Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В России нет такого региона, которого не коснулся бы конфликт на Украине. Наверное, никто не ожидал, что политический переворот на Украине в феврале 2014 года перерастет в настоящую гражданскую войну. Спасаясь от ежедневных бомбежек и артобстрелов, мирные жители восточной части Украины искали убежище в России. Приняла беженцев и Бурятия.

С августа прошлого года в Бурятию прибыло более 1 тыс. беженцев из Украины. Из этого количества предпочли остаться почти 300 человек. 200 человек выехали в другие регионы, сообщают в УФМС России по РБ.

Большинство беженцев располагалось в пункте временного размещения на базе АУСО РБ «Республиканский реабилитационный центр для детей с ограниченными возможностями «Светлый». По данным Минсоцзащиты РБ, помощь в этом центре за весь период оказана 287 вынужденным переселенцам, из них 41 человек остался в Улан-Удэ на постоянное проживание.

Прибывшие граждане получили оперативную помощь по вопросам трудоустройства и жизнеобеспечения, в том числе последующего направления на постоянное место жительства. По сообщениям УФМС и Минсоцзащиты РБ, граждане Украины были отправлены в районы, там трудоустроены и обеспеченными временным жильем.

Однако на самом деле беженцам пришлось столкнуться с бюрократизмом и откровенным цинизмом местных властей.

Семья Лисовых

Многодетная семья Лисовых из Донецка приехала в Бурятию в начале сентября 2014 года. Для многих они – пример. Глава семейства Дмитрий – единственное сильное плечо для супруги Натальи и четверых детей. Старшей дочери 17 лет, младшему ребенку всего 4 месяца. Есть сыновья-двойняшки 5-ти лет Никита и Тимур. Главное в их побеге от войны была болезнь маленького Никиты, инвалида детства.

Фото с сайта aif.ru

В Донецке Лисовы жили на первом этаже. Город бомбили днем и ночью. До сих пор дети вспоминают этот ужас. Из Украины уехали 22 августа. В России семья сначала находилась в Ростовской области. Там им сообщили, что по постановлению президента РФ они, как беженцы, могут участвовать в программе помощи переселившимся соотечественникам. Если они изъявят желание поехать в Бурятию, то смогут рассчитывать на финансовую помощь в размере 1 млн руб. На эти деньги можно приобрести жилье и прожить до полного обустройства. Лисовы согласились. Однако по приезду в Бурятию они поняли, что надеяться особо не на кого. Никаких денег никто не выделяет.

– Нас разместили в центре «Светлый». Там действительно помогали оформить некоторые документы, помогали одеждой. Когда в ноябре родился четвертый ребенок, Министерство соцзащиты республики закупило все необходимые принадлежности для новорожденного, – рассказал Дмитрий.

Им предложили поехать в Кабанский район, где после переезда начались трудности. Администрация района не могла найти им жилье. Снять дом помог редактор местной газеты Сергей Боровик, - появилась хоть крыша над головой. Было трудно с работой, но глава семьи устроился в местное кафе. Параллельно пришлось подрабатывать еще в трех местах. Семья из 6-ти человек в незнакомой стране живет на 20 тыс. руб. в месяц, оплачивает аренду жилья в 3,5 тыс. руб. Отдельная статья расходов - оформление документов, на которые уже ушло около 35 тыс. руб. Оформить гражданство и получить паспорт самому Дмитрию пока не получается, у него утеряно свидетельство о рождении. На его восстановление, возможно, уйдут годы. Ушел запрос на Украину, на который никто отвечать не собирается.

– Никогда ничего не прошу. Говорят, что поэтому можно нас в пример ставить. Единственная помощь, которая нам нужна, это лекарства для Никиты. Его инвалидность связана с редкой болезнью. Каждый месяц требуется госпитализация и лечение в больнице в Улан-Удэ, а на это нужны деньги, – говорит Дмитрий.

У 5-летнего Никиты редкая болезнь – синдром Штульге-Вебера. Кровь у мальчика бежит быстро и не успевает обогащаться кислородом. Прогноз при этой болезни может быть благоприятным, но надо наблюдаться у врачей.

Семья Бершак

Если в истории Лисовых можно найти светлые моменты с предоставлением реальной помощи и состраданием, то в другой истории проблем больше. Александр, Лариса и их дочь 16-ти лет Настя проживают в Баргузинском районе. От равнодушия к ним наворачиваются слезы. Они тоже приехали в сентябре прошлого года, побывали в РЦ «Светлый», где прошли медосмотр на получение документов для гражданства. У них тоже пока нет российского гражданства, нет даже вида на жительство. Их отправили в Усть-Баргузин, где жилья так и не получили.

Их временно приютила хозяйка местной турбазы Юлия Базарева. Здесь все трое беженцев живут и работают. Оказалось, что документы оформить практически невозможно.

Сначала в Усть-Баргузине местные медики не приняли справки с анализами и заставили снова пройти медосмотр за свой счет в Улан-Удэ. Затем непонятная возня с фотографиями, которые нужны практически к каждой справке. Специалистам не угодили предоставленные фото – то фон не такой, то нужен цвет, то черно-белые фото. На каждый документ подтверждения личности нужен перевод с украинского на русский. Такую услугу предоставляют только в Улан-Удэ. И все это серьезные финансовые затраты.

Дочь Анастасия по возрасту не успела получить украинский паспорт, а в Бурятии ей паспорт получить уже нельзя. УФМС порекомендовала родителям предоставить свидетельства о рождении на всех членов семьи. Но эти документы остались в Донецке и теперь неизвестно, как можно вообще их раздобыть.

Впрочем, волокита с документами – это полбеды. Перед Новым годом семью посетили работники местной соцзащиты. Они привезли помощь в виде обуви - мужские замшевые туфли 45-го размера, женские клеенчатые сапоги и коробку конфет для дочки. Обувь не по размеру, женские сапоги узкого пошива на детскую ножку. Просто демонстрация равнодушия.

Но возвращаться Бершак некуда, и что будет дальше им представить страшно. "Мы никому не пожелаем оказаться в чужой стране без денег, без жилья и без надежды на понимание и сострадание", – говорят супруги Бершак.

Ольга и Диана Рахимовы

Невозможно равнодушно относиться и к истории Ольги Рахимовой и ее дочери Дианы 4-х лет. Ольга, молодая мать-одиночка, приехала в Бурятию из Донецка в начале сентября. Для нее приехать в Россию было непростым решением. При бомбежках ребенок очень страдал. В Донецке у этой семьи из двух хрупких человечков осталась бабушка и братья. Диана до сих пор не может справиться с ужасом от войны, с трудом адаптируется в мирной обстановке.

Сначала погостить и спрятаться от войны пригласили дальние родственники в Москве. Но вооруженный конфликт продолжался. На родине Ольги погибло уже более 5 тыс. человек. Они прожила в Москве почти месяц, нужно было двигаться дальше, спасать ребенка. Так она оказалась в Бурятии. В "Светлом" помогли оформить некоторые справки, пройти

медосмотр и определиться с местом дальнейшего проживания. Для переезда выбран был Заиграевский район. По прибытии власти района выделили в аренду квартиру для Рахимовых с ежемесячной оплатой в 5 тыс. рублей в Онохое. Помогли и с устройством малышки в садик. И все.

Ольга с трудом нашла работу. Обходила и обзванивала всех, но как только узнавали, что она беженка из Украины без прописки, ей отказывали. Наконец, местная владелица магазина согласилась принять ее на ставку мерчендайзера с маленьким окладом. Жизнь начала налаживаться. Но в феврале женщину «попросили» с работы. Частые больничные, отгулы и просьбы отпускать с работы в 17 часов привели к увольнению. Дочь в суровой Бурятии часто простужалась, а остаться с ней было некому. Пораньше с работы уходить нужно было, так как садик в Онохое работает до 17 часов.

И снова поиски работы, пока безрезультатно. Но больнее всего равнодушие людей.

– Меня поразило, что люди говорят, мол, «зачем вы сюда приехали, езжайте обратно домой, там уже не бомбят, а у нас места в садике забираете и работу». Было обидно, ведь ехать обратно страшно. А в больнице при медосмотре отнеслись к нам, как к бомжам. Но мы нормальная семья, просто так вышло, что остались без дома. Люди не могут понять, как тяжело быть беженцем, – с горечью объясняет Ольга.

У семьи нет прописки, не готовы документы, потому что нет дома. Без работы нет денег на документы. Это замкнутый круг. А УФМС просит оформляться быстрее, при этом ничем не помогая. Поражает отношение местной соцзащиты. "Мне позвонили в декабре из соцзащиты и сказали, что для нас с Дианой выделили деньги на покупку зимней обуви. Попросили продиктовать размер, который мы носим, и сказали ждать приезда. Но до сих пор никто ничего не привез и даже не позвонил", - рассказала Ольга. Кстати, Ольга говорит, что ей неловко брать одежду и еду, которую приносили ей сердобольные бабушки. Но деваться уже просто некуда.

В такой ситуации оказаться, конечно, врагу не пожелаешь. Сегодня единственная надежда беженцев – это работа и получение российского гражданства. Но почему эти люди постоянно встречают чиновничье равнодушие?

С тяжелым сердцем и налегке

Очевидно, что республика оказалась неготовой к приему такого количества беженцев. А жители Бурятии и подавно восприняли происходящее неоднозначно.

Помогли, чем смогли

По данным Республиканского агентства занятости, из всего количества граждан, временно размещавшихся в предоставленных пунктах, 321 человек трудоспособного возраста, из них выехали за пределы республики 113 чел., в районы республики – 143 чел. В настоящее время в муниципальных районах трудоустроены 82 беженца. Это 60% от всего количества экономически активных граждан Украины, прибывших в Республику Бурятия. Остальные 40% – это либо пенсионеры, либо матери с малолетними детьми и несовершеннолетние, которые не являются трудоспособными.

В районах республики приняты необходимые меры по устройству детей в образовательные организации дошкольного и общего образования.

– Так, в муниципальных районах республики родители 112 детей обратились за помощью в устройстве детей в образовательные организации. Все они получили соответствующую помощь: в дошкольные образовательные учреждения устроены 10 малышей, в школы – 96 ребят, в учреждения общего и среднего профессионального образования – 6 человек, – поясняетсотрудница пресс-службы Минсоцзащиты республикиАрюна Гулгенова.

Для поддержки вынужденных переселенцев из резервного фонда правительства Республики Бурятия выделена материальная помощь в размере 5 млн 180 тыс. руб., ее получили 518 человек с учетом граждан, самостоятельно прибывших в Бурятию. Эта сумма распределялась как единовременное пособие в размере 10 000 рублей на одного человека.

Кроме того, трудовыми коллективами министерств и ведомств, организаций, учреждений и предприятий организован сбор добровольной помощи в помощь вынужденным переселенцам. В результате общая сумма перечисленных денежных средств на благотворительный счет Ассоциации автономных учреждений социального обслуживания Министерства социальной защиты населения Республики Бурятия составила более 980 тысяч рублей. Сбор помощи продолжается.

Если беженцы приезжали к нам с котомками, у них не было вещей, то уезжали в районы они обеспеченными одеждой. Некоторые даже переплачивали за перевес, если у них оказывалось свыше 35 кг ручной клади. Помогли в этом местные жители, приносящие вещи, – отметили в министерстве.

Что происходит у «соседей»

В соседние с Бурятией регионы также прибывают беженцы. В Иркутской области их уже больше 1,5 тыс. человек. В индивидуальном порядке люди приезжали туда с конца марта каждую неделю — от 50 до 200 человек. Кто-то приехал к родственникам и знакомым, кто-то – в полную неизвестность. Все эти люди с юго-востока Украины. Сейчас таких в области около 1,5 тыс. человек. В августе приехало больше 900 человек. И еще два состава в пути примерно по 700 человек.

Здесь также наблюдаются трудности с размещением переселенцев. В основном они проживают в летних оздоровительных лагерях, в Братске на эти цели задействованы два санатория. Большая часть живет в лагере «Металлург» (Шелеховский район) и в училище олимпийского резерва (Ангарский район). Часть живет в центре помощи детям, оставшимся без попечения родителей (Иркутск), 25 человек — в Шелеховском районе в комплексном центре.

Как и в Бурятию, в Иркутскую область попал очень разнородный состав, много людей с высшим образованием, есть педагоги, дизайнеры, строители, большой спектр профессий. Но в основном, судя по последнему составу, это люди рабочих специальностей от 20 до 40 лет, 175 детей в возрасте от 1 месяца. Многие имеют российские паспорта, двойное гражданство. Оканчивали российские вузы. Трудиться им придется в основном на рабочих специальностях. Дорожные, строительные работы.

Иркутяне говорят, что рады помочь этим людям, так как искренне сочувствуют их горю.

Новая головная боль

Остаются в суровых сибирских краях сегодня лишь те из «южан», кому просто некуда бежать. Так, мы попытались отыскать устроившихся беженцев в районах. К собственному недоумению, обнаружили, что далеко не все так хорошо, как описывают официальные источники.

Так, некоторые переселенцы трудятся разнорабочими на предприятиях сельских районов. Все потуги связаться с ними и переговорить приводили лишь к одному результату – отказу без объяснения причин. Сочувствующие местные жители, перешептываясь, поделились сведениями о подобном поведении беженцев.

Им пригрозили. Если будут разговаривать с прессой, их выселят. А идти, сами понимаете, некуда, – осторожно объяснила Ирина Т., односельчанка украинских беженцев.

Однако нам удалось поговорить с одной из семей переселенцев о том, как происходила адаптация и обустройство на новом месте.

Оказалось, что регион принял их хорошо. «Рассчитывали на худшее». Виктор С., вынужденный переселенец из Ростовской области, рассказал, что по прибытии нужно было ждать, пока готовятся документы, потом их оформлять самому. После чего его с супругой и ребенком распределили в один из районов. Там оказалось, что поселить семью возможно в пустующих комнатах общежития среднеспециального училища. Предупредили, что это временно. Так прошел месяц. А позже их попросили съехать в другой поселок. Сегодня эта семья трудится на заводе в качестве маляров-разнорабочих. Зарплата небольшая, пока ее хватает на еду. Жить приходится почти в спартанских, но, по словам беженцев, приемлемых условиях. Им дали пустующие помещения в полузаброшенном доме без удобств.

– Нам большего и не надо. Дали заработать, жилье какое-нибудь, а там мы сами обустроимся и заработаем на себя. У местных ничего забирать не собираемся, – объяснила Мария Л., беженка, проживающая в другом районе Бурятии.

Власти сельских районов Бурятии комментировать ситуацию официально отказались. Им показалось неуместным перечислять трудности, с которыми они столкнулись при приеме беженцев и их расселении. Сотрудники одной из администраций района несмело объяснили это в форме не для печати «командой сверху, которую нужно выполнять».

Неплохо в таком случае выручают жители Бурятии, добровольно приютившие у себя в домах вынужденных гостей из Украины.

Без бумажки и родни

Пока вынужденные переселенцы проживают в реабилитационном центре, им помогают оформить документы, найти жилье и работу. Детей устраивают в школы и детские сады. Однако на первых порах, как отмечают в Минсоцзащиты Бурятии, с данным вопросом пришлось набить шишек. Так, первая партия беженцев, направленная во временный пункт «Светлый», получала возможность бесплатно обследоваться по медицинским показателям. Затем им давалась справка, с которой они уже самостоятельно готовили остальные документы. Такой подход показал, что время затягивается и ждать людям приходилось долго. Неудобно было им разбираться и с документами в чужой стране. Сегодня в качестве помощи им оказываются услуги по получению всех необходимых документов прямо на месте.

Однако есть граждане Украины, которые самостоятельно приезжают к родственникам. Так, Андрей Ф. из западной Украины переехал к своим бабушке и дедушке. Он намерен остаться на постоянное проживание в Бурятии. При оформлении документов столкнулся с рядом трудностей.

– Если нет родни в республике, человеку гораздо сложнее оформить все документы. Я первым делом обратился в УФМС, где мне неопределенно объяснили, что и как делать. Сначала я оформлял миграционную карту, потом подал заявление на прописку и гражданство. Долго ждать приходится документы, пока проверяют мотивы получения гражданства и прочее. Я живу в районе в 30 км от города, и мне нужно было получить копии миграционной карты для районного отделения. Почта идет только по средам. Пришлось ждать неделю, чтобы получить ответ на копии миграционной карты и паспорта. Так что повезло с этим тем, кто в пунктах временного размещения все это получает, – поясняет Андрей.

Пока ситуация такова, что обе стороны – и власти, и беженцы – испытывают трудности при оформлении на проживание и работу в республике. Кто-то из тех, кто уехал в районы, нашли жилье и работу, кто-то только ищет. Жители республики отнеслись к беженцам с пониманием, некоторые приняли их к себе на временное проживание. Им предоставляют жилье на безвозмездной основе или за символическую плату. Однако при этом в народе бытует недовольство, что некоторые рабочие места в сельских районах, где и так безработица, отдают приезжим гражданам. Существует волнение и за нехватку мест в школах и детсадах. Но больше, конечно, украинцы встречают сочувствие и помощь. Неизвестно, прибудет ли в Бурятию очередная партия беженцев. По предписанию, республика должна была принять 1445 человек.