Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Пожары на Байкале стали одной из главных тем не только в местных, но и в федеральных СМИ. "У органов юстиции вызывает нарекания и система координации и контроля за тушением пожаров", пишет "Российская газета".

Байкальские пейзажи, знаменитые по рекламным фото, сегодня не видны - берега озера затянуты плотным дымом от лесных пожаров. А когда он развеется, скорее всего, станет очевидно, что красота этих мест осталась только на фото.

Несмотря на рапорты МЧС о локализации очагов, огненная стихия берет верх. За минувшие выходные ситуация усугубилась: вчера официальные сводки сообщали о 115 тысячах гектаров горящего леса. На самом деле площади пожаров увеличивались за выходные еще сильнее. Люди пошли на отдых в леса, и, по данным лесхоза в Иркутской области и Бурятии, заполыхали сразу 52 новых очага.

Чтобы были понятны масштабы: площадь Москвы до расширения границ в 2011 году за счет "новой столицы" составляла 110 тысяч гектаров.

Тайга горит в восьми иркутских районах в Забайкальском нацпарке, Баргузинском и Джергинском заповедниках. Пожары приблизились к поселкам в Кабанском, Прибайкальском, Северо-Байкальском и Иволгинском районах республики. Значительная часть этой территории - труднодоступная местность, куда не всегда в состоянии пройти тяжелая техника. Бороться с огнем там можно только с воздуха или вручную - топорами, пилами прорубать противопожарные просеки, ранцами-опрыскивателями сбивать низовые пожары.

Сейчас в Бурятии днем сумерки, как вечером. Гарь и дым такой, как было в Москве от торфяников в 2010 году. Дышать нечем. Водной глади не видно даже с лодки. Едкий дым окутал не только прибрежные территории - страдают жители Улан-Удэ. Бурятский Роспотребнадзор заявил о том, что в городе ПДК вредных веществ превышена в 2,2 раза. Власти повторяют, что ситуация взята под контроль, но практика доказывает обратное.

Плотная дымка повисла и над Иркутском. Хоть в Иркутской области площади пожаров, по официальным данным, 22 тысячи гектаров, в пять раз меньше, чем в Бурятии.

На снимках со спутника видны черные пятна, покрывающие значительную часть побережья Байкала, - это сгоревшая тайга, сотни тысяч гектаров пепелищ. А все потому, что, пока чиновники были в отпусках, лесхозы не получали финансирования и пожарам дали разгореться до неконтролируемых размеров.

Едкий дым окутал и Улан-Удэ, где ПДК вредных веществ превышена в 2,2 раза

В последнюю неделю небо над Байкалом утюжила авиация: три Бе-200 и два Ил-76, вертолеты Ми-8 в Иркутской области, два самолета-амфибии, военный "воздушный танкер" Ил-76 и три Ми-8 в Бурятии. Но в выходные вылет авиации из-за погоды был запрещен. Не летала авиация и вчера. На два следующих дня прогноз также неблагоприятный: жара под 30 и сильный ветер, дождей не предвидится. Переломить ситуацию не получается. Огонь набирает скорость. Вчера с трудом удалось отстоять бурятский поселок Гремячинск.

МЧС стянуло уже все имеющиеся силы с соседних регионов. Активно участвует и минобороны. Ежедневно от одного очага к другому вертолетами с риском для жизни перебрасываются группы пожарных парашютистов лесхоза.

На тушении в республике, по данным федерального агентства лесного хозяйства, задействовано уже 2200 человек, в том числе парашютисты-десантники из Приморья, Амурской области, Томска, Красноярска, Якутии, Кемерово, и 190 единиц техники. Сегодня ожидают 100 парашютистов-пожарных из Тюмени и Екатеринбурга. Пожарные десантники - это "лесной спецназ", профи, которые очень нужны сегодня прибайкальским лесам. В Иркутской области с огнем борются 100 единиц техники, более 1350 человек, в регион прибыли более 500 парашютистов-десантников из других краев и областей.

Но надо понимать, что стоит за этими цифрами: в статистике, например, учитывается не только техника, работающая непосредственно на пожарах, но и "КАМАЗы", "ПАЗы", "УАЗы", которыми перебрасывают сотрудников лесхозов и МЧС, доставляют грузы, возят начальство. Все это ломается, застревает в грязи... Не хватает бульдозеров. А без них проложить просеку в лесу, тем более когда от пожаров начались завалы леса - падают кедры, сосны, невозможно.

Чтобы как-то помочь в борьбе с пожарами, иркутяне создали добровольную дружину, которая по просьбам лесничеств выезжает в разные районы Байкала тушить огонь. Безвозмездно, со своей экипировкой, порой на своих автомобилях.

Как же получилось, что пожарам позволили разгореться? Глава МЧС Владимир Пучков на совещаниях в Иркутске и Улан-Удэ устроил разнос местным властям, Минприроды, Рослесхозу за то, что все лето делили леса по подведомственности и тушили (или не тушили) лишь "свои" территории. А огонь границ не знает.

По данным иркутской областной прокуратуры, в некоторых лесничествах подготовленные планы тушения пожаров оказались фикцией: в них указаны несуществующие источники пожарного водоснабжения, техника, которая на поверку нерабочая. Аналогичные замечания еще весной высказывали их коллеги из Бурятии. У органов юстиции вызывает нарекания и система координации и контроля за тушением пожаров: о локализации и ликвидации очагов отчитываются те, кто с ними борется, и никто не контролирует - действительно ли потушен тот или иной пожар.

Добавим сюда нежелание местных руководителей получать нагоняи от вышестоящего начальства, из-за чего истинное положение вещей долго замалчивалось. Нехватку денег, техники и людей в лесничествах и нацпарках. Сухие грозы и засуху. И стихийный туризм - несмотря на всю сложность ситуации в августе, посещать туристам запретили лишь те зоны Байкала, где пожары или задымленность представляли опасность для жизни людей. Но не те, где опасность представляли сами туристы.