Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Попытка искоренить городских бездомных пока приводит только к утрате человечности. На сегодняшний день в Улан-Удэ насчитывается около 2 тысяч людей без определенного места жительства — бездомных. Это те, кто скитаются по улицам и живут буквально тем, что бог послал. Сегодня существуют и различные службы, центры помощи таким категориям граждан. Однако сами скитальцы не торопятся обращаться к ним.

Бомж в России это больше, чем просто обозначение социальной категории граждан, — для некоторых это еще и образ жизни. Суровые зимы, знойное лето, постоянные поиски пропитания и ночлега приводят этих людей в опасные коллекторы и другие подземные жилища. Попытки выдворить их оттуда приносят только временный результат.

А вот для города и престижа республики это явление имеет печальные последствия. Теряется туристический престиж, о котором власти так заботятся.

Кстати, есть и оборотная сторона этой проблемы. За 10 месяцев прошлого года в тепловых коллекторах произошло 8 пожаров. Один человек погиб, трое травмированы. Поэтому периодически в столице Бурятии проводятся профилактические рейды.

Мобильная служба помощи хорошо известна всем городским бездомным. Бездомным предлагают бесплатные кров и пищу. Но на это соглашаются только единицы. Специалисты говорят, что сталкиваются с самой главной проблемой – у этих людей нет желания вернуться к нормальному образу жизни.

Добровольные затворники

Тема постапокалипсиса с каждым годом набирает популярность. Книги и кинематограф рассказывают всё новые истории о романтике выживания на руинах мира. Правда тех, для кого эта «романтика» уже сейчас стала рутинной повседневностью, мы привыкли брезгливо не замечать.

Любой крупный современный город в своих дебрях порождает сообщества бездомных. Они существуют в некоей параллельной реальности, и неудивительно, что мир открывается им совсем с другой стороны, нежели рядовому обывателю. В богатых городах с мягким климатом жизнь бомжа не обременена бесконечными попытками протянуть ещё денёк. Например, в средиземноморской Барселоне скитаться без крыши над головой вовсе не считается чем-то зазорным, а молодёжь зачастую прибегает к такому образу жизни в духовных и творческих поисках.Совсем иначе обстоят дела в Сибири. У нас в Улан-Удэ вы вряд ли увидите, как юные художники или музыканты вылезают из колодца теплотрассы.

Сибирский бомж суров, пахуч и закутан в тёплые вещи. Таким оказался и Володя, с которым мы познакомились возле мусорных баков посёлка Энергетик. Он, ещё довольно молодой крепкий мужчина, сначала был неприветлив и хмур, но, как оказалось, простое человеческое обращение творит чудеса.

Володя поведал, что лишился крыши 11 лет назад после освобождения из колонии. С тех пор домом ему служит колодец на окраине посёлка. Большинство его соседей стараются сбиваться в кучки, или, выражаясь на жаргоне, в «семейки». У такой жизни есть как преимущества, так и недостатки. Не желая окунаться в омут болтовни и бесконечных пустых ссор, Володя предпочёл жизнь одиночки, но уточнил: «Я могу иногда встретиться с кем-нибудь, «боярышника» попить».

Бутылочка этого самого «боярышника» в аптеке стоит всего около 30 рублей, но и эти деньги нужно как-то добыть. «У нас каждый день праздник, когда бабки (деньги. – Прим. редакции) есть, когда нет — то не праздник, значит, горе».

Путь бездомного

Володя, как и многие его товарищи по несчастью, не сидит без дела и даже приносит пользу обществу. Каждое утро караваны бездомных тянутся от мусорки к мусорке в поисках драгоценного вторсырья, которое в пунктах приёма можно обменять на небольшие, но всё же деньги. Приём происходит в килограммах, целлофан идёт по 12 рублей, ПВХ – 10 рублей, картон – 4 рубля, а стоимость самого редкого сырья, тонкого целлофана или стрейча, достигает 19 рублей.

Одна проблема – расплодившиеся собаки. И дело вовсе не в агрессии голодных зверей. «Собаки не мешают нам, люди боятся. Они только мусор раскидывают, а дворники на нас орут», – рассказал Володя. А в Октябрьском районе и того хуже, коммунальщики оградили некоторые баки заборами из металлических листов. Теперь не только животным, но и людям к заветным контейнерам не подобраться.

Всё же денег на жизнь после ежедневного собирательства хватает. По крайней мере далеко не все пытаются найти спасение в реабилитационных центрах.

По признанию бездомного Володи, тех, кто побывал в таких центрах, бродяги не уважают. «Есть и приюты, и церкви разные, «трезвые грузчики» мы их называем. Это где нельзя ни пить, ни курить и, короче, нужно бесплатно работать. Не, я не пойду туда», – возмущенно заявил наш собеседник.

Ещё в девяностые годы как грибы после дождя стали появляться религиозные организации, в основном неопротестантского толка, которые дружно взялись реабилитировать наркозависимых и бездомных. Правда оказалось, что бесполезно. В Бурятии, например, изжить проблему таким способом нереально. А потому выход один – заставлять бездомного возвращаться к более цивилизованной жизни. Но по закону принуждения быть не должно, поэтому и выхода в данной ситуации нет.

Работает центр социальной адаптации «Шанс», мобильные бригады проводят регулярные рейды по излюбленным местам уличных скитальцев. Попавших в центр отмывают, одевают и приучают следить за собой. После того как к человеку возвращается нормальный облик, наступает этап восстановления документов, а при желании можно и подработать. Кое-кто подметает тротуар и расчищает снег возле кафе. Деньги получаются невеликие, около 100 рублей за смену, но особо целеустремлённые умудряются откладывать на будущее. Хотя в основном таких целеустремленных нужно еще поискать.

Синдром бродяги

Далеко не все, как и Володя, спешат менять свою жизнь. У одних это связано с психологическими проблемами, синдромом бродяжничества, алкоголизмом, у других – с многолетней привычкой, когда изменить что-то не просто страшно, а смерти подобно. Всё тот же алкоголь обычно приводит людей на улицу, кого-то выталкивают туда «чёрные» риэлторы. Пополняют армию бродяг тюрьмы и колонии. Оказавшись один на один с гигантским миром, где нет родных, нет предсказуемого распорядка и где нужно самому принимать решения, бывший заключённый рискует превратиться в бездомного.

Бывает и так, что постояльцами центра оказываются люди достаточно образованные, порой с несколькими высшими образованиями. В прошлом у каждого из них почти наверняка была семейная трагедия, потеря близкого, от которого новоявленный бродяга материально и психологически зависел.

Володя о своей истории распространяться не захотел. Он лишь признался, что крепко верит в Бога, был крещён в старообрядческой традиции, но на высшие силы за свою жизнь не в обиде: «Я сам выбрал этот путь». Напоследок наш собеседник рассказал, что очень любит читать, благодаря газетам знает обо всех мировых и городских событиях.

Попрощавшись, Володя побрёл по узкой собачьей тропке. В руках пакет с разными полезными в хозяйстве предметами. Глядя вслед грузной, тающей в сумерках фигуре, я невольно вспомнил слова Шопенгауэра: «Стало быть, кто не любит одиночества, не любит также и свободы, ибо человек бывает свободен лишь тогда, когда он один». Видно правило это работает даже на социальном дне.