В начале марта оба первых лица Бурятии – глава республики Вячеслав Наговицын и спикер Хурала Матвей Гершевич – уехали в Москву, вероятно, чтобы искать защиты от «злых бурят» в кремлевских коридорах. Наблюдатели в Улан-Удэ предположили, что главной целью этой поездки может быть сохранение за Матвеем Гершевичем кресла председателя республиканского парламента. Ведь для самого Вячеслава Наговицына потеря своего человека на втором в Бурятии посту может обернуться еще большими неприятностями.

Глава Бурятии Вячеслав Наговицын аж с 3(!) марта находится в столице в «рабочей командировке» и проводит «работу в федеральных органах власти». Спикер Народного Хурала Матвей Гершевич покинул свою синекуру в Улан-Удэ и отправился туда, где не верят слезам, «в отпуск». Все это действие разворачивается на фоне весьма нежелательных для обоих персонажей криминальных и политических событий, которые в последний месяц развернулись в Бурятии с легкой «правой руки» Наговицына руководителя администрации главы Бурятии Петра Носкова, развернувшей ретивую деятельность.

Синдром Мошкина

Окончательно «раскачать лодку» в «таежной, озерной, степной» серому кардиналу Носкову удалось, задвинув на пенсию экс-ректора БГУ и одного из влиятельных «единороссов» в парламенте Бурятии Степана Калмыкова. И выдвинув на пост руководителя ведущего в Бурятии вуза не понятую никем кандидатуру – не известного ничем, кроме родственных связей 40-летнего замминистра образования Бурятии Николая Мошкина.

Для многих видных «единороссов» в Бурятии этот случай с Мошкиным стал откровением и четким знаком того, что двухгодичной давности «спецоперация» с мэром Улан-Удэ Геннадием Айдаевым не является случайным событием. Для каждого депутата, чиновника и бизнесмена из ЕдРа сегодня стало пронзительно ясно, что ни членство в «Единой России», ни соблюдение партдисциплины, никакая активная деятельность по «защемлению» оппозиции в парламенте и демонстрация партийной и личной преданности отнюдь не гарантируют сохранение должностей, доходов, бизнеса и даже безбедной старости.

Все «единороссовские» «партайгеноссе» вдруг поняли, что сегодня ты можешь выполнять все партийные директивы, послушно голосовать по приказу, бесконечно «нагибаться» и публично выступать, защищая ЕдРо и бросаясь на амбразуру за представителей ее верхушки здесь на месте. А завтра в отношении тебя могут провести такую вот «спецоперацию», выкинуть на улицу, при этом облив грязью с ног до головы.

Именно эта перспектива, отчетливо увиденная благодаря Носкову всеми депутатами-«единороссами», и заставила целый ряд авторитетных «одномандатников» из ЕдРа, сначала публично провести перед Вячеславом Наговицыным «красную черту», осторожно заявив о том, что дальше ему нельзя. Напомним, что это произошло в феврале этого года на последней внеочередной сессии Народного Хурала РБ, посвященной ситуации в БГУ. А затем и более решительно поставив перед ним вопрос о замене Матвея Гершевича («человека Наговицына») на посту председателя Хурала.

Напомним, что на этой неделе было уже собрано необходимое количество подписей действующих депутатов под письмом хуральскому спикеру о созыве внеочередной («очередной внеочередной») сессии парламента республики. По вопросу о сложении полномочий Матвея Гершевича. А если он не захочет уйти, то, скорей всего, ему будет полный импичмент!

Метод Носкова

Сам Гершевич срочно «ушел в отпуск», «собрал чемоданы» и уехал с Наговицыным в Москву «решать вопрос» о сохранении за собой насиженного кресла. О выбранной этой парочкой «тактике защиты», возможно, говорит высказывание депутата Госдумы РФ от ЛДПР Алексея Диденко. На минувшей неделе он заявил одному из местных СМИ о существовании в Бурятии неких «красных националистов». И что, мол, депутаты снимают Гершевича «за примесь русской крови».

Любопытно, что такая тактика обострения межнациональных отношений (пока только в информационном пространстве республики) в ходе властных интриг и в расстановке кадров стала в последние годы своеобразным «коньком» властей Бурятии, в частности, руководимой Петром Носковым администрации главы Бурятии.

Нетрудно догадаться о том, какие аргументы приводят в свою защиту на Старой площади и в центральном офисе «Единой России» Наговицын и Гершевич. В свое время «собранные чемоданы» и мифы о «красной угрозе» в лице лидера местных коммунистов Вячеслава Мархаева и о «бурятских националистах» не раз помогали действующему главе Бурятии, несмотря на падающие рейтинги, откровенные провалы в экономике (сельском хозяйстве, туристической отрасли) и громкие коррупционные скандалы последних лет, с успехом сохранять за собой не только пост главы республики, но и нужных ему во власти людей.

В Москве уже, видимо, привыкли к тому, что постоянные скандалы во власти в «таежной, озерной, степной» республики объясняются очередным наступлением «красных националистов». До этого такая тактика неизменно срабатывала.

В 2012 году Вячеслава Наговицына переназначили на пост главы Бурятии без проведения всенародных выборов, по-видимому, опасаясь его проигрыша Мархаеву. В 2013 году тот же миф о «красной угрозе» в Бурятии сыграл свою роль в усилении позиций Наговицына как координатора региональной «партии власти» перед выборами в Госдуму РФ. Критически накопившиеся к 2014 году коррупционные скандалы в Бурятии и тогда не смогли помешать Наговицыну остаться на своем посту. И опять из-за «красно-бурятской» угрозы.

Защита Наговицына

Остается только гадать, когда же до людей в Москве, наконец-то, дойдет та простая мысль, что все проблемы Наговицына, возможно, возникают не из-за «злых бурят» и не из-за «красных националистов». Напомним о том, что бэкграундом последних политических событий в республике, где 29 марта готовится очередной (третий по счету) митинг общественности с требованиями отставки Наговицына, и двух подряд демаршей депутатов Хурала в виде созыва внеочередных сессий с политическими требованиями, служат следующие обстоятельства.

Во-первых, это завершившийся в декабре 2014 года громкий судебный процесс по делу бывшего министра сельского хозяйства РБ Александра Манзанова; во-вторых, отстранение от должности по решению суда в начале 2015 года руководителя хозяйственно-транспортного комплекса администрации главы РБ Александра Сучкова за строительство на бюджетные деньги «домика Наговицына». И, наконец, в-третьих, возбуждение уголовного дела в отношении руководителя Республиканского агентства по физической культуре и спорту (РАФКиС) Владислава Бумбошкина. А также скандальное назначение молодого «сына-зятя-шурина» Мошкина и.о. ректора БГУ. И это только самые «горячие пирожки», изготовленные на кухне республиканской власти.

Не исключено, что критическая масса негатива со стороны вечно жалующегося в Москве на бурят (не исключено, что по совету своей «правой руки») главы Бурятии в скором времени кому-то в белокаменной надоест и люди поинтересуются: а может быть, не все так просто в солнечной Бурятии?

P.S. В последние дни один из информационных ресурсов Бурятии запустил слух (в отсутствие главы в республике народ питается слухами) о том, что Вячеслав Наговицын якобы «пошел на попятную» и решил отстранить Николая Мошкина от должности врио ректора БГУ. Дабы снизить тем самым накал протестных настроений.

Судьба же Матвея Гершевича пока остается неизвестной. Депутаты, собрав нужное количество подписей за созыв внеочередной сессии по вопросу об отстранении своего пока действующего спикера (для созыва сессии нужно не менее 22 подписей депутатов, или одной трети от количественного состава нынешнего Народного Хурала), пока не дали хода своему письму.

Тем временем в Улан-Удэ 11 марта приезжал из Иркутска депутат Госдумы РФ Сергей Тен, и.о. руководителя Межрегионального координационного совета партии «Единая Россия». По-видимому, он и должен сообщить в Москву о ситуации в Бурятском региональном отделении партии и о том, имел ли место «бунт «единороссов» в республике.

Стало известно и о предварительной дате очередного «антинаговицынского» митинга в Улан-Удэ – 29 марта 2015 года. Однако если к тому времени сам Наговицын пообещает, что Николай Мошкин не будет ректором БГУ, митинг может не состояться.