Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Новейшая история

История развития Макбура в постсоветской истории Бурятии – классический пример прохождения предприятием всех жизненных циклов: становления, роста, зрелости и ухода с рынка. Причем последний этап проходят не все компании.

В начале 90-х годов Улан-удэнская макаронная фабрика, основанная в 1969 году, перешла под контроль сотрудников во главе Дмитрием Козловым, одним из наиболее современно мыслящих менеджеров того времени. В конце 90-х годов Бурятия в числе первых в России получила современное автоматизированное производство макарон из Швейцарии. С 2000 года начинается географическое расширение как за счет выхода на новые рынки (Якутия, Монголия, Дальний Восток и пр.), так и за счет запуска новой площадки в Байкальске, ввода дополнительных 4 производственных линий.

Венцом политики экспансии становится объединение активов Улан-удэнской макаронной фабрики и Заудинского мелькомбината, начавшееся с 2004 года, целями которого собственники обозначили: снижение общих накладных расходов и сокращение затрат на закупку зерна. Стоит отметить, что при активной экспансии всегда возрастают риски снижения контроля над разросшимися активами предприятия, нерационального перераспределения финансовых ресурсов внутри подразделений, их нехватки. Любое расширение требует новых навыков от руководства и финансового обеспечения. Существенный рост товарных запасов, дебиторской задолженности не всегда обеспечивается возможностями перекредитоваться за счет поставщиков. Увеличение количества подразделений, тем более географическое, требует новых навыков от руководства к построению современной управленческой системы: внедрению бюджетирования, отчетности, корпоративной культуры, системы маркетинга и сбыта и т.п.

Сложности Макбура

В 2004 – 2008 годы в связи ростом доходов населения макаронные изделия вытеснялись из рациона более дорогими продуктами либо потребители делали выбор в пользу более качественных брендированных макарон среднего и премиум-сегмента. Именно в этот период требовалось усиление маркетинга, ввод новых брендов, использование новой упаковки, введение команд торговых представителей, мерчендайзеров и т.п.

За весь период развития российского рынка макарон наиболее сложным был 2007 и начало 2008 года. К 2007-му стал очевиден кризис перепроизводства – около 30% производственных мощностей экспертами оценивались как избыточные, падение рынка в сравнении с 2006-ым годом составило 2,2%. В начале 2008-го года один из крупнейших мировых экспортеров зерна Казахстан за счет ввода экспортных пошлин практически прекратил экспорт. Вследствие этого произошел одномоментный рост мировых цен на пшеницу до 25% с естественным ужесточением условий оплаты.

Именно в этот период Макбур попал в двойную спираль: с одной стороны произошел соизмеримый девальвации до 30% рост расходов по валютным обязательствам, с другой – увеличились расходы и финансовое обеспечение на закуп сырья.

Благодаря кризису: снижению доходов населения и росту цен на импорт в 2008 – 2010 годы рынок макаронных изделий в России стабильно рос в пределах 1-2%. Отдельные низкоценовые сегменты рынка макарон росли до 10%.

Макбуру не хватило буквально 1 года, чтобы дотянуть до периода возобновления роста рынка, когда внутренние проблемы предприятия были бы сглажены за счет положительной внешней конъюнктуры. В 2009-ом году начинается уголовное преследование руководства, которое не могло не повлиять на переговоры с кредиторами, в особенности с банковскими структурами.

В 2010-ом году решением арбитражного суда Бурятии ЗАО «Улан-удэнская макаронная фабрика» признается банкротом. Оценка активов – 148,6 млн рублей, ориентировочная сумма обязательств по данным ИА «Байкал Медиа Консалтинг» составила до 265 млн. рублей. Почти конец и уход с рынка.

Можно ли возродить Макбур?

Однако в 2012 году Макбур и связанные с ним активы перешли под контроль владельцев ООО «Прайд» из Иркутска. Непубличные собственники компании в последующем сделали серьезные вложения в перезапуск Макбура и развитие свинокомплекса «Талан-2» в Прибайкальском районе. Однако результата даже путем привлечения в управление Дмитрия Козлова достичь не смогли.

В бизнесе, некоторые компании при уже сделанных вложениях попадают в инвестиционную ловушку выбора между продолжением инвестиций или их заморозке. Перед нами пример позитивного стремления иркутских собственников оживить актив при недооценке рисков. При этом возврат сделанных вложений возможен только при продлении инвестиций в маркетинг и дистрибьюцию, которые относятся к высокорискованным направлениям.

Необходимо учитывать сверхконкурентность рынка макарон и сложные финансовые условия:

- сложность или невозможность предложить макароны по стоимости ниже чем «Союзпищепром», «Макфа» и др.;

- сильные позиции сетевой розницы с установленными долгосрочными отношениями со стабильными поставщиками с проплаченным полочным пространством и большими отсрочками платежа;

- высокая стоимость денег и не стабильность внешней ситуации.

Учитывая это, выбор в пользу «ничего не делания» на самом деле отражает лишь продуманное инвестиционное решение по сохранению капитала. Нужно также понимать, что третье возрождение Макбура возможно только при существенно крупных вложениях и привлечении команды управленцев новой волны.

В качестве альтернативы для инвесторов могли бы выступить в сфере сельского хозяйства, логистики, водочного производства, туризма, требующих куда меньше ресурсов, но с обязательным привлечением управленцев новой волны.