Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В редакцию «Новой Бурятии» обратились жители п. Верхняя Березовка г. Улан-Удэ – бывшие работники сферы культуры, а если точнее, то Этнографического музея народов Забайкалья. Однако они оказались в центре совершенно банальных событий, по их мнению, инициированных самим Министерством культуры Бурятии. И события эти из разряда далеко не «культурных».

Обратившиеся в редакцию граждане проживают в ведомственном жилищном фонде Этнографического музея. Он включает в себя несколько деревянных одноэтажных неблагоустроенных домов, построенных в 80-е годы прошлого века, с небольшими приквартирными земельными участками, которые жильцы используют под огороды и хозяйственные постройки. Музею дома переданы в оперативное управление в 1996 году как уже сформировавшаяся жилая зона с соответствующими обременениями – то есть уже проживающими и прописанными в квартирах людьми и сложившимися жилищными правоотношениями. В настоящее время здесь проживают около 100 человек – бывшие и настоящие работники музея с семьями, пенсионеры, ветераны музейной работы, не один год своей жизни проработавшие в сфере культуры.

Все дома находятся за пределами музейной территории, экспозиционной зоны. Жилье из этого фонда музей предоставлял своим работникам для постоянного проживания. Несколько из этих домов в конце девяностых – начале нулевых были получены жильцами в собственность в порядке приватизации. Подобная практика складывалась с момента постройки домов до 2007 года, когда неожиданно руководством музея жильцам был предъявлен для подписания «договор найма специализированного жилья с работниками», который обязали подписать и уже не работающих в музее пенсионеров. Некоторые даже получали извещения «о выселении» в случае если не заключат договор спецнайма. В итоге договор подписали все, будучи полностью уверенными, что расписываются за спецжилье и проживание в нем. Но оказалось, что это не так. В нарушение всех когда-либо существовавших в стране жилищных кодексов это жилье никогда не было отнесено в установленном законом порядке к специализированному, служебному жилью. Не является оно таковым и по сей день.

Как оказалось, включение этого жилья в спецфонд – это намерение Этнографического музея и Министерства культуры Бурятии. Но об этом жильцам стало известно только в 2012 году, когда они решили реализовать свое законное право на приватизацию и обратились с вопросом об уточнении статуса своего жилья к Министерству имущественных и земельных отношений как органу, от имени собственника (Бурятии ) осуществляющему управление государственным жилищным фондом. В этом же году музей в спешном порядке решил реализовать свои далеко идущие планы насчет специализированного жилья и начал выселение в судебном порядке бывших работников музея. Однако суды встали на сторону граждан и на улице никто не остался. В приватизации было отказано, и в качестве главного препятствия выступил вышеупомянутый договор найма спецжилья. Тем не менее даже судебные решения опираются на то, что договор был подписан жильцами в твердом уме и здравой памяти.

В том же 2012 году по инициативе Минкультуры была создана межведомственная комиссия, которая должна была оценить данный жилой фонд на предмет возможности его отнесения к специализированному. По заключению комиссии жилье было признано пригодным для проживания, однако до спецжилья оно далеко не дотягивает, причем был выставлен ряд требований, которые необходимо выполнить для устранения указанных недостатков. Лишь после этого комиссия соберется снова и будет решать, можно ли сделать из этого жилья специализированное.

Результатом работы комиссии явился проведенный администрацией музея в летний период 2013 года так называемый «капитальный ремонт» дома №6, выполненный силами сомнительных строительных бригад на баснословную сумму – 1 млн 820 тыс. рублей, выделенных из республиканского бюджета.

– Частично заменили прогнившие нижние венцы, обшили синтетическим утеплителем и металлосайдингом стены, заменили кровлю, сменили электропроводку. Без внимания остались печное отопление, гниющие полы, грибок в подпольях и еще многие проблемы. Особое внимание привлекают новые крыльца – грубо сколоченные из неструганых досок и недокрашенные. Тем не менее администрация музея, очевидно, считает ремонт завершенным, а государственные деньги – полностью освоенными, – говорят жители дома №6.

В 2015 году, узнав о продлении срока приватизации, жильцы снова бросились в Минимущество РБ и лично у министра Маргариты Магомедовой узнали, что ведомство никогда не было против приватизации, а препятствуют этому только Минкультуры и Этнографический музей, которые даже в случае причисления дома №6 к спецфонду не смогут выселить жильцов и членов их семей и использовать жилье как служебное.

– Однако Минкультуры не отчаивается и намерено ждать, «когда все жильцы перемрут» и квартиры освободятся, и потом их можно использовать в соответствии с новым статусом. Подобный цинизм возмущает. Откуда такое отношение и что за этим стоит, неизвестно, – заключают жители злосчастных домов.

Набравшись сил, они продолжили свои походы по второму кругу. Даже добились личной аудиенции с главой Бурятии Вячеславом Наговицыным. Глава, по словам жильцов, сказал, что приватизации ничто не препятствует, что этот вопрос будет решен в пользу граждан во внесудебном порядке, а если кто-то из органов исполнительной власти попытается мешать, то это можно будет расценить как коррупцию. Однако нижестоящие инстанции утверждают другое: Минимушество отправляет в суд, Минкультуры ссылается на свои планы насчет спецжилья, музей утверждает, что земля, где стоит дом, – экспозиционная территория федерального значения.

Тем временем жильцы продолжают ходить по инстанциям, обратились в прокуратуру республики, направили несколько писем президенту РФ Владимиру Путину.