Весьма неожиданный политический шаг может сделать Администрация Президента уже в 2016 году.

По данным Бабра, в случае победы Сергея Ерощенко на губернаторских выборах в Иркутской области в сентябре 2015 года, новый губернатор мог выступить с инициативой по объединению Иркутской области и Бурятии в единый Байкальский край.

Предпосылок для такого объединения более чем достаточно. Исторически Иркутская губерния была сформирована в 1764 году и включала как территорию современной Иркутской области, так и Бурятию и Забайкалье. Бурятия и Забайкалье были выделены в отдельную Забайкальскую область только через сто лет..

Однако такое отделение не было обосновано экономически и имело под собой лишь стремление к более эффективному управлению территориями. Бурятия и Забайкалье имеют богатые природные ресурсы, однако их промышленный и энергетический потенциал были и остается незначительным.

Как следствие отсутствия энергоресурсов, в Бурятии неадекватно высокие цены на электроэнергию. Это приводит к еще большему сокращению промышленного производства и бегству предпринимателей в другие регионы. Планировавшееся в начале 90-х годов XX века объединение Бурятии и Иркутской области в единую энергосистему так и не состоялось – в основном из-за политических причин.

Кроме того, в Бурятии существует затяжной политический кризис, способов решения которого пока не находится. Этот кризис в своей основе имеет не сегодня и не вчера появившуюся проблему взаимоотношений русских и бурят в политических структурах республики. В целях блокирования возможного роста национализма и сепаратизма, а также преодоления проблем клановой бурятской системы, еще в советское время руководителями республики ставили русских. Эта традиция осталась по сей день, однако она вызывает все большее недовольство титульной нации – бурят.

В то же время усиление пробурятских настроений в политических элитах республики обоснованно беспокоит Москву. Бурятия соседствует с Монголией, монголы и буряты генетически – единая нация, у них один язык, одни обычаи и один менталитет. В националистических кругах Монголии регулярно поднимается вопрос – пока теоретический – о возможности объединения одного народа в границах «Великой Монголии». Эти настроения не являются тайной и в Бурятии, и отчасти находят свое понимание и у населения, и в политических кругах.

Как следствие, нарастает практически неразрешимое политическое противоречие между стремлением бурятского населения видеть главой Бурятии этнического бурята, и страхом Москвы потерять управление регионом. Реальный выход из этого положения, между тем, лежит на поверхности: в объединенном Байкальском крае не будет националистического вопроса.

В целом объединение положительно повлияет на оба региона. Экономика Бурятии получит дешевую иркутскую электроэнергию, иркутские и бурятские предприниматели выйдут на новые рынки сбыта.

Ни в Бурятии, ни в Иркутской области нет принципиального отторжения по поводу возможного объединения. Оба региона соседствуют давно, между жителями налажены прочные связи. «Репетиция» объединения состоялась еще в 2008 году, когда в состав Иркутской области вошел Усть-Ордынский бурятский автономный округ. Это объединение не вызвало никаких негативных последствий в обоих регионах.

Объединение активно лоббируется несколькими влиятельными чиновниками федерального уровня, в первую очередь зампредом правительства России Александром Хлопониным и главой «Ростеха» Сергеем Чемезовым. Мотивация у них разная: Хлопонин лоббирует политическое влияние «красноярской группировки», стремящейся занять сильные позиции и в Иркутской области, и в Бурятии. Чемезова интересует исключительно бизнес, организовывать который в объединенном регионе будет значительно проще.

У проекта объединения есть и свои противники. Это, в частности, пришедшая к власти в Иркутской области коммунистическая группировка Левченко-Мархаева, которая в новом регионе, с высокой долей вероятности, существенно потеряет свое влияние. Вследствие победы Сергея Левченко на губернаторских выборах, вопрос об объединении может быть отложен минимум на год – хотя это во многом зависит от общеполитический и экономической ситуации в России и мире.