Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В праздничные майские дни все чаще просыпается общественное самосознание. День Победы 9 Мая – это время показать свою благодарность ветеранам войны за мирное небо. «Мы должны гордиться, помнить и помогать», – рапортуют чиновники всех рангов. Однако на деле это слишком далеко от истины.

Если уж совсем, как говорят, начистоту, то помогать ветеранам самой страшной в нашей истории войны как раз никто и не торопится.

К ветеранам Великой Отечественной войны относятся непосредственные участники боевых действий, а также и те, кто оставался на передовой – труженики тыла.

Конечно, они достойны особого отношения, уважения, но речь не идет о том, чтобы вспоминать об их существовании только к празднованию Дня Победы. Хотя, к сожалению, именно так все и происходит.

Как живут эти люди в современной стране, какие жизненные трудности им до сих пор приходится претерпевать в Бурятии? Красноречивый пример – известная на всю республику история одной пенсионерки, ветерана войны.

Праздничное настроение портит новость накануне 9 Мая. Позор, который приходится невольно испытать за действия властей Бурятии в самых стандартных ситуациях, описать невозможно.

История одной сельчанки

Лидия Никитьевна Селиванова – ветеран Великой Отечественной войны, ветеран тыла. Проживает она в селе Байкало-Кудара Кабанского района. Пожилая женщина на протяжении многих лет живёт в истлевшей в труху избушке размером пять на пять. Этот дом был получен ею от Байкальского райпо, которого сегодня нет в помине. Сейчас даже невозможно назвать точную дату строительства этой хатенки, да это и неважно – внешний вид ее говорит сам за себя. Как пояснил районной газете первый хозяин дома, в документах строительство датировано 1892 годом.

Дом давно уже прогнил. Если точнее, то непригодным для жилья он стал около 26-ти лет назад. Окна, стены, крыша сгнили, комнаты продуваются изо всех щелей, дверь не закрывается, и вдобавок прогнившую избу облюбовали полчища крыс и мышей. Баба Лида, как ласково называют ветерана местные жители, обращалась к местным чиновникам за помощью. Все сокрушались и соглашались с тем, что срочно требуется переселить бабушку в достойное жилище, только вот никак не срасталось это устное желание с делом.

Эту историю больше 5-ти лет назад рассказала районная газета,затем и федеральные СМИ. Казалось, что после огласки неудобной для районных властей ситуации дело должно сдвинуться с мертвой точки, но до сих пор не только ничего не меняется, а, наоборот, становится хуже.

С 1990 года бабу Лиду переселяют и никак не могут переселить. Как не раз поясняли ветерану поселковые и районные чиновники, вопрос решается, но пока безрезультатно.

С точки зрения властей, вопрос с переселением решается благополучно, а вот для самой Лидии Никитьевны – бесчеловечно. Сначала ее пытались переселить в перевезённый из Фофоново дом, который так и не был возведён в Байкало-Кударе, затем – в квартиру, после чего – опять в дом.

Её злополучную, разваливающуюся на глазах хатенку списали на дрова ещё в 1994 году. Дома №99 по улице Ленина в Байкало-Кударе, где пожилая женщина фактически проживала 37 лет, официально не существует уже 26 лет.

Бабуле оптимизма не занимать, возможно, сказывается военная закалка. Потому на то, что приходится воевать с властями в мирное время и доказывать очевидное право на достойное жилье, она смотрит с надеждой на лучшее.

Других вариантов нет

В ноябре 2010 года, после публикации этой истории в прессе, в интересах Лидии Никитьевны Селивановой прокурор Кабанского района подаёт иск в районный суд с требованием – обязать администрацию МО СП «Байкало-Кударинское» предоставить бабуле-ветерану вне очереди жилое помещение по договору социального найма в границах села Байкало-Кудара общей площадью не менее 33 квадратных метров. 26 января 2011 года федеральный судья А.А. Максимов выносит решение: «исковое заявление прокурора удовлетворить».

Однако до счастливого завершения дела далеко. Кабанский суд с небывалой настойчивостью давал отсрочку исполнению решения суда, объясняя это тем, что в администрации поселения нет ни денег, ни жилья для бабы Лиды.

В 2013 году глава поселения В.Г. Лобанов сообщал, что идёт оформление документов на дом №101 по улице Ленина в Байкало-Кударе. Внешне он мало чем отличается от обветшавшего дома №99 (в котором жила баба Лида), и лет ему примерно столько же. Однако в поселковой администрации уверяли, что больше вариантов нет.

В итоге бабе Лиде пришлось отказаться от всех горе-вариантов решения жилищного вопроса: предлагаемое жильё в первом случае оказалось аварийным, во втором случае находилось в другом населённом пункте, а в третьем – было неблагоустроенным и на втором этаже дома.

В судебных тяжбах прошло еще несколько лет. Историю ветерана труда, труженика тыла в годы Великой Отечественной войны Селивановой из села Байкало-Кудара Кабанского района Бурятии узнали не только в республике, но и далеко за её пределами.

Приставы Кабанского района неоднократно привлекали руководство поселения к административной ответственности с выплатой штрафов, неоднократно предупреждали об уголовной ответственности, а также инициировали возбуждение уголовного дела за неисполнение судебного решения.

Формально судебные приставы имели право окончить исполнительное производство в связи с отказом взыскателя от предоставленного ей варианта, но понимая, что жильё необходимо труженику тыла, приставы продолжают исполнять судебное решение и применять меры в отношении должника.

Зато администрация поселения непоколебима в своем мнении. С таким положением вещей сельские чиновники не согласны и безрезультатно пытаются обжаловать отказ в прекращении исполнительного производства сначала в районном суде, а потом в Верховном суде Бурятии.

Представители службы провели рабочую встречу с руководством Кабанского района, на которой обсуждался вопрос о возможности обращения муниципалитета в правительство республики с вопросом выделения денежных средств для исполнения решения суда. В свою очередь, руководство управления обратилось в республиканское правительство об оказании содействия в предоставлении жилого помещения либо в рассмотрении иных вариантов исполнения судебного акта.

Пресс-служба УФССП по Бурятии сообщает: «В настоящий момент исполнительное производство о предоставлении жилья ветерану тыла в годы Великой Отечественной войны находится на контроле у руководства службы, меры принудительного характера в отношении должника применяются».

Удивляет только общий подход к делу. Администрация, как и 20 лет назад, убеждает, что на сегодняшний день в Байкало-Кударе иного свободного жилья нет. И возникает вопрос, почему же не хватило чиновникам четверти века, чтобы все-таки найти деньги, средства и возможности для исполнения даже не муниципального, а гражданского долга – помнить, уважать и помогать ветеранам войны. Пока все сводится только к поздравительным открыткам на 9 Мая, где труженицу тыла Селиванову успокаивают президент страны В.В. Путин или премьер-министр Д.А. Медведев, уверяя, что «священный долг – сделать всё возможное, чтобы вы на деле, ветераны, чувствовали поддержку государства и общества». Примерно те же дежурные фразы в открытках приходят и от руководства Бурятии. Вот только в неоплатном долгу перед чиновниками почему-то все чаще оказываются такие ветераны, как Лидия Селиванова. Ведь благополучного конца этой истории, похоже, ожидать не стоит. Кстати, в этом году Лидии Никитьевне исполняется уже 85 лет.

Справка:

Как поясняют в местных отделениях соцзащиты, никакого распоряжения или постановления по поводу оказания адресной помощи для «ветеранов-тыловиков» никогда не было. Ветераны тыла фактически ни к какой категории граждан, нуждающихся в материальной или какой-либо другой помощи, по закону не относятся. Соцзащита констатирует, что может оказать материальную единовременную помощь всем гражданам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Например, если человек лишился заработка. Помощь адресная и разовая – от 500 рублей до 3 тыс. рублей. Если ситуация особо тяжёлая, то 5 тыс. рублей. Это решает специальная комиссия, которая проверит заявления страждущих.

Если человек пожилой, то чеки на лекарства, выписной эпикриз из больницы, подтверждающий, что лечение обязательно, должны быть переданы в социальную защиту. Неформально позаботиться о благополучии ветеранов должны их дети и внуки. Но что делать тем, кому внуки и дети не могут помочь в силу жизненных обстоятельств? На этот вопрос ни один официальный документ пока ответа не дает.