Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В конце прошлого года в республиканской прессе прокатились сообщения о строительстве нового здания для МЧС. Правда, в неожиданном месте… – на кладбище. И все вроде бы вызывает легкое недоумение: новое здание для министерства чрезвычайных ситуаций – хорошо, на могилах – плохо. Но прошла эта новость мимоходом. А тем временем здание уже достраивается, могилы с родственниками горожан выкапываются.

Происходит все это на территории Горсада у Троицкой церкви, и вопреки мнению представителей МЧС, что это в порядке вещей (комментарии в СМИ прошлого года), данный факт вызывает возмущение у родственников усопших.

В редакцию «Новой Бурятии» обратился Петр Елизаров. Улан-удэнец в недоумении от действий властей.

– Здесь похоронена моя прапрабабушка. В 1937 году она умерла. И ее могилу раскопали, вывезли останки в неизвестном мне направлении. Сначала говорили, что всех перенесли в склеп при церкви. Потом говорили, что в Вахмистрово увозили на свалку. Я звонил туда, ответили, что никто не привозил никакие могилы и трупы. То есть их попросту не довезли что ли? Оказывается, привоз могил стоит денег. Может, где-то их бросили по дороге? – недоумевает мужчина.

Территория исторических захоронений

Действительно, в прошлом веке на территории Горсада было кладбище. Сегодня чиновники раздают здесь землю под строительство.

В сентябре 2015 года началось возведение административного здания Центра управления в кризисных ситуациях. Заказчиком является Главное управление Министерства России по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий по Бурятии. Окончание работ запланировано на октябрь 2017 года. Проект включает не только строительство здания, но и раскопку прилегающего кладбища для организации подземной стоянки служебной спецтехники.

В СМИ не раз демонстрировались человеческие останки, которые поднимались из земли на этой стройке. Местоположение нового здания МЧС проходит по территории бывшего городского кладбища. Местные жители иначе как кощунством назвать все это не могут. Здесь захоронены буквально все городские жители 19-го и 20-го веков.

Причина строительства банальна – существует Главное управление, а своего здания не имеет. Помещение арендуется у города. В прошлом году были выделены финансовые средства для строительства собственного здания Главного управления.

Начальник ГУ МЧС России по Бурятии Виктор Михайлов в ноябре 2015 года пояснял, что Владыка Савватий освятил это строительство и дал добро. А место для нового здания выбрали не случайно – рядом со старым корпусом.

Кроме православного кладбища, состоящего из двух частей, там было старообрядческое, татарское, мусульманское, китайское кладбища. К нему примыкали через дорогу католическое и воинское кладбища. То есть это полноцельный городской мемориальный комплекс.

Одно из зданий МВД в свое время тоже построили на старом кладбище. Захоронения на этом кладбище проводились с 1772-го года и до 40-х годов прошлого века. С 20-го по 49-й годы 20 века здесь хоронили бурятское население. В советское время это место сровняли с землей. По словам священнослужителей, кости и черепа находили прямо под ногами. Чтобы упокоить останки усопших, в 2006 году на территории храма была построена костница.

Разрыли по закону?

Однако Петр Елизаров говорит, что речь идет не об одном десятке могил, а о тысячах захоронений.

– Куда денут эти трупы, эти могилы? Костница не сможет уместить такое количество останков. Кроме того, законодательство тоже на моей стороне, – говорит Петр Тимофеевич.

Дело в том, что по закону есть четкие рамки для использования территории старых кладбищ.

Об этом говорится в Федеральном законе «О погребении и похоронном деле» от 12 января 1996 года №8-ФЗ.Этот закон принят Государственной Думой 8 декабря 1995 года.

Согласно пункту 6, использование территории места погребения разрешается по истечении 20-ти лет с момента его переноса. Территория места погребения в этих случаях может быть использована только под зеленые насаждения. Строительство зданий и сооружений на этой территории запрещается.

Данный закон соблюдается на всей территории России. Приказ Госстроя РФ от 10-01-2000 3 об утверждении инструкции о порядке похорон и содержании кладбищ в Российской Федерации также актуален в 2016 году.

Пункт 10.11. «Вновь создаваемые места погребения должны размещаться на расстоянии не менее 300 м от границ селитебной территории. Использование территории места погребения разрешается по истечении 20 лет с момента его переноса и только под зеленые насаждения.

В МЧС Бурятии и мэрия Улан-Удэ не раз в СМИ комментировали ситуацию как обыденную.

Речь шла о том, что строительство социальных объектов на месте старых захоронений это обычное дело, а также о том, что проект был согласован с мэрией, церковью и прошел общественные слушания.

Петр Елизаров, в свою очередь, убежден, что в данном случае происходит произвол с городскими землями.

– Надо было спросить у родственников покойных, у горожан. Они должны были дать разрешение вывозить тела на свалку. Это кладбище закрыто в 1949 году, на нем похоронены ветераны Великой Отечественной войны. По закону в таких местах нельзя ничего строить. Почему этот закон не соблюдается в Улан-Удэ? Я разрешение не давал и не дал бы никогда, но никто меня не спросил! – говорит Петр Тимофеевич.

По мнению горожанина, это место не только нельзя было перекапывать и отстраивать на нем административные здания, но и нужно, наоборот, облагородить.

– Если нужно вызвать всеобщую ненависть, то надо уничтожить кладбища. Об этом написано во многих произведениях художественной и исторической литературы. В истории были примеры, когда негодяев выбрасывали из могил. Но нет свидетельств, что те горожане, что похоронены на кладбище Горсада, были негодяями. Люди хотят жить гуманной жизнью, а им навязывают зверское отношение. Ведь к мертвым так же, как и к живым, нужно относиться по-человечески. На таком историческом месте нужно поставить общий памятник покойным горожанам, посадить вокруг цветы, привести в порядок территорию для семейного отдыха горожан, чтобы сохранить историю, ценности. И последнее, хочу спросить, не волнует ли главу Бурятии нарушение федерального закона на Троицком кладбище местными чиновниками? – заключает Петр Елизаров.

Кстати, предложение по иному использованию территории кладбища вразрез с законом не идет. Ведь по закону любое строительство на бывших кладбищах запрещено. А организация парков и скверов разрешена.