Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

С июля 2014 года «скорую помощь» во всей стране разделили на два вида –« неотложная» и «экстренная». Это означало, что каждый вызов должен четко распределяться по категориям сложности и только специализированная бригада выезжает к пациенту. Предписывалась и оплата оказания медпомощи – только из средств ОМС, что означало обязательное наличие полиса медстрахования у пациента.

«Скорая помощь» – это служба, которая необходима буквально как воздух населению. Однако в Бурятии эта служба далеко не повсюду функционирует должным образом. В сельских районах существуют трудности. В Улан-Удэ, к счастью, пока все относительно спокойно, однако не без изъяна.

Сейчас «неотложка» призвана помогать в случаях, менее опасных для жизни, например, при травмах, высокой температуре, при внезапных острых заболеваниях, когда признаков угрозы жизни нет, но помощь врача нужна срочно, при внезапных обострениях хронических заболеваний.

«Экстренная скорая» выезжает в случаях нарушения сознания, дыхания, системы кровообращения, представляющих угрозу жизни, при психических расстройствах, когда пациент представляет опасность для себя и других людей, внезапном болевом синдроме с угрозой жизни, внезапном нарушении функции какого-либо органа или системы, в любых тяжелых, угрожающих жизни травмах, при тяжелых термических и химических ожогах, внезапном сильном кровотечении и в случае родов, угрозы прерывания беременности.

Такое разграничение было введено в 2013 году, дабы повысить эффективность работы «скорой».

Простая арифметика

Детские и взрослые бригады «неотложки» работают в круглосуточном режиме. В будни – две бригады, в выходные и праздники – три. В сфере обслуживания территория, где проживают несколько десятков тысяч человек. Чаще всего «неотложку» вызывают в вечернее время – с 20.00 до 23.00.

Чтобы доехать до пациента, медикам «неотложки», в отличие от «скорой помощи», где время расчетное время прибытия составляет 20 минут, отводится по закону два часа. Пока с установленным временным нормативом медики справляются, но с трудом. Для машин «неотложки» не предусматриваются специальные сигналы, превышать скорость они также не имеют права. Горожане часто жалуются на то, что машины «скорой» слишком долго приходится ждать. Однако далеко не все до сих пор понимают, что теперь вызвать «скорую» по любому поводу невозможно. Потому остается высокое число беспочвенных вызовов.

Как подсчитала Счетная палата РФ, количество безрезультатных вызовов, в их число входят и ложные, за прошлый год увеличилось на 7%, а число отказов – на 23%.

Красный крест не пропускают

Проблема пробок в Улан-Удэ мешает и «скорой помощи». Машины стоят в пробках, и это сказывается на времени прибытия бригады. Особенно проблематично добираться до Левобережья. В среднем машины в день накручивают около 400 км, из-за этого высокий износ транспорта.

Сегодня на станции работают врачебно-фельдшерские и специализированные бригады. Но одна из острых проблем – нехватка кадров. Как сообщили на Станции скорой помощи Улан-Удэ, это больной вопрос для всей службы, ведь речь идет о качестве оказания помощи. Зная условия работы: напряженность, стресс, невысокий размер заработной платы, многие предпочитают искать более спокойную работу.

С 2010 года начался отток кадров, после реформы он лишь усугубился. Сегодня укомплектованность врачами станции составляет лишь 32% от потребности, средним персоналом – 62%. «Скорая помощь» постоянно нуждается в сотрудниках. Но все чаще наблюдается кадровая «текучка». По словам сотрудников подстанции в Улан-Удэ, это связано с невысокими зарплатами и большими объемами работы. Так, молодой специалист в первый год работы может получить зарплату не выше 10-12 тыс. рублей. Малоопытный фельдшер получит только 15 тыс. рублей. При этом график дежурства достаточно плотный и повышенные требования к оказанию помощи и соблюдению документации. Далеко не всякий может это выдержать.

Судить о том, насколько нужны кадры, можно по простой статистике. По данным «Новой Бурятии», на Станции скорой помощи города сегодня имеется около 30 машин, при этом работают на них только примерно 25 бригад.

Хай-тек по-сибирски

Кроме того, существует три основных класса автомобилей «скорой помощи»: классы «А», «В» и «С». Распределение происходит по высоте салона кареты «скорой» и по его оснащению оборудованием. Самым дорогостоящим является класс «С». В Улан-Удэ сегодня преимущественно используются автомобили класса «В». Они оборудованы полным набором для оказания медпомощи на месте: кардиографом, небулайзером, аппаратом ИВЛ, шинами и медикаментами. Кроме того, в каждой машине находится дополнительное оборудование. При этом стоимость всего оборудования внутри машины часто немного выше, чем сам автомобиль. Износ же кареты «скорой помощи» происходит очень быстро. По словам техников, из-за большой нагрузки и интенсивной эксплуатации 1 год работы автомобиля засчитывается как 3 года. Сотрудники Станции скорой помощи признают, что имеющихся новых единиц транспорта сегодня недостаточно для полного и бесперебойного функционирования, но пока это то, что есть.

Такова ситуация в столице Бурятии, где, по оценкам экспертов, служба «скорой помощи» работает эффективно, успевая на вызовы вовремя и имея необходимое оборудование для работы. Но в сельских районах республики картина совершенно иная.

Часто главная больница находится в райцентре муниципалитета, от которого до сельских поселений расстояние может составлять до нескольких десятков километров. Машины «скорой» старые, в них даже может не оказаться сидений, не то что оборудования.

– У нас «скорую» можно ждать и по три часа, и по полдня, – смеются жители Кабанского района. – Обычно приходится брать фельдшера села с собой и ехать на своей машине до райцентра в больницу. А если и приедет «скорая», то машины все настолько старые у нас, что страшно ехать, кажется, что вот-вот развалятся!

Интересно, что Станция скорой помощи обзавелась в этом году приспособлением для перевозки больных лихорадкой Эбола. Приобретение такого оборудования было прописано федеральным Минздравом сразу же после начала эпидемии в мире. В Бурятии, к счастью, пока ни одного случая не было зарегистрировано, но приобрести передвижную лабораторию (внешне напоминающую саркофаг) республика была обязана. По данным сайта Минздрава РФ, таких необходимо закупить 5 штук, стоимость оборудования – около 300 тыс. рублей. На сегодня только 1 приспособление для зараженных Эболой имеется в Бурятии.

Собственно, по тому же принципу выживает «скорая помощь» не первый год. На что-то финансирование находится, что-то планируется, как придется. Общероссийская тенденция также сохраняется в республике – чем ближе к столице, тем лучше работает служба. Отдаленным селам пока остается только верить в лучшее и ждать, когда и до них дойдет цивилизация, то есть доедет современная исправная «скорая помощь». А пока жители Бурятии все больше говорят о том, что «скорой» на данный момент самой необходима незамедлительная помощь.