Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В № 7 "Новой Бурятии" от 1.03.2015 была опубликована статья "Беженцы в Бурятии сталкиваются с бюрократизмом и равнодушием". В ней рассказывалось о судьбе нескольких семей беженцев из Украины, которые переехали в Бурятию.

По приезде власти района выделили в Онохое в аренду квартиру (5 тыс. руб.) для матери и дочери Рахимовых. Помогли и с устройством малышки в садик. Потом помощь закончилась. А на комментарии, которые давала Ольга Рахимова газете, последовала реакция со стороны сотрудников соцзащиты Заиграевского района. Когда в очередной раз редакция связалась с Ольгой, молодая женщина рассказала о визите чиновников.

- Приехали, посмотрели на условия в доме, все записали. Возмутились тем, что я не работаю. Я объяснила, что не могу найти работу, тогда дали адрес и телефон работодателя. А потом в очень грубой форме стали расспрашивать, как я вышла на журналистов, зачем жаловалась? И намекнули, что мне не стоит общаться с прессой, - говорила расстроенная Ольга по телефону.

Действительно, после того, как Ольга Рахимова осталась без возможности заработка и искала работу, она испытывала значительные трудности. Ей было необходимо оплачивать детский сад и отдавать кровные за съемное жилье, отступные на работе ей выдали всего около 1 тыс. руб. На тот момент она познакомилась с мужчиной, семья Рахимовых увеличилась. Однако не увеличился доход семьи. Почему-то факт совместного проживания показался сотрудникам соцзащиты каким-то возмутительным.

Лучше уехать

Трудности переезда в Заиграевский район и в общении с районной соцзащитой населения подтвердила и семья беженцев Колядюк. Мать и ее взрослая дочь с мужем также приехали из Донецка. Были трудности с поиском работы, с жильем. Сейчас из квартиры, которую удалось найти при помощи соцзащиты, семью выселяют за долги арендодателя, другое жилье поблизости найти практически невозможно. Семья Колядюк не может получить от сотрудников соцзащиты четких пояснений, какую помощь они могут получить. В местном фонде соцпомощи им даже сказали, что мол в Бурятии беженцев по статусу нет, они являются приезжими и никаких льгот и прав не имеют.

Вероника Колядюк в декабре 2014 года родила сына. И никто ей не сообщил о том, что на него полагается единовременная выплата в 10 тыс. руб. по статусу беженца. По словам членов семьи, нуждались и нуждаются они буквально во всем, включая одежду.

- Мы понимаем, что мы нежеланные гости в Бурятии, что трудности есть у властей. Но почему такое отношение к нам, нам даже наши права не объясняют. За все время (4 месяца) позвонили только раз пять - узнать, не изменилось ли что-то. А проблемы наши не интересуют никого. Мы нуждаемся в съемном жилье, но где найти квартиру в аренду? Никто жилье не сдает. С работой тоже проблемы, ищем сейчас. Вообще, если даже информационной помощи нет, то надо было ставить вопрос, чтобы беженцы в Бурятию больше не направлялись, - говорит Ирина Колядюк.

«По мере своих сил»

Начальник отдела соцзащиты населения по Заиграевскому району Галина Сосорова, описала картину происходящего, как сложную, но решаемую.

- Стараемся помочь и первое это помощь с трудоустройством на работу. Согласно образованию прибывших беженцев, искали для них работу и предоставляли выбор профессии. Затем подбирали жилье. Конечно, мы им матпомощь оказывали – это один раз в год они получают 10 тыс. руб. на каждого члена семьи. Если приезжают беременные женщины и здесь рождается ребенок, то ему тоже полагается эта помощь. Больше никакие выплаты не предусмотрены для них. Мы по мере своих сил стараемся выделять эти деньги, - рассказала Галина Алексеевна.

При этом в районе явно не до выбора, лишь бы работа и жилье вообще были. Самыми востребованными являются уборщицы – зарплата 8 тыс. (3-4 тыс. руб. в месяц), затем дворники, работники столовых – зарплата та же. Престижнее всего попасть на работу в свинокомплекс в Усть-Бряни, где платят от 10 до 14 тыс. руб. и берут без образования, но работа там тяжелая, график сложный.

По словам Галины Сосоровой, Ольга Рахимова отказывалась от всех предложенных вакансий по «непонятным причинам», хотя та поясняла, что воспитывает 4-хлетнюю дочь, которую некому будет забирать из детсада в 17.00.

Получается, что если по статусу беженца и по закону помощь полагается, то она должна быть, а на деле закон исполняется «по мере своих сил». Хотя согласно постановлению правительства Бурятии, средства на материальную помощь беженцам выделяются из республиканского резервного фонда, которые направляются в районы.

- Мы еженедельно общаемся по телефону и узнаем, что поменялось. Если есть необходимость, выезжаем на дом. Местные жители сами приносили поддержанную одежду для беженцев в банк данных вещей соцзащиты, потом мы звонили и просили приехать, посмотреть, что надо не надо, - добавила Галина Сосорова.

Однако и Рахимовы и семья Колядюк рассказали, что на самом деле им ни разу не звонили по поводу одежды, до нового года был случай, когда звонили, брали мерки обуви и сообщали что выделяют зимнюю обувь на семью, но ничего не привозили и забрать не просили. «Обувь уже не ждем, зима прошла» - говорят беженцы.

Также по оценке начальника отдела соцзащиты района, жизнь Ольги Рахимовой улучшилась. Она нашла жилье, создала новую семью, ребенок ходит в детский сад, женщине предложили новые вакансии. Ей также нужно срочно сделать РВП (разрешение на временное проживание от УФМС), которое позволит участвовать в программе помощи, получить паспорт в России. А то, что денег на это нет (РВП стоит 3,5 тыс. руб. за каждого члена семьи) – это вне компетенции соцзащиты и деньги нужно искать.

Колядюк намерены искать жилье и работу, у Рахимовых нет другого выхода, как оставаться в районе. В конце марта с Ольгой Рахимовой снова созвонились сотрудники соцзащиты, чтобы более корректно предложить уже конкретную помощь с поиском работы и решением бытовых проблем.