Пожалуй, только ленивый не раскритиковал главу Бурятии Вячеслава Наговицына за воздушные замки, которые он построил, отчитываясь перед президентом РФ Владимиром Путиным. Так, Наговицын заявил о стремительных успехах республики почти во всех значимых областях – по его данным, индекс промышленного производства составил 102,3%, лесная отрасль выросла на 32%, по розничной торговле Бурятия вообще заняла первое место, при этом товаров меньше не стало. Оказалось также, что решена в республике и проблема с детскими садами. Чтобы разбавить столь лучезарную картину и создать впечатление реальности всего происходящего, глава республики всё же упомянул и одну проблему – это потери сельского хозяйства по причине засухи (которая, видимо, как и морозы зимой, наступила совершенно неожиданно в наших краях).

Правда, о проблемных областях руководитель региона предпочёл умолчать. Так, ни слова не было сказано о развитии туризма, рассказы о котором были традиционны в прежние годы.

Всё это происходило на фоне двух событий: во-первых, произошедшей ранее отставки губернатора Забайкальского края Константина Ильковского, после чего был опубликован рейтинг риска отставки губернаторов, где Наговицын занял 10 место с высоким риском; во-вторых, введённый Кремлём запрет на проведение досрочных выборов губернаторов. В то же время в СМИ всплыли результаты опросов населения социологической службой «Эйдос» за апрель и ноябрь 2015 года. Согласно им, количество граждан, давших положительную оценку действиям главы, выросло с 52,9% до 56,8%, отрицательная оценка, соответственно, снизилась с 29,3% до 26,5. В начале 2016 года, по данным «БайкалФинанс», подобный опрос были проведён уже московскими специалистами, и цифры подтвердились. По всей видимости, эти события сошлись не случайно, и своим докладом глава Бурятии решил доказать президенту свою незаменимость.

Топ-5 забытых обещаний

У всех на слуху громкие провалившиеся проекты, такие как ОЭЗ «Байкальская гавань», Мокская ГЭС или газификация Бурятии.

В их тени остались и другие замыслы руководства Бурятии. Мы решили вспомнить 5 из них.

Пятое обещание

В декабре 2010 года, вернувшись из рабочей поездки в Москву, Вячеслав Наговицын заявил, что уже через два года в Бурятии появится крупнейший лесовосстановительный центр с мощным тепличным хозяйством: «Мы этот центр будем делать на 3 субъекта – Иркутскую область, Забайкальский край и Республику Бурятия, так как у нас одинаковые проблемы в этом плане. Поскольку у нас наибольшая потребность в этом, мы центр этот здесь будем строить. Если проект будет разработан вовремя, уже к 2012 году федеральный бюджет оплатит 95% стоимости строительства».

Ожидалось, что в 2011 году будет подготовлена проектно-сметная документация, а в 2012-м начнётся строительство с подавляющим участием федерального бюджета, на тех же условиях Бурятия должна была получить 12 комплексов по тушению пожаров или 192 единицы тяжелой техники для борьбы с пожарами. Также Вячеслав Наговицын обещал, что с 2012 года изменится методика тушения, Бурятия получит средств на тушение пожаров больше, чем другие регионы.

Несмотря на столь радужные планы, спустя пять лет можно констатировать, что лесное хозяйство пребывает в состоянии упадка. Пожары из года в год становятся масштабнее, а проблемы с их тушением выявляют несогласованность действий руководства и неэффективность методов. Успешно работают только деревоперерабатывающие компании, вся продукция которых уходит на экспорт. Хотя республика и обеспечивает себя саженцами, в целом наполеоновские планы реализованы не были.

Четвертое обещание

В сентябре 2011 года Вячеслав Наговицын сделал ещё одно громкое обещание: «Мы с монгольской холдинговой компанией «Жаз Групп» подпишем соглашение о строительстве в пригороде Улан-Удэхладокомбината с перспективой создания мясоперерабатывающего предприятия для организации поставок и переработки мяса из Монголии».

Новый мясокомбинат должен был начать работу в конце 2013 года. Общая стоимость проекта оценивалась в 30 млн долларов США. Появление комбината могло повысить конкуренцию среди производителей мясной продукции, соответственно, повысить качество и снизить цену, а также увеличить количество экспорта.

Стоит отметить, что заявление было сделано на праздничном концерте в честь20-летиясо дня основания генерального консульства Монголии в Улан-Удэ..

Третье обещание

В апреле 2012 года в послании к народу и парламенту Бурятии глава определил новую приоритетную задачу: «Одним из главных направлений в деятельности любых органов власти должен стать учет мнения населения. Нужно чутко реагировать на запросы общества. Каждое министерство и ведомство должны выставлять на общественное обсуждение проекты программ, законов. В том числе такое обсуждение можно вести через интернет».

Согласно поручению главы республики, необходимо было «обкатать проект «народного парламента» в интернете», а также «максимально использовать интернет-технологии для приема и рассмотрения обращений граждан».

– Это в значительной степени сблизило бы интересы общества с принимаемыми в правительстве Бурятии и Народном Хурале решениями, сделало бы более открытой и понятной политику органов государственной власти, – сказал президент РБ, обращаясь к парламенту Бурятии.

Всё же за четыре года более-менее интерактивным стал только сайт Хурала, где существует интернет-приёмная. Каждый может оставить там свои предложения. Однако идея об открытом обсуждении законопроектов в Сети так и осталась идеей. Это и не мудрено, в случае существования такого ресурса власть бы просто захлебнулась в виртуальном возмущении своих избирателей, тот же закон о VIP-пенсиях пришлось бы принять с самого начала.

Второе обещание

В 2010 году в Кабанском районе руководство республики приняло давно назревшее решение построить птицефабрику. С этой целью в Бурятию пришёл инвестор – ЗАО «Агропромышленный комплекс «Великое озеро». Начало было оптимистичным. Правительство РБ предоставляет компании госгарантию на 451 млн рублей и официально объявляет о старте проекта в марте 2011 года. Птицефабрика должна была заработать через два года. Однако уже в октябре 2011 года начались проблемы, сначала «Великое озеро» не воспользовалось госгарантией, затем к компании появились претензии со стороны налоговой инспекции. Завершилось всё судебными разбирательствами между Кабанским районом и компанией, задолжавшей за аренду земли.

В 2012 году появилась информация о корейской компании «Чунчеон Дакгалби», которая намеревалась строить птицефабрику. Дальше намерений дело не пошло. Наконец в мае 2014 года глава Бурятии подписал соглашение с председателем совета директоров ООО «Бурятмяспром» Александром Венедиктовым. Компания заявила о своих планах построить крупную птицефабрику за три года. Однако спустя два года строительство едва сдвинулось с места.

– Мы давно говорили об этом проекте. Наша задача – полностью обеспечить свой внутренний рынок продуктами питания,– заявлял Вячеслав Наговицын в 2014 году.

С тех пор задача не потеряла актуальности. Большая часть мяса птицы в республику по-прежнему завозится из Иркутской области. Справедливости ради, нужно сказать, что здесь немалую роль сыграла нерасторопность руководства Кабанского района, которое не могло никак собрать документацию.

Первое обещание

6 мая 2010 года на совещании с ректорами вузов Вячеслав Наговицын заявил о том, что в республике будет создан Восточно-Сибирский научно-образовательный комплекс, который вскоре стал именоваться ещё пафоснее – образовательно-инновационный комплекс. Ожидалось, что на базе вузов и научных учреждений будут созданы центры коллективного пользования, технопарк в области высоких технологий и студенческие бизнес-инкубаторы. Тогда Вячеслав Наговицын назвал будущий комплекс местным «Сколково»: «Это переговорная площадка науки и бизнеса. Бизнес заказывает, наука реализует, бизнес финансирует. Я хочу, чтобы мы понимали под комплексом не просто механическое соединение лабораторий различных наших вузов, а создание и настоящее строительство комплекса по типу «Сколково».

В июле 2012 года глава региона поведал министру образования РФ Дмитрию Ливанову о планах полностью завершить строительство комплекса в 2017 году. Тогдашний первый замминистра образования Бурятии в то же время обещал, что в 2013 году планируется начать серийный выпуск инновационной продукции. «Создание комплекса должно позволить Бурятии позиционироваться на международном рынке образовательных услуг и инновационных технологий», – обещал Николай Мошкин.

И действительно, в документе, именуемом «Отчет о выполнении Плана мероприятийпо реализации Послания Главы Республики Бурятия к народу Республики Бурятия и Народному ХуралуРеспублики Бурятия на 2013–2014 годы» можно обнаружить внушительный список достигнутого и ещё более внушительный список задач под заголовком «Продолжение работы по созданию Восточно-Сибирского научно-образовательного инновационного комплекса». Однако в аналогичном отчёте, появившемся в 2014 году, нет даже упоминания о пресловутом образовательном комплексе. По всей видимости, в головах руководства открылись новые перспективы в виде создания Биотехнополиса и Биофармкластера, поэтому идея о бурятском «Сколково» им наскучила.

Жесткий пиар

Всё вышеперечисленное это лишь небольшая часть от числа всех невообразимых проектов, планов и обещаний правительства РБ за последнее десятилетие. Ситуацию можно охарактеризовать двояко. С одной стороны, возможно, что глава региона действительно верит во все начинания кабинета своих министров, но всякий раз непредвиденные обстоятельства (кризисы, чиновники из Москвы, соседи из Иркутска, недобросовестные инвесторы, засуха и т.д.) встают на пути и не дают прийти, наконец, к процветанию.

С другой стороны, вероятно, львиная доля всех нереализованных проектов вырастает из области PR-технологий. Так, новые обещания заставляют забывать о старых, и в целом создаётся иллюзия бурной деятельности. Однако планами сыт не будешь. И кто знает, каким было бы отношение народа к главе республики, если бы он, даже и делая всё то же самое, перестал обещать нищающему народу золотые горы инноваций.

– В России и в мире зазвучал бренд Бурятии. Сегодня наша республика во всем мире позиционируется как динамично развивающийся регион, имеющий огромный потенциал в области туризма, добычи полезных ископаемых, агропромышленного комплекса и других значимых для нас отраслях, –говорил Вячеслав Наговицын в 2012 году, ставя задачи правительству на ближайшие пять лет.

Но пока об этом бренде Бурятии не слышно.