Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

6-метровые творения Даши Намдакова будут «оберегать семейные союзы» в центре Казани. Уже в октябре автора скандально "Хранительницы" ждут в столице Татарстана на открытии скульптурной группы "Он и Она", пишет деловая газета Татарстана "БизнесOnline".

Возле центра семьи «Казан» начали устанавливать постаменты, на которых через некоторое время появятся Зиланты и Барсы Даши Намдакова. До конца октября группа из четырех скульптур под названием «Он и Она» должна открыться для публики. Любопытно, что с того момента, как была публично озвучена идея проекта, количество фигур удвоилось, а творческий стиль художника Намдакова, чья «Хранительница» так и не появилась в Болгаре, практически неизбежно породит новую общественную дискуссию.

Уже этой осенью жители и гости столицы Татарстана смогут наблюдать возле центра семьи «Казан», одного из любимых мест прогулок горожан, новую скульптурную группу. Это событие можно было бы назвать рядовым, если бы не имя автора двух пар мифических крылатых Зилантов и Барсов — это Даши Намдаков, а также масштабов композиции. Московско-бурятский художник, как сообщается на страничке управления загса официального портала мэрии Казани, известен в республике как «проектант здания Дворца бракосочетаний — «Чаши», ставшей узнаваемым туристическим магнитом города». Сами же скульптуры представляют собой символы Казани и Татарстана, изображенные парами, и эта инсталляция носит название «Он и Она». Кроме того, «рядом со скульптурами, олицетворяющими женское начало, также изображены детеныши — маленькие Барсы и Зиланты». Фигуры будут с четырех сторон охранять входы в центр семьи, одновременно оберегая все семейные союзы, заключенные здесь.

Работы по установке постаментов к Зилантам и Барсам уже начались, точной даты открытия скульптурной группы для публики еще нет, но, как сообщила «БИЗНЕС Online» начальник управления загса исполкома Казани Гузель Габбасова, открытие планируется не позднее конца октября. Габбасова рассказала и о достаточно внушительных размерах фигур: «Скульптуры будут довольно большими, если не считать постамента, они будут чуть больше 6 метров. То есть это будут действительно хранители домашнего очага». Ждут на открытии в столице Татарстана и самого автора. «Пока приезд самого Даши Намдакова планируется. Каких-то конкретных деталей он не озвучил, мы ведем переговоры с его помощником, но его приезд на открытие планируется. Во всяком случае, мы очень на это надеемся», — сообщила нашему корреспонденту руководитель городского загса.

«Я хочу напомнить, что скульптуры «Он и Она» Даши Намдакова являются частью оригинального замысла скульптора, который был, в общем-то, автором всего комплекса вокруг центра семьи «Казан», — сообщила «БИЗНЕС Online» главный архитектор Казани Татьяна Прокофьева. — Они должны были быть в оригинальном проекте, который разрабатывался. Ничего не поменялось, скульптуры будут установлены».

Впервые об этом проекте общественность узнала в апреле 2014 года, причем тогда речь шла лишь о двух скульптурах Намдакова — Зилантах, отражающих мужское и женское начало. С тех пор амбиции художника и властей увеличились ровно вдвое. В марте этого года сообщалось, что на проведение работ выделено из бюджета РТ 106 млн. рублей, а завершить их планировалось к 31 августа. «По данному объекту планируется возведение постаментов под архитектурные композиции, их отделка, подсветка архитектурных форм и проведение других работ, в том числе устройство систем видеонаблюдения, озеленение, установка брусчатки», — сообщала тогда пресс-секретарь министерства строительства, архитектуры и ЖКХ РТ, куратора стройки, Гульназ Минниханова.

Главный архитектор Казани спокойно относится к возможным спорам вокруг намдаковских Зилантов и Барсов. «Я думаю, что дискуссии — это совершенно нормально явление. В отношении объектов искусства очень редко бывает единое мнение. Здесь можно привести многие замечательные примеры, когда, например, много упрекали французских импрессионистов. В принципе, работы художника не всегда бывают однозначными, так что все нормально», — размышляла Прокофьева в беседе с «БИЗНЕС Online», но при этом добавила, что никаких планов по установке в столице Татарстана скандальной «Хранительницы» нет.Дискуссия по поводу творений Намдакова, добравшихся до столицы Татарстана, практически неизбежна, особенно если вспоминать знаменитую историю с 12-метровой «Хранительницей», которую мечтал поставить в Болгаре Минтимер Шаймиев. Тогда общественное мнение заставило отказаться от этой идеи, многие социально активные граждане не приняли авангардный вид статуи, кроме того, возмущал и тот факт, что языческий символ собирались установить в колыбели татарского ислама и духовном центре мусульман. Так что пока 11-метровая копия «Хранительницы» нашла свое временное пристанище в лондонском Гайд-парке.

Собеседники «БИЗНЕС Online» разделились во мнениях о творчестве Намдакова и уместности его произведений в центре Казани.

Ильгизар Хасанов — художник:

— Я с Намдаковым знаком достаточно давно, парень он неплохой, талантливый. Малая пластика Даши нравится многим, но я не знаю почему. Это искусство для меня анахронизм — оно уже ушло в музеи. Для меня что Намдаков, что советский псевдохудожник, который ставит своих истуканов, — это примерно одно и то же. Он не парковый, не модернистский, не новый — это совершенно старое музейное сознание. При этом творчество Даши не принадлежит тюркскому миру. Намдаков — это камерный художник, а сейчас он работает в формате Церетели. Выходит, теперь у нас есть свой Церетели. Его работы нельзя увеличивать физически. Есть монументальные скульптуры, которые проектируют сразу, а увеличение малых форм — это профанация.

Я не ходил на его выставку малых работ. Видимо, там ткнули пальцем и сказали, что «это надо увеличить до 12 метров», в итоге получилась скульптура «Хранительница». Я еще пошутил: кто выбрал, тот пусть сам на даче поставит. Другой вариант — утопить. У меня к Даши личное отношение очень хорошее, а к тому, что его пытаются здесь ставить, — нехорошее.

Римзиль Валеев — журналист, общественный деятель:

— Даже если Даши Намдаков бурят и, может быть, вообще приверженец буддистской религии, он талантливый художник, скульптор, его работы я оцениваю с точки зрения произведения искусства, нахожу их талантливыми, экспрессивными. И в них есть что-то напоминающее объемы и формы глубокой древности тюркских народов. Сам проект «Чаши» создан Намдаковым, декоративные элементы, все в одном стиле. Вероятно, дополнительные скульптурные композиции, которые устанавливают сейчас, — это продолжение задумки автора, это естественно.

Гузель Файзрахманова — искусствовед:Я и сам надеялся, что вся композиция не ограничится одной только «Чашей», поэтому ничего страшного в установке Зилантов и Барсов не вижу. Плюс к этому добавлю, что, когда поднялся шум по поводу «Хранительницы», я поддержал установку этой фигуры. Но не в зоне религиозных учреждений Болгара, а неподалеку где-нибудь, как символ дикой доисламской поры, языческой поры. Язычество — это же небо, земля, животные, духи. Конечно, ислам таких вещей не любит. Но я думаю, что такое массовое выступление против фигуры означает, что в нашем обществе есть элементы мракобесия, к сожалению. Нельзя позволять ни абсолютистам-эстетам культуры, ни представителям какой-то религии заниматься мракобесием и вмешиваться в светскую жизнь и тем более в искусство.

— Даши Намдаков работает в традициях 1980-х годов, скрещенных с эстетикой фэнтези. Такой язык не соответствует современным тенденциям искусства, предназначенного для городской среды. К тому же он не скульптор-монументалист, поэтому приемы, которые он применяет в своей камерной скульптуре, в большом масштабе, городском, выглядят несообразно контексту, что, собственно, и произошло с его работой «Хранительница». Идейная и художественная составляющая «Хранительницы» — это тема отдельного разговора.

Андрей Петров — архитектор, заместитель генерального директора ООО «Архиформат»:Хотя и в данном случае Намдаков допустил ту же ошибку, что и с «Хранительницей», — опять создал чрезмерно агрессивные образы — два Зиланта больше похожи на средневековых химер. В данном случае у дверей загса это вообще неуместно. Создается впечатление, что скульптор не хочет, чтобы загс, созданный по большому счету по его проекту, посещала «целевая аудитория» — молодожены. К сожалению, из-за того что Даши Намдакова поддерживает власть, он получает возможность создавать подобные работы. Власть навязывает свой вкус и представления о прекрасном обществу, и специалисты в такой ситуации оказываются не у дел.

— Если эти скульптуры устанавливаются на территории, где это возможно, то, в принципе, ничего предосудительного в этом нет. Сказать, что это плохо, мы не можем, потому что всегда найдутся те, кто скажет, что это хорошо, как бы ни сомневались в этом другие. Они имеют точно такое же право сказать, что работы Даши Намдакова им нравятся и они должны стоять в том или ином месте. Так что если планируется установка его работ, тем более если они изначально были заложены в проекте, то в этом нет ничего криминального.

Эльвира Самигуллина, Ильнур Шарафиев