У главного растениевода в области экономики, пока нет четкого представления, как связать теорию с практикой ведения экономического хозяйства Бурятии.

В результате, республику ждет выход из агрокризиса, развитие агротуризма и ставки на агропромышленность. А также перспективы роста доходов от предприятий Бурятии, которые опытные экономисты называют убыточными.

17 ноября новым председателем комитета по экономической политике, использованию природных ресурсов и охране окружающей среды Народного Хурала Бурятии стал Анатолий Кушнарев. Ранее он был временно исполняющим обязанности на этой должности. Выборы главного агронома Бурятии на совершенно непрофильный для него пост говорят о том, что раздаривание постов в республиканском парламенте продолжается. Положение дел заставляет задуматься, что салочки с креслами будут и дальше продолжаться вплоть до знакового 2017-го года.

Кандидатуру Анатолия Кушнарёва на пост руководителя комитета по экономической политике предложил его однопартиец-«единорос» депутат Баир Цыренов. При этом расчет на Кушнарева был сделан, уже традиционно, не по степени компетентности и наличия опыта решения экономических задач, а по степени узнаваемости профиля. Главным критерием стало то, что он – известная фигура в Бурятии, медийное лицо, которое знают люди. А также доверенное лицо президента России Владимира Путина.

- У него есть понимание, как двигаться нашему комитету, как двигаться республике, есть четкая программа действий, - высказался в защиту выбранной кандидатуры Баир Цыренов.

В ходе дебатов вырисовывалась любопытная картина. Изначально на пост «главного» от комитета по экономике, кроме Анатолия Кушнарева, претендовали двое, все «единоросы» Сергей Бужинаев и Батор Цыбиков. Последний снял свою кандидатуру, сказав, что раз Кушнарева выдвинула фракция, то он уступает в этой борьбе.

Сергей Бужинаев попытался создать видимость конкуренции. Он выдвинулся на этот пост, заявил с трибуны, что у него большой опыт работы именно в экономической сфере и есть вполне грамотное представление о происходящих процессах в Бурятии.

Его робко поддержал Леонид Селиверстов, по словам которого предпочтение нужно отдавать практику Бужинаеву, а не теоретику Кушнареву. В итоге 33 голоса парламентарии отдали за теоретика.

Но для чего понадобилось голосовать за Кушнарева, пусть даже и неплохого человека, профессионального агронома, но демонстрирующего свою некомпетентность в делах, касаемых экономики республики?

Ведь Кушнарев заявил больше своих фантазий, чем реально действенных предложений. Так, он продекларировал: «Больше доходов, больше бюджета, больше поддержка населению. А промышленность нужно формировать также, как и сельское хозяйство. Крупные промышленные предприятия Бурятии требуется профинансировать из бюджета, чтобы решить «злободневную» проблему оттока сельского населения в город».

Достаточно представить себе то, что Анатолий Кушнарев известный сторонник развития растениеводства в Бурятии. Правда, трудно представить, как он предлагает ковать стальные мосты, чтобы потом растить картошку в зоне рискованного земледелия.

- Тратиться на агротуризм - это тоже, фактически, тратиться на сельское хозяйство. Если мы развиваем производство, то сохраняем те предприятия, которые у нас есть. У нас есть, например, проблема «Улан-Удэстальмост». Сохраняем его - это налоги на физических лиц, налоги на имущество, налог на прибыль. Доходная часть бюджета за счет налогов увеличится. Создавая другие производства, может быть не такие гигантские, средние, малые у нас тоже увеличится доходная часть. Поэтому только за счет развития производства, за счет создания новых рабочих мест будет расти доход, - заявил «Новой Бурятии» Анатолий Кушнарев.

Правда пояснить, откуда будут черпаться дополнительные средства, чтобы их вкладывать в развитие или создание новых предприятий, новоиспеченный председатель не стал. По мнению экономистов, такое предприятие, как «Улан-Удэстальмост» - это вообще республиканский «чемодан без ручки». История угасания этого предприятия - яркий пример отсутствия решения проблем и постепенного перехода к точке невозврата. В 2008-2009 годах «Улан-Удэстальмост» пережил первый кризис сравнительно легко. В условиях быстрого выхода российской экономики из кризиса и своевременно оказанной помощи правительства Бурятии предприятие сумело продержаться до получения заказов в конце 2009 года и вплоть до 2012 года.

Уже с 2013 года предприятие начинает лихорадить: численность персонала к концу 2014 года уменьшилась до 1 300 сотрудников, работа происходила в режиме неполного рабочего времени. В начале 2015 года подается иск челябинской компании к УУСМ почти на 14 млн. рублей. и в этот же период принимается вполне логичное решение Народного Хурала об отказе предоставления помощи из республиканского бюджета. К маю 2015 года на предприятии остается работать 990 человек. Общая сумма долга - 160 млн рублей. Предприятие можно и нужно сохранять, вот только где же взять такие огромные средства в кризисные времена? Очевидно, придется ждать лучших времен – а это годы, либо тратить бюджетные деньги, отнимая львиные доли от других плановых программ.

Такая стратегия может завести в тупик. Вероятно, у главного растениевода в области экономики, пока нет четкого представления, как связать теорию с практикой ведения экономического хозяйства Бурятии.

Зато такими непрофильными назначениями Бурятию уже не удивишь. А вот о последствиях придется задуматься. Так, назначение Вячеслава Ирильдеева вызвало не много вопросов и саркастических упреков, по сравнению с признаниями Зоригто Цыбикмитова, занявшего кресло председателя комитета по бюджету. Напомним, сразу после своего назначения Цыбикмитов по-детски непосредственно признался в СМИ, что пока ничего не понимает в бюджете.

Защита кандидатуры Кушнарева «прошедшими» на пост и явно не заслуживающими доверия депутатами символизирует тенденцию перескакивания на кресла, которую сам Ирильдеев объяснил преемственностью. – По моему мнению, здесь важна преемственность. Мы живем в сложных экономических условиях и нужны правильные выверенные решения, - заявил он.

Впрочем, о выверенных решениях. Можно предположить, что скачки по хуральским креслам происходят в преддверии наступления 2016 года, года выборов Главы Бурятии. Сейчас в республиканском парламенте происходит расстановка сил и понятно, что на кону стоит пост руководителя региона.

Другой момент - с подачи федерального правительства правила игры в 2017 году для чиновников изменятся.

Уже с 1 января 2017 года для государственных гражданских служащих будут введены квалификационные требования. Это означает, что для замещения определенной должности госслужащему необходимо будет соответствовать требованиям относительно образования, опыта работы, профессиональных качеств и т.д. Соответствующие поправки в действующий федеральный закон «О государственной гражданской службе» подготовлены Министерством труда и социальной защиты. Также планируется до 31 декабря 2017 года, когда поправки уже вступят в силу, провести внеочередную аттестацию в государственных органах. Не помешало бы аттестовать на знание предмета и законодателей Бурятии. А пока они успевают занимать теплые кресла, чтобы отсидеться до лучших времен.