Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

С китайцем по имени Олег мы познакомились в начале 2000-х в аудиториях филологического факультета. За десяток лет он сохранил приветливость и любовь к разговорам, но потерял толстенный русско-китайский словарь и желание стать журналистом-международником. После окончания вуза он представлял производителя стекла из мировой пятерки, помогал оформлять документы землякам-строителям, а сейчас связался с фирмой, которая будет поставлять древесный уголь для шашлычников и фармацевтов. Товарищеский разговор быстро превратился в интервью, многое из которого стало для меня откровением, -пишет журналист ИА "Чита.ру".

Урок истории от Сяопина

— Я слышал, что китайцы теперь менее охотно едут на заработки в Россию, почему?

— Примерно 10 лет назад многие выбирали именно Россию, потому что заработать здесь было очень просто. Сейчас китайская экономика развивается очень быстро, быстрее всех в Азии и у нас стало лучше, хотя народу по-прежнему много.

В Китае простые работяги зарабатывают около 4 тысяч юаней, а в Чите — 6-7 тысяч. В прошлом году строители могли получить 9 тысяч юаней. Когда я приехал (в начале 2000-х — ред.) получали ещё больше, потому что у рубля был высокий курс. За два — три года рубль упал почти в два раза. Поэтому те, кто хочет уехать, выбирают другие страны, хотя их зарплата от стоимости рубля почти не зависит.

— Правда, что Китаю грозит дефицит рабочих?

— В 70-х запретили рожать второго ребёнка, поэтому людей моего возраста в стране довольно мало. А ровесников моих родителей, наоборот, очень много, потому что тогда в семьях было минимум пятеро детей. У молодых больше возможностей учиться, они хотят работать в офисе или на фабрике, но не в строительстве. Дети тех строителей, работающих в России, точно так работать не будут.

В последние годы в мире росла экономика и ,соответственно, зарплата рабочих. Расходы заставили внедрять на многих производствах роботов. Даже в кафе в Харбине заменили официантов на роботов.

— А есть сложности с работой в России?

— Очень жёсткая миграционная политика. В Забайкалье самое строгое управление ФМС среди всей России, потому что здесь ворота страны и все регионы учатся у него. Порой даже нечеловечески строгие сотрудники. Бывает, привлекают ОМОН с оружием. В Китае только в фильмах можно увидеть таких людей — в масках и с оружием. А здесь обычное дело, чтобы пришли такие. В прошлом году ненадолго задержали китайца, который занимался овощами на Ингодинском рынке. Отпустили его быстро, но через два — три часа он умер, хоть и здоровым человеком был. Никто не понял, что случилось. Потом сотрудники ФСБ приезжали в больницу, вели следствие, но я не знаю, чем это закончилось.

Я считаю, что миграционная служба очень сильно влияет на развитие отношений и на экономику. Я знаю многих китайцев, которые хотели здесь начать бизнес, привезти инвестиции, но их отговорили земляки. Так и говорят: в любом городе, только не в Чите. Работать тут — это риск. Допустим, я построю здесь фабрику и мне дадут квоту на 80 рабочих, в следующем году — на 40,а потом на 10 или вообще не дадут. Будут меня каждый день искать и мучить. Если бы не так, то здесь было побольше заводов и фабрик.

— Китайцев все называют необычайно трудолюбивыми. Почему?

— Я же говорил, что они могут получать 9 тысяч юаней — это почти 90 тысяч рублей. Поэтому работают не меньше 12 часов. Если хочешь получать 40 тысяч рублей — работай шесть часов.

— В Китае также много работают?

— Может на час-два меньше. У нас нация трудолюбивая, и многие люди просто привыкли что-то делать. Им без работы тяжело. День — два — три отдыха — это хорошо, больше недели — уже много.

— Несколько хорошо в Чите следят за техникой безопасности на стройках?

— Я могу сказать, что в Китае сейчас всё равно — умрёт человек на работе или получит травму. В каждой профессии есть процент травматизма и этого нельзя избежать. Однако, условия в Китае намного лучше, чем здесь.

Например, в Китае класть кирпич можно только стоя на лесах, которые обшиты сеткой. В Чите такие леса не строят — очень дорого. Проще заплатить за смерть рабочего. Вообще, обычно китайские строители страхуют жизнь, когда едут в Россию и после несчастного случая их семьи получают примерно 600 тысяч юаней.

— Слышал, что у китайских рабочих некоторые работодатели забирают документы. Зачем?

— Почти во всех строительных компаниях, где я работал — у Лопатина, у Радченко, В «Звезде». Говорят, что китайцы потеряют паспорта или испортят их на стройке. Но я считаю, что это не проблема.

— Что же тогда проблема?

— Я был в Армении — это очень бедная страна, но жить там намного лучше, чем здесь. Там не нужно носить с собой паспорт. В любой стране документы проверяют, наверное, только в гостинице, а в России — почти везде. В последнее время стало лучше, но когда я учился, меня столько раз останавливали. В прошлом году наших рабочих задержали, и мне пришлось ехать в полицию. Я сказал так: ребята, мне 34 года и я в Китае ни разу не был в полиции и в суде, а в Чите каждый год попадаю несколько раз. Все полицейские хохотали. Это смешно, но это правда.

— Введение экзаменов для иностранных рабочих как-то повлияло на их число?

— Для простых рабочих это не имеет значения. Они мало общаются с русскими, им это не надо. Например, наша фирма работает в лесу, где русских рабочих 1 — 2 человека. Ввели закон, теперь китайцы учат русский, сдают. Очень сложно. Но бывают китайцы, которые почти в школе не учились, и им нужно сдать экзамен. Ты думаешь, как они его сдают?

— За взятки?

— Не знаю.

— То есть, по-твоему, экзамен не нужен?

— Такой экзамен имеет важное значение. Он нужен, чтобы привлекать специалистов. Америка, например, принимает богатых и грамотных, развиваясь за счёт них. А русские, я думаю, опасаются. Китайцев точно не надо бояться. Если Китай захочет войны, то его не остановит ничего. Но сейчас никто не будет воевать. Прошли древние времена, когда сражались на лошадях и хвастались убитыми. Сегодня такое оружие, что можно всю планету уничтожить. У России же есть ядерное оружие, есть армия, поэтому бояться не надо.

Лучше вести такую политику, чтобы задерживать у себя грамотных иностранных специалистов. А простым рабочим делать запреты жёстче — это можно. Наших специалистов в России очень мало. Китайцев, которые учились со мной, здесь почти не осталось. Почему? Потому что работать сложно. Я хотел работать, когда учился, но мне говорили — студенту нельзя, хотя я знаю, что такого закона в России нет.

Здесь люди переживают, что китайцы придут и заберут у них работу — это вообще неправильно. Почему? Надо посмотреть на историю наших стран. В 80-х годах новый премьер Китая Дэн Сяопин открыл нашу страну для всех. Он решил, что иностранцам, которые хотят открывать у нас производство, надо в первую очередь предоставлять кредиты. Не китайцам, а иностранцам! Китайцу документы можно оформлять месяц, а иностранцу надо за неделю и быстрее. Зарубежным компаниям разрешили работать 13 лет без налогов. Это делалось потому, что китайцы ничего не умели делать: ни спички, ни свечи, ни тазы, ни гвозди. Ничего. Китайцев было много, и они были просто дешёвой рабочей силой. Сяопин привлёк инвестиции, опыт, технологии. Мы научились всему и иностранцы не выдержали конкуренции. Но они всё равно заработали денег. А если надеяться, что иностранцы приедут, построят фабрики, ничего не заработают и уедут. Так не бывает. Сейчас мир стал очень маленьким. Я думаю, что планета — это деревня, где всё связано. Вот-вот надо будет летать на Луну, чтобы работать.

У вас хорошая земля, но её надо использовать — скот разводить, садить овощи. Если бы ты был на юге Китая, то удивился бы — там ни кусочка свободной земли. За счёт этого развита экономика. В деревнях дороги многополосные, идеально асфальтированные и почти вплотную к ним подступили поля. Вот так. Русские жалуются, что нет работы. Как нет? Вам обязательно идти на завод-фабрику? Держи скот, будет мясо и молоко. Будет работа.

Поддержка отечественного автопарома по-китайски

— На самом деле всё не так просто. Мешают большие процентные ставки по кредитам, проблемы с господдержкой. В Китае с этим как?

— В Китае почти никто не обрабатывает по нескольку гектаров. Земли очень мало. У меня на родине — на севере — попроще, но участки тоже небольшие. А на юге ещё меньше. Там целая семья обрабатывает, может быть, сотку. Если у человека будет гектар, то он сразу станет миллионером. Земля даже дороже золота — это 100%.

Поддержка, конечно, есть. Если я посажу пшеницу, то государство мне перечислит на карточку деньги за это. Потому что сельское хозяйство уже уступило первое место промышленности и экономика держится на ней. А людям нужна еда и сырьё. Можно, конечно, покупать еду в других странах, будет даже дешевле, чем выращивать у себя, но если там будет неурожай, то, что мы будем кушать? А нас ведь почти 1,5 миллиарда — в 10 раз больше чем россиян.

Государство у нас вообще дорожит людьми, которые живут в селе. Даже если у человека в деревне плохой дом, то ему государство может дать денег на постройку нового. Я точно не скажу, в какой деревне сколько платят, кажется,30—50% получить можно.

— Много ли продуктов завозят из других стран?

— Не знаю точно. Вот много пшеницы везут из Америки, там она дешевле, но всё равно в Китае должна быть своя. Это — государственная безопасность и это правильно. В России сейчас многие неверно думают, что лучше покупать качественное и дешёвое, а не производить своё.

Первые китайские машины были очень плохого качества. Люди сначала покупали русские машины, потом японские и правительство ввело на иномарки огромный налог. Кажется,300–400% от стоимости машины, притом, что наши автомобили были очень дешёвые. Люди злились, но покупали. Поэтому заводы развивались. Сейчас наши грузовики очень хорошие, их много во всём мире и даже в Чите.

— Китайские фермеры используют много химических удобрений и ядов?

— Конечно. Фермеру надо не экологически чистый, а большой урожай. Если долго садить овощи, то земля портится, вредители появляются, и надо будет браться за химию. Это опасно, а чего сделаешь?

У вас можно поймать рыбу в реке, а у нас дикой рыбы уже нет. Всю рыбу разводят и чем-то кормят, что она очень быстро растёт. Если её сварить, то она будет как размоченный в воде хлеб — невкусно. Но людям надо кушать. Так и с овощами. Население увеличивается и требует еды.

Сейчас растёт такое поколение, которое хочет кушать чистую пищу и боится китайских продуктов. Все знают, что русские продукты — это хорошо, американские — похуже, там тоже добавок много. Когда у меня родился ребёнок, то я привозил ему смесь «Малютка» из России, а тёща, она работает в Америке, отправляла «Нестле». Русская смесь ему нравилась больше.

Китайцы любят русские конфеты, кофе, шоколад, водку, муку. Когда я уезжаю домой, то беру в подарок родственникам очень много всего. Но русские этим не пользуются, не умеют развивать экономику. Я хотел продать в Китай русских конфет, попросил у нескольких заводов документы для таможни, но мне не ответил ни один. Почти год прошёл — нет ответа. Если я китайским заводам скажу, что хочу их продукцию отправить в другую страну, то мне продадут по самой низкой цене и ещё помогут сделать рекламу.

— Люди, которые ездили в Китай в этом году, говорят, что видели много русского продовольствия.

— В Маньчжурии много русских продуктов. Но все они без нормальных документов, правительство закрывает на это глаза, потому что город приграничный и должен развиваться.

— Почему китайцам интересно открывать завод в России?

— Из-за прибыли, конечно. Американцы открывают у нас по той же причине. Этого не надо бояться. Любое производство это хорошо. Это налоги. Рабочие — местные или иностранные неважно — получают зарплату и тратят её тут.

— Какие ещё у Китая есть интересы в России?

— Всё. Лес, золото, уголь. В Китае этого почти нет. У вас есть много свободной земли, много травы. У нас бы уже развели коров и коз, получали много денег. Почему-то никто здесь этим не занимается. Я вообще не вижу сельского хозяйства.

— Чувствуют китайцы плохое отношение к себе?

— Точно нельзя сказать. Кто-то хорошо относится, кто-то плохо. Так же как и к русским в Китае. Простые люди в большинстве воспринимают нас не как американцев, а как соседей.

Среди русских много грамотных людей и нам нравится с такими работать. Ах, ну да — ещё вы много пьете, мало работаете, а девушки у вас очень красивые. Это ты хотел услышать?