В Бурятии приняли поправки в закон о местном самоуправлении. Мэра будем выбирать, но вот того ли мэра нам дали право выбирать

Принятый ранее в первом чтении закон о реформе МСУ принят окончательно во втором чтении на июньской сессии. Депутаты Народного Хурала РБ приняли поправки, согласно которым народу вернули прямые выборы некоторой части муниципальных органов. Но не окажется ли это очередной игрой в демократию, костью, кинутой народу для забавы?

Теперь жители Улан-Удэ и поселений с населением свыше 10 тыс человек смогут сами выбирать мэра. Также выбирать можно будет главу района, а главы районных центров будут избираться из числа депутатов. Главы поселений будут избираться на конкурсной основе.

Почти во всех СМИ эта новость вышла с заголовком примерно такого содержания: мэра Улан-Удэ будут выбирать горожане, вернули прямые выборы мэра, и далее в разных вариантах. Уж насколько важным должен был быть этот вопрос, чтобы вынести его в заголовок. Или даже так: насколько должен был надоесть нынешний мэр, выбранный тридцатью депутатами, чтобы эта новость стала главным материалом сегодняшнего утра.

Напомним, в конце мая 2014 года президент России объявил, что подписал закон о реформе МСУ, согласно которому регионы могут выбрать, по какой из трех систем будут формироваться органы местных МСУ. Три системы выбора глав предложили регионам: прямые выборы, выборы из числа депутатов и назначение на конкурсной основе.

С 2012 года и до сего дня в Улан-Удэ работала система «сити-менеджер – мэр». А выборы в горсовет Улан-Удэ с апреля 2014 года вновь стали мажоритарными: город разделили на 30 округов, от каждого из них в горсовет избиралось по одному депутату. Вот эти 30 человек и должны были выбрать мэра столицы республики. К слову, со всеми этими экспериментами в системе МСУ народу настолько запудрили мозги, что он даже и не понял, что с каждого депутата, который шел в горсовет, нужно было прямо спросить: кого ты поддержишь на выборах мэра? И, хотя по системе «мэр – сити-менеджер» большая часть полномочий должна была остаться у сити-менеджера, который, по сути, и является назначаемым управляющим, в Улан-Удэ все пошло наперекосяк с самого начала.

Наверное, нельзя сказать, что все началось со знаменитого «предательства» в 2012 году, все это было в улан-удэнской системе МСУ и раньше. Однако именно с этого момента и можно вести новый отсчет царствования очередного мэра. И, если раньше в разговорах появлялось слово «айдаевщина», то теперь даже в заголовках статей некоторых сайтов мелькает слово «голковщина». Уже одни эти народные названия говорят о том, что Улан-Удэ катастрофически не везет на мэров. Что ни мэр, то царь. Со своими указами, правилами, уставами…

Когда в 2012 году вводили эту систему, всем было ясно, что соглашаясь на нее, тогдашний царь Айдаев собирался и дальше править городом как своей вотчиной. Сити-менеджер – управляющий городом, а мэр – представительный орган. Но, как все помнят, выбранный мэром Голков не позволил Айдаеву остаться у руля, с его подачи депутаты большинством голосов выбрали сити-менеджером неприметного Евгения Пронькинова, экс-руководителя Октябрьского района. Который с перепугу чуть было не отказался от должности, однако одумался и просидел неприметным чиновником 2,5 года, подписывая решения настоящего царя – мэра Голкова. Еще и позволив отобрать у себя механизм управления исполнительной властью города. В ноябре 2013 года в Устав города ввели поправку, согласно которой «руководитель администрации назначает и освобождает… по согласованию с мэром Улан-Удэ». И все, сити-менеджер на сегодня - просто исполнительный директор, подписывающий бумажки и отвечающий за промахи мэрии.

И вот в Бурятии появился четко прописанный закон. Улан-удэнцы наконец-то получили право прямо выбрать своего градоначальника. Вот только остается вопрос: насколько влиятельным будет избранный народом мэр? Не окажется ли в очередной раз, что прямые выборы мэра – всего лишь фикция.

Ведь к тому моменту вполне могут принять еще один закон, согласно которому сити-менеджера будет назначать глава региона. И оставленное народу право выбирать только представительный орган – мэра-перерезателя ленточек, окажется очередной игрой в демократию.

А еще может сложиться такая ситуация: нынешний мэр внесет новые правила в Устав города, согласно которым все полномочия управления городом получит сити-менеджер (как и предполагалось с самого начала), сам он уйдет с поста мэра и сядет сити-менеджером при выбранном народом мэре. Судя по новейшей истории управления городом, это вполне вероятно. Так что стоит ли сейчас радоваться полученному праву, так и остается неясным. До следующего эксперимента…