабинета Вячеслава Наговицына, доктор технических наук в 28 лет, профессор кафедры "Автомобили" ВСГУТУ в 35 лет (двигали в ректоры ВСГУТУ?) был назначен в 2010 году первым заместителем министра образования и науки Бурятии (двигали в министры?).

И вот 30 декабря 2014 года Николай Мошкин на основании собственного заявления назначается приказом Минобразования России и.о. ректора БГУ. Таким образом, если ректор ВСГУТУ Владимир Сактоев и министр образования (сам еще молодой) Алдар Дамдинов сумели избавиться от столь опасного конкурента в лице своего "подчиненного" и "чьего-то родственника", то не повезло на этот раз бывшему ректору Бурятского госуниверситета Степану Калмыкову и, как считается, всему коллективу БГУ.

Ресурс БГУ

Итак, чем же так важен для власти пост ректора любого вуза, расположенного в столице Бурятии. Здесь мы не берем во внимание перспективы личной научно-организаторской карьеры большой массы преподавателей, например, БГУ, престижный статус ректора, его зарплату, сравнимую с зарплатой спикера местного парламента, относительно независимое положение и даже те значительные финансовые (порядка миллиарда рублей в год) потоки на строительство и развитие вуза из федерального бюджета, которыми управляет ректор и его команда.

Этот пост важен и как внушительный политический ресурс "партии власти". На любых выборах и в течении других массовых политических кампаний 10-тысячный коллектив вуза, состоящий из зависимых студентов и преподавателей (рычаги - получение зачетов, экзаменов, сохранение должности, перспективы карьеры) и представляющий собой сплоченную электоральную базу, легко превращается также в хорошо организованную армию агитаторов, организаторов выборов в лице членов избирательных комиссий, участников проправительственных митингов, других более растянутых по времени политических акций. Любое выборное лицо (глава региона, мэр, депутаты) перед выборами видят в любом вузе возможность расширения своего электората и усиления "административного ресурса" для влияния на результаты голосования. Потерять такой рычаг влияния не может позволить себе ни один серьезный политик.

Несомненно, БГУ как политический ресурс рассматривается и на предстоящих выборах главы Бурятии, которые нас ожидают, возможно, всего через два года, в 2017 году, с истечение нынешних полномочий Вячеслава Наговицына. А возможно и раньше, в случае досрочного их прекращения по тем или иным причинам. В любом случае, и Вячеславу Наговицыну, если он благополучно досидит до конца своего второго срока, и тому и.о. главы республики, которого он должен будет рекомендовать в случае своего досрочного ухода (Петру Носкову), нужен будет "административный ресурс" в лице коллектива БГУ для укрепления своих предвыборных позиций.

В этом смысле бывший ректор Степан Калмыков, который в любом случае должен был не позднее 19 января 2015 года (в этот день ему исполнилось 65 лет), оставить по возрасту пост ректора, попал в число политиков, потенциально нелояльных Петру Носкову, который сейчас в значительной степени определяет кадровую политику администрации главы республики. Именно Петр Носков сегодня решающим образом влияет на назначение практически всех руководителей, занимается той самой "работой с людьми", расставляет своих людей "на местах" - руководителей районов, городов, избирательных комиссий, директоров школ, вузов, медицинских и образовательных учреждений. Готовя базу "административного ресурса" для Вячеслава Наговицына (или для себя?) на будущих выборах.

"Спецоперация" по Носкову

Отношения Степана Калмыкова с администрацией главы Бурятии испортились осенью 2013 года во время выборов председателя Народного Хурала Бурятии. Тогда ректор БГУ неожиданно поддержал не наговицынского кандидата Матвея Гершевича, а лидера Бурятского отделения ОНФ Бориса Базарова. Возможно, нынешние неприятности Степана Калмыкова связаны как раз с тем, что он не угодил Петру Носкову. Кстати, Николая Мошкина большинство политических наблюдателей относят как раз в "людям Носкова". И его назначение, по словам самого Калмыкова, является результатом "спецоперации" по его смещению.

Немного о предыстории нынешнего конфликта. Как удалось выяснить "Новой Бурятии", Степану Калмыкову стало известно о том, что Министерство образования и науки не будет продлевать с ним контакт еще в апреле 2014 года, за 8 месяцев до его 65-летия, во время приезда в Бурятию министра образования и науки России Дмитрия Ливанова.

В дальнейшем вплоть до конца сентября 2014 года Степан Калмыков пытался сохранить за собой пост. Но окончательно все решилось, по его словам, 30 сентября 2014 года в Москве во время приема у министра, на который Степан Калмыков пришел вместе с двумя сенаторами Александром Варфоломеевым (от Бурятии) и Олегом Коньковым (от Иркутской области).

Министр образования России Дмитрий Ливанов, как рассказал Степан Калмыков на внеочередной сессии Народного Хурала, сказал , что не может нарушать возрастных требований для ректоров вузов, пообещал Калмыкову пост президента БГУ и попросил представить в аттестационную комиссию его ведомства документы кандидатов от вуза на пост ректора. Что и было сделано 14 октября 2014 года, почти за 90 дней до "дня икс", который наступал для Степана Калмыкова в день его 65-летия. Напомним, что по положению об аттестационной комиссии Министерства образования и науки России, такие документы подаются не позднее 60 дней до истечения срока полномочий действующего ректора.

Все шло к тому, что Степан Калмыков станет президентом вуза, а выборы нового ректора пройдут с тремя вполне лояльными ему кандидатами. Однако в результате всего прошло совсем не так, как хотел сам Калмыков.

В декабре 2014 года в Москву направился 1-й замминистра образования Бурятии Николай Мошкин, который и был назначен приказом Минобраза России от 30 декабря 2014 года исполняющим обязанности ректора, а выборы нового ректора, которые планировалось провести в апреле 2015 года, были отложены на неопределенный срок. Дело в том, что все трое кандидатов на пост ректора, - профессора БГУ Константин Митупов, Эрдэни Елаев и Владимир Хитрихеев, - были объявлены "нелегитимными", поскольку были представлены с "нарушениями срока" (?).

Прибывший срочно в Бурятию руководитель Департамента по кадровой политике и безопасности Министерства образования Владимир Голубовский, генерал полиции в отставке), которого в его ведомстве называют "прикрепленным" (от спецслужб) к министерству специалистом, не смог объяснить ученому совету вуза и коллективу преподавателей законность и саму логику этого решения. Заявив лишь о том, что "это приказ, который надо выполнять".

Перед чертой

Теперь же Степан Калмыков пошел ва-банк. На тот случай, если инициированная Николаем Мошкиным и недругами Калмыкова проверка хозяйственно-финансовой деятельности обнаружит какие-то неприятные для него и его семьи факты.

- У меня есть определенная информация на этих людей (фамилий не назвал - С.Б.), и я хотел бы, чтобы генеральная прокуратура, директор ФСБ России дали бы оценку деятельности этой группы людей. Потому, что эта деятельность выходит за всякие рамки. В результате такой деятельности они умудрились взорвать коллектив БГУ, перевести стрелки в национальный и другие векторы, - сказал Степан Калмыков депутатам.

Возбужденные депутаты почти весь рабочий день (с перерывом на обед) горячо обсуждали назначение Мошкина и.о. ректора БГУ. В результате просить о том, чтобы Министерство образования отозвало свой приказ об этом назначении, они не стали. Ограничившись просьбой провести назначить дату выборов ректора БГУ в первой половине 2015 года и создав депутатскую группу для контроля над проведением этих выборов.

Самое неприятное для Вячеслава Наговицына заключается в том, что депутаты в лице вице-спикера Бато Семенова провели перед ним некую "красную линию".

- Хочется, чтобы решение по назначению ректора БГУ (а Вячеслав Наговицын 13 января направил в Минобраз России письмо, в котором согласился с этим назначением - С.Б.) стало определенной чертой, дальше которой нельзя заходить. Такие кадровые вопросы нужно решать вместе с депутатами, - заявил с парламентской трибуны Бато Семенов.