Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В связи с 70-летием великой Победы нашего народа в Великой Отечественной войне хотелось бы поделиться историей 16-й легендарной армии, укомплектованной в основном выходцами из Республики Бурятия, Якутии, Иркутской и Читинской областей. Летом 1940 года в Забайкалье из состава Забайкальского военного округа была сформирована 16-я армия. Штаб армии – поселок Борзя, Даурия Читинской области.

В состав армии входили:

– 32-й стрелковый корпус (46-я и 152-я стрелковые дивизии, дислоцированные на территории Бурят-Монгольской ССР);

– 5-й механизированный корпус (13-я, 17-я, 57-я танковые дивизии, 109-я мотострелковая дивизия (всего в составе корпуса насчитывалось 1300 танков);

– отдельная танковая бригада (300 танков) и 8-й отдельный мотоциклетный полк.

В конце мая 1941 года армия получила директиву передислоцироваться в Закавказье близ иранской границы, однако ещё в пути следования произошли изменения и армию направили сначала в Орловский военный округ, а затем в Киевский особый военный округ. Будущий командующий 16-й армии лейтенант Михаил Федорович Лукин родился в деревне Полухтино Тверской губернии Российской империи в семье бедного крестьянина. Из-за нужды Михаила в 14 лет отправили в город Санкт-Петербург к состоятельному родственнику. Когда началась Первая мировая война, рядовой Лукин попал на фронт. После ранения под Своловичами попал в военный госпиталь в Москве и познакомился с раненым солдатом-студентом Петей Рязанцовым, который надоумил его поступить в школу прапорщиков. В 1918 году Миша Лукин вступил в ряды Красной Армии. После окончания курсов разведки при полевом штабе РККА Лукин в составе запасного полка был отправлен на фронт.

Весной 1919 года под Царицыным он был назначен командиром 2-й бригады 37-й стрелковой дивизии. С началом войны Генеральный штаб, минуя штаб 16-й армии, начал перебрасывать соединения и части армии на Смоленское операционное направление. Лукин об этом узнал от военного коменданта железнодорожной станции Шепетовка и немедленно организовал погрузку соединений и частей армии на другое операционное направление. Зная, что в Шепетовке находятся склады всех видов боевого снабжения, командующий 16-й армии М.Ф. Лукин принимает самоличное решение не погружать 109-ю мотострелковую дивизию и один полк 5-го мехкорпуса, а их силами оборонять город Шепетовку.

Командир 109-й дивизии доложил командующему, что противник занял город Острог и начал наступление на Шепетовку. Лукин приказал выбить противника из Острога. Приказ был выполнен. Вскоре немцы, бросив на город значительные силы, вынудили наши войска покинуть его. Но через три дня забайкальцы вновь овладели Острогом. При этом враг понес значительные потери. Но силы были неравны.

В это время расторопные помощники Лукина обнаружили, что в распоряжении военного комиссара Шепетовки стали прибывать автомобили. Несколько стрелковых подразделений количеством 200-300 человек каждый были посажены на эти подвижные средства, усиливались танковым взводом, саперами и артиллерией – до батареи-дивизиона. Средств связи почти никаких не было, поэтому управление отрядами осуществлялось делегатами связи (посыльными).

Эти отряды были брошены на самые горячие участки. Они появлялись неожиданно для гитлеровцев, обрушиваясь на них как снег на голову и закрывали бреши в обороне наших войск. В последующем Нарком обороны СССР маршал С.К. Тимошенко вспоминал, до войны ни в одной академии не учили, как действовать командирам в подобных ситуациях. Гитлеровцы бросали в бой всё новые части. Командующий 16-й армии докладывал командующему Юго-Западным фронтом М.П. Кипроносу, что ни отвага, ни самопожертвование забайкальцев не смогут дольше удерживать шепетовский узел, если не прибудет подкрепление. Наконец прибыл 7-й стрелковый корпус из Днепропетровска под командованием генерал-майора Добросердова.

Сдав шепетовский боевой участок обороны командиру 7-го стрелкового корпуса, командарм 16-й армии убыл в город Смоленск, где нашел только две стрелковые дивизии своей армии – 46-ю и 152-ю (остальные дивизии были переданы в 20-ю армию).

10 июля 1941 года началось Смоленское сражение, в котором непосредственное участие приняли соединения и части 16-й армии. Бои в городе Смоленск шли ожесточенные. Всякий раз наши забайкальцы из 46-й и 152-й стрелковых дивизий контратаками восстанавливали положение обороны. С увеличением потерь соединения и части 16-й армии вынуждены были оставить многострадальный город Смоленск и в ночь на 4 августа, прикрываясь арьергардами, отойти на левый берег Днепра. На переправе через реку командарму сломали левую ступню ноги.

Выход соединений и частей 16-й армии из боя и отход прикрывал один из арьергардов – рота 408-го полка 152-й стрелковой дивизии под командованием начальника штаба батальона, уроженца Баргузинского района Республики Бурятия капитана Гуржапа Ванючкеевича Очирова. Горстка бойцов почти всю ночь сдерживала яростные атаки гитлеровцев. Сам капитан Г. В. Очиров, раненый и без сознания, был спасен молодым солдатом – рядовым Геннадием Мироновым, уроженцем из Калуги. В дальнейшем из этого партизанского отряда будет сформирована целая партизанская бригада, которая под командованием капитана Г. В. Очирова на Духовщине била фашистов и не давала покоя им ни днем ни ночью до полного освобождения Смоленской области.

Два месяца длилось Смоленское сражение. Здесь родились первые советские гвардейские дивизии. Здесь наши войска нанесли первый ощутимый удар по гитлеровской стратегии «молниеносной войны». По данным германского генштаба, общие потери в боях под Смоленском достигли четверти миллиона солдат и офицеров.

После Смоленского сражения в августе 1941 года командарма Лукина неожиданно назначают командующим 20-й армии (вместо генерала П.А. Курочкина) А в 16-ю армию командующим назначили генерала К.К. Рокоссовского. В первой половине сентября командарм Лукин был назначен командующим 19-й армии. 30 сентября 1941 года началась немецкая наступательная операция «Тайфун» группы армий «Центр» против Западного и Резервного фронтов. И в результате охватывающих действий немецких танковых войск 5 октября 1941 года 19-я, 16-я и 20-я армии, группа генерала Болдина Западного фронта и 32-я армия Резервного фронта оказались в окружении.

11 октября 1941 года в 16.00 окруженная группировка советских войск осуществила прорыв и выход из окружения. 14 октября при выходе из окружения в районе железнодорожной станции Семлево группа командующего Лукина попала в засаду немцев. Били орудия, миномёты, пулеметы. Раненый командующий Лукин потерял сознание и попал в немецкий плен.

Очнулся командарм в немецком госпитале с ампутированной правой ногой выше колена, сломанной в двух местах левой ногой и неработающей правой рукой. Доставили раненого генерала в Вяземский немецкий госпиталь, а оттуда в Смоленский госпиталь. В декабре 1941 года его повезли в Германию в лагерь Луккенвальд. В этом лагере 19 ноября 1941 года командарму М.Ф. Лукину исполнилось 50 лет. Фашисты пытались его склонить на сторону нацистской Германии. Сам генерал Власов агитировал и через своих адъютантов предлагал командарму вступить в Российскую освободительную армию. А командарм вел свою скрытую борьбу против фашистов через советских военнопленных. Зимой 1944 года генералы Лукин и Прохоров были переведены в средневековый замок – крепость Вюльцбург в Баварии, недалеко от города Войценбург (построенный в 1649 году на 300-метровой горе). Весной 1945 года немцы начали эвакуировать военнопленных на запад в лагерь Международного красного креста Мосбург, где их взяли под охрану американские и английские офицеры.

Группе советских генералов объявили, что они отправляются в Париж в советское репатриационное консульство. С парижского аэропорта на транспортном самолете ЛИ-2 доставили генералов в Москву, в Люберцы, и начали вызывать к следователям. И только через несколько дней генерал Лукин узнал, что его жена жива и здорова, дочь учится в институте иностранных языков, получает за отца пенсию, а сын его служит на Тихоокеанском флоте. Проверка в Люберцах продолжалась в течение 5 месяцев. Генерал М. Ф. Лукин первым из проверяемых был отпущен домой.

В сентябре 1956 года создается Советский комитет ветеранов войны. Лукина избирают членом ревизионной комиссии и председателем секции инвалидов. Работа в комитете захватила бывшего командарма. Встречи, конференции, поездки за границу. Его избирают вице-президентом общества «СССР– Нидерланды».

В 1953 году два киевских инженера-энтузиаста предложили Министерству автомобильной промышленности оригинальный проект малолитражного автомобиля. Однако проект был отклонен. В министерстве не нашлось денег для изготовления даже опытного образца. О мытарствах талантливых инженеров стало известно Лукину. Идею создания автомобиля для инвалидов генерала Лукина поддержали в Советском комитете ветеранов войны. Но где взять деньги? Обратились в Министерство социального обеспечения. Все хлопоты взял на себя генерал Лукин. Сумел убедить, и деньги нашлись. Строили инженеры опытный образец в селе под Киевом, приспособив сарай под мастерскую. В 1960 году опытный образец был готов и предстал перед авторитетной комиссией. Теперь Министерство автомобильной промышленности СССР обеими руками ухватилось за новый автомобиль. Скоро с конвейера Запорожского завода «Коммунар» пошли «Запорожцы». Сравнительно дешевые по цене, экономичные в эксплуатации, они быстро становились собственностью автолюбителей, но … не инвалидов! Многие инвалиды жаловались, что их не обеспечивают мотоколясками и автомобилями с ручным управлением. Немало пришлось Лукину и его единомышленникам поломать копий, прежде чем завод стал выпускать «Запорожец» с ручным управлением. И только в августе 1964 года Министерство здравоохранения СССР утвердило перечень медицинских показаний на получение инвалидами Великой Отечественной войны автомобилей «Запорожец» с ручным управлением.

В 1966 году маршалы Советского Союза Тимошенко, Рокоссовский, Конев, Еременко и генерал армии Курочкин написали письмо Л. И. Брежневу с ходатайством о присвоении генералу М. Ф. Лукину Героя Советского Союза. Ходатайство было отклонено. 25 мая 1970 года неподалеку от Новодевичьего кладбища собрались толпы людей. Вдоль дороги выстроились инвалидные коляски, «Запорожцы» с ручным управлением. Гроб с телом Михаила Федоровича Лукина вынесли из автобуса и на руках понесли через кладбищенские ворота. Неожиданно скорбную тишину взорвали автомобильные сирены. Не предусмотренные траурным ритуалом гудки набирали силу, сливались в один мощный тревожный гул. Этот гул разносился над Москвой-рекой и плыл выше, к Ленинским горам. Так прощались ветераны войны со своим командармом. Так прощался народ со своим героем.Указом Президента России от 1 октября 1993 года № 1553 «за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов», генерал-лейтенанту Лукину присвоено звание Героя Российской Федерации.

P.S. Аналогично командарму М. Ф. Лукину правительство Республики Бурятия ходатайствовало дважды о присвоении звания Героя капитану Гуржапу Ванючкеевичу Очирову. Ходатайство дважды было отклонено.

Но в сердцах наших земляков он давно стал героем, и потому в центре села Улюн Баргузинского района Республики Бурятия стоит бюст Г. В. Очирова, как память о славном сыне Бурятии, напоминание нам, ныне живущим в республике, о тех грозных годах и испытаниях, выпавших на долю старшего поколения нашей Родины.

Выпускник Академии им. М. В. Фрунзе Жамсаран Будаев