Не утихает начавшаяся в прошлом году серия министерских назначений в правительстве республики. Некоторые из них назревали давно и нашли положительный отклик общественности, другие оказались неожиданными и спорными.

Политические старожилы, уходя, уносят с собой целую эпоху, которую вряд ли можно назвать счастливой. Скромные достижения этого периода меркнут по сравнению с общей разрастающейся неустроенностью. Впрочем, ситуация не отличается и в тех министерствах, где череда смены руководителей уже стала привычным явлением. В условиях стабильного обнищания руководство региона не может не понимать, что нужно менять свой курс, что хорошие специалисты необходимы Бурятии как лекарство от экономической лихорадки. Однако на практике выбор власти не всегда понятен и прозрачен. Вспомним самые громкие назначения и перестановки в правительстве РБ с начала 2015 года по настоящее время.

Первой заметной рокировкой 2015 года стало назначение Виталия Калашникова первым заместителем министра сельского хозяйства и продовольствия республики. Место первого замминистра стало вакантным после ухода на пенсию в ноябре 2014 года Михаила Кострикова. Виталий Калашников пришёл с богатым опытом сельскохозяйственной работы, в 2001 году был избран председателем колхоза в родном Бичурском районе. В 2009 году стал главой района, однако в период своего правления поддержку избирателей потерял и в 2014-м проиграл очередные выборы. Не помогло ему и членство в «Единой России». Однако в стороне от государственной службы он оставался недолго и 16 марта 2015-го был утверждён в должности первого замминистра сельского хозяйства и продовольствия.

Пожалуй, наивысший уровень нестабильности в последние годы показало министерство строительства и модернизации ЖКК. Там руководители долго не засиживаются, и это не мудрено. В июне 2012 года после шести лет работы кресло главы освободил Владимир Рубан, по неофициальной информации, из-за нарушений при строительстве различных объектов. Следующие два министра продержались гораздо меньше, и причиной обеих отставок стала критика за неисполнение «путинских указов». В 2013 году ушёл Виктор Мариничев, а в 2015-м – Фёдор Трифонов. 24 июля главным строителем стал уроженец Кабанского района Николай Рузавин. Более 15-ти лет он работал на руководящих должностях в строительной отрасли, в 2005 году стал замминистра, а с 2007 года стоял во главе Республиканской службы государственного строительного надзора. Рисковать здесь глава республики явно не захотел, аварийное жильё давно уже превратилось в болезненную тему.

В прошлом году появилось давно ожидаемое министерство спорта и молодёжной политики. Ранее его создание казалось властям нецелесообразным, но в ходе общей реорганизации удалось объединить два ведомства в одно министерство. Это бывшее республиканское агентство по спорту и выделенный из минобразования комитет по молодежной политике. О появлении нового министерства глава РБ объявил 23 марта 2015 года. Происходили эти события в атмосфере уголовного расследования по делу прежнего руководителя агентства по спорту Владислава Бумбошкина. В начале сентября стало известно, что самым достойным из кандидатов на министерское кресло стал Баир Ангуров, человек, много лет посвятивший молодёжной политике. В этом году чиновник отметит 50-летие. Кто знает, может с возрастом молодёжные проблемы видятся лучше.

Больше всего споров и недовольства среди общественности вызвало назначение нового министра промышленности и торговли. После того как прежний министр Александр Гребенщиков вышел на пенсию в марте 2015 года, началась долгая борьба между пятью кандидатами. И фаворитом этой гонки стал персонаж крайне неоднозначный – 36-летний новосибирец Алексей Мишенин. Неоднозначность его для жителей Бурятии заключается не только в том, что он очередной «варяг», но и в провалах на предыдущем месте работы. Будучи гендиректором Новосибирского авиаремонтного завода, Алексей Мишенин за год увеличил убытки предприятия в 26 раз. Однако за этим последовал не спад карьеры, а министерский портфель, вот только в регионе, где о промышленности всё чаще говорят в прошедшем времени. В СМИ долго бродил слух о том, что Мишенин – приближённый Дениса Мантурова, главы федерального агентства промышленности и торговли, и именно последний повлиял на судьбу молодого протеже. Главной задачей нового министра станет объединение минпромторга с министерством природных ресурсов в министерство промышленности и природопользования, а тогда и задачи и ответственность станут на порядок серьёзнее.

В январе 2016 года у министра промышленности и торговли появился дополнительный, уже третий по счёту заместитель. Им стала Оксана Чебунина. С июня 2009 года она занимала поструководителя Республиканской службы по тарифам. Указ о ликвидации службы был подписан президентом РФ ещё 21 июля 2015 года, и вскоре она будет упразднена. Однако руководитель службы, видимо, оказалась ценным специалистом и заняла появившееся место заместителя министра промышленности и торговли республики – председателя комитета по развитию предпринимательства и инновационных технологий.

Самой громкой отставкой нового года стал уход настоящего политического ископаемого –Татьяны Думновой, которая находилась у руля экономики Бурятии с 2002 года без малого 14 лет. Как обычно бывает в таких историях, её заслуги и нововведения, такие как система оказания госуслуг в режиме одного окна, блекнут рядом с промахами. Это и уголовное дело о злоупотреблении служебными полномочиями далёкого 2004 года и теперь уже печально известный проект ОЭЗ «Байкальская гавань», который после 8 лет строительства так и не превратился в обещанную туристическую мекку. Татьяну Думнову так хотели скорее проводить, что новость об оставлении должности в СМИ появлялась несколько раз преждевременно. Сейчас обязанности министра временно исполняет бывший первый заместитель 39-летний Тимур Будаев. Однако главным претендентом на ответственный пост аналитики считают улан-удэнского сити-менеджера Зандру Сангадиева.

В МВД Бурятии, судя по длящимся второй год перестановкам, продолжается системный кризис. Два года назад министерское кресло покинул Александр Зайченко. Причиной тогда стали накопившиеся нераскрытые дела, несамостоятельность местных полицейских, когда многие вопросы могли быть решены только через столицу РФ, также Москва была недовольна крупными и необоснованными растратами бюджетных средств. А главной причиной послужили неутихающие нефритовые войны. На смену Зайченко пришёл полковник Олег Кудинов. Стоит отметить, что оба они пришлые, первый из Омска, второй – иркутянин. Среди своих главных целей новый министр не раз называл борьбу с нефритовой и лесной мафиями. В конце января 2016 года среди информационных ресурсов республики неожиданно появилась информация о скорой отставке Олега Кудинова и его возвращении в Иркутск. Ожидается, что новый министр будет назначен из Москвы. Это может быть связано с растущим уровнем преступности в Бурятии (2-е место по России в 2015 году). Но существует мнение о более глубоких причинах происходящего. Так «свой» руководитель внутренними делами может понадобиться Москве в условиях растущих протестных настроений и непопулярности Вячеслава Наговицына. Возможно, центру необходим непредвзятый взгляд на коррупционную ситуацию в республике.

В 2015 году началась своеобразная перестройка министерской системы в Бурятии, которая плавно перетечет в 2016 год. Так, министерство промышленности и торговли сольётся с министерством природопользования, а министерство экономического развития с министерством имущественного комплекса. Неудивительно, что в условиях реформирования ведомств Вячеслав Наговицын остро нуждается в свежей крови. Для этой цели он создал специальные комиссии по отбору кандидатов и утвердил критерии конкурсного отбора. Благодаря такому шагу решения о новых назначениях якобы стали более открытыми и беспристрастными. Вскоре станет очевидно – принесёт ли это качественные изменения или останется в ряду популистских и, возможно, предвыборных «пустышек».