Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Вооруженный конфликт с Китаем на острове Даманский вполне мог стать прелюдией для новой мировой войны. При этом события, развернувшиеся на реке Уссури 1-2 и 14-15 марта 1969 года, дали мощный толчок к развитию новых видов вооружения. Так, под Даманским впервые были апробированы в реальном бою засекреченные до того времени реактивные системы залпового огня (РСЗО) «Град». А уже вскоре на сравнительно близком расстоянии от Даманского Советский Союз продемонстрировал другой вид вооружений – тактические ракеты.

Советские тактические ракетные комплексы (ТРК) «Луна», «Точка У», до сих пор стоящие на вооружении многих стран служили надежным щитом Советского Союза. А ведь первый успешно проведенный запуск такой ракеты был произведен в Байкальском регионе.

Задумка создания тактической ракеты, способной поражать цели на удалении в десятки и сотни километров, разрабатывалась еще во времена Второй мировой войны. Сейчас, находясь на заслуженном отдыхе, Александр Аханянов, более 10 лет руководивший Этнографическим музеем народов Забайкалья, помнит, как вчерашний день, времена военной службы. В то время Александр Афанасьевич в звании сержанта Вооруженных Сил СССР служил главным вычислителем ракетных дивизионов в Забайкальском военном округе на ст. Безречная Читинской области.

Командировка в Монголию

Когда срок службы сержанта Аханянова в ЗабВО близился к демобилизации, на станции Безречная началось формирование ракетного дивизиона. В состав нового подразделения вошли три батареи с Безречной, ракетная батарея из Одесского военного округа и батарея со ст. Мирная. Изначально сборное подразделение базировалось в палаточном лагере в Читинской области. Однако вскоре его передислоцировали в Монголию.

А в конце мая 1969 года из братской страны был произведен первый пуск тактических ракет. Какая из батарей произведет запуск, оставалось в тайне до последних минут. Однако в полной боевой готовности находились все батареи. Александр Аханянов контролировал пуски и точки попадания всех трех батарей: «Ждали моей команды "Добро".

- Пуски проводились в конце мая 1969 года. Совсем недавно - в марте - произошла провокация на острове Даманский. И этими пусками новых тактических ракет Советский Союз давал однозначно понять – если вы «рыпнитесь», то получите ответ! - вспоминает Александр Афанасьевич.

Ракета 3Р9 (твёрдотопливнаянеуправляемая ракета ТРК «Луна». – Ред.) при общих размерах отличалась в своих модификациях только «начинкой» – ядерной, химической, бактериологической». Следующая модификация – ракета 3Р10 – уже несла ядерный заряд. Напомним, бактериологическое и химическое оружие тогда было запрещено. И, кстати, ракеты «Точка У», которые вооруженные силы Украины применяют против мирных жителей Донбасса, это остатки ракетного арсенала СССР.

Ракетный полигон на территории Монголии показал, что советские войска могли выдвинуться еще ближе к вероятному противнику. А тем временем разведка вероятного противника безуспешно пыталась обнаружить точку ракетного пуска. Спутниковых систем обнаружения тогда еще не было, а визуальные системы наблюдения были недостаточно развиты. Тем более, что эти попытки заблаговременно предотвращались. Китай не имел еще противоракетной ПВО, а ввод его войск означал бы прямую агрессию в отношении союзника СССР. Так ракеты прикрывали от возможной агрессии и братскую Монголию.

Ракетная лягушка

Более того, ракетные системы пуска того времени были достаточно мобильны и могли быстро покинуть место запуска. За такую неуловимость и непредсказуемость в натовской классификации пусковая установка и сама ракета 3Р9 получила название FROG («лягушка»).

Интересно, что саму ракету в момент запуска главный вычислитель Аханянов своими глазами не видел. Уже после демобилизации Александр Афанасьевич побывал в тех местах, куда сам ее направлял. Оказалось, что ракета взорвалась, не долетев до цели буквально несколько метров. Впрочем, в месте попадания ранее находился тригонометрический пункт (репер привязки стрельбы. – Ред.), от него не осталось ничего – полностью снесло мощной взрывной волной.

В ходе дальнейших испытаний было выявлено, что круговое отклонение такой ракеты может достигать 1 км. И первый запуск ракеты 3Р9 был произведен с ювелирной точностью. Он и был признан успешным. С советской стороны пуском командовал заместитель командующего ЗабВО, генерал-лейтенант Колесников, а от Монголии был тогдашний министр обороны МНР генерал-полковник Лхаго-Сэрэн.

Выполняя интернациональный долг

На построении подразделения сержант Аханянов при докладе о выполнении боевой задачи столкнулся с определенным затруднением, ведь стандартная фраза «Служу Советскому Союзу!» была не совсем уместна. Собравшись с мыслями, сержант Аханянов доложил: «Товарищ генерал-полковник, выполняя интернациональный долг, 6-й отдельный ракетный дивизион произвел успешный пуск ракеты. Цель уничтожена». Александр Аханянов вспоминает: «В ответ министр обороны Монголии похлопал меня по плечу и одобрительно сказал: «Молодец, не растерялся!».

Последние дни службы Александр Афанасьевич вспоминает с ностальгией: «Когда я увольнялся в запас, перед самым увольнением командир дивизиона предлагал остаться на сверхсрочную службу, просил заняться подготовкой специалистов по наведению. Но «домой-то очень хотелось вернуться!»

После демобилизации 29 июня Александр Аханянов перешел границу между Монголией и СССР. Все его сослуживцы группами выехали за 2-3 недели до этого. А сержант Аханянов следовал один в сопровождении офицера. Иначе в джинсах и нейлоновой рубашке его могли просто не пропустить через границу.