Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Последние сводки демонстрируют, что Бурятия остается в лидерах по количеству лесных пожаров. Уже открыт режим чрезвычайной ситуации. Заявляется о масштабной мобилизации противопожарных сил республики. Однако все еще есть угроза повторения прошлогодней катастрофы – огнем уничтожено более 700 тысяч гектаров леса.

Лесные пожары наносят многомиллионный ущерб в последние годы. Власти списывают все на погодные условия и человеческий фактор. Однако эксперты уверены, что главная причина кроется еще и в законодательстве.

В Бурятии уже введен режим ЧС

На утро 17 мая в Бурятии зарегистрировано 25 действующих пожаров на общей площади около 15 тысяч га в Баргузинском, Баунтовском, Еравнинском, Кижингинском, Тарбагатайском, Прибайкальском и Курумканском районах.

Только за три выходных дня, выпавших на праздники, площадь горящего леса увеличилась в 10 раз. Страшно представить, что ожидает республику далее.

Наиболее сложная ситуация сохраняется в Баунтовском и Еравнинском районах. Без пожаров пока остается лишь Кяхтинский район.

Наименьшее количество пожаров было зарегистрировано в Иволгинском районе. Всего три очага.

Как поясняют в Иволгинском лесничестве, обстановка здесь нормальная. И в первую очередь это связывают с подготовкой к пожароопасному сезону.

- Практически не отдыхали в Пасху, 9 мая всех людей заворачивали назад, машины не пропускали. Результат сказался, наш район пожар не распустил. Мы и в прошлом году не распустили пожары, - рассказал руководитель Иволгинского лесхоза Владимир Агарков.

Руководитель Иволгинского лесхоза Владимир Агарков.

В 2015 году в районе произошло 44 пожара площадью 2 тысячи га, что по сравнению с другими районами намного меньше.

В лесхозе за год практически восстановили всю технику по пожаротушению, которую и применяют сегодня. На восстановление ушло порядка 2 млн рублей. Один миллион выделило Агентство лесного хозяйства, остальную часть затратили из собственных средств.

- После пожароопасного сезона всю технику надо ремонтировать. Нас обязывают еще соседям помогать. Сейчас мы отправили в Усть-Баргузин бульдозер и одну бригаду, чтобы помогали с пожарами. Наша техника для перевозки людей вся на ходу. Таким образом, быстро реагируем на вспышки,- отметил руководитель лесхоза.

Для того чтобы быстро среагировать на пожар, над районом пролетает и самолет Авиационной базы охраны лесов, который сообщает, где есть очаги.

- Одновременно большей частью занимаемся мониторингом. На машинах контролируем все дороги, - добавил Владимир Агарков.

Площадь лесхоза составляет 164 тысячи га. На трех производственных участках ежедневно патрулирование ведут 3-4 машины.

Проблемы пока остаются. Например, Иволгинскому лесхозу требуется дополнительная техника. Еще с осени руководство обращалось в правительство и в Агентство лесного хозяйства, чтобы выделили трал. Трал необходим для перевозки техники к месту пожара. Однако сезон пожаров открыт, а трала до сих пор нет.

Лесные стражи порядка

Как пояснил Владимир Агарков, лесхозу пришлось увеличить количество лесников. Это связано с необходимостью ежедневного патрулирования лесов в целях пресечения правонарушений.

- В прошлом году было 54, в этом - 74 человека, потому что производственная необходимость такая, - сообщил руководитель лесхоза Владимир Агарков.

Но и этих мер, по признанию экспертов, недостаточно, чтобы сохранить лес сегодня.

Главный лесничий Иволгинского лесхоза Виктор Денисенко оценил ситуацию с ежегодно повторяющимися пожарами как сложнейшую и требующую незамедлительных государственных мер.

Главный лесничий Иволгинского лесхоза Виктор Денисенко

Дело в том, что в связи с введением в лесах Бурятии чрезвычайной ситуации упор работы лесничества сделан на патрулирование и профилактику. Проводится разъяснительная работа с населением. Но работать сложно. В Иволгинском районе население составляет 48 тысяч человек, а лесничих не хватает. К тому же опыт показывает, что действующий закон, ограничивший в полномочиях лесничих, сегодня не способствует сохранению леса.

С одной стороны, власти Бурятии, как и других российских регионов, уверяют, что причина пожаров в лесах - погода и человеческий фактор. Аномальная погода, малоснежная зима, жаркое лето, отсутствие дождей. А тут еще рекреационное применение леса: несмотря на все запреты, грибники, ягодники, просто отдыхающие бросают окурки, разводят костры. 70 - 80% пожаров происходит по вине жителей, чаще всего - горожан, выезжающих в лес на выходные.

Казалось бы, требуется своевременное реагирование и тушение пожара. Для этого необходимы техника, финансирование охраны лесов, кадры. С этим соглашаются и сами лесники: будет техника, достаточное количество людей, и леса отстоим. Проблема в том, что, с другой стороны, сами лесничие признают, что сколько людей ни нанимай, сколько тушение пожаров ни финансируй, ситуация рискует усугубляться из года в год.

В России еще около 20-ти лет назад лесом занимались 200 тысяч человек. Например, только в одном Иволгинском лесничестве работали 250 человек. Сейчас в пятнадцать раз меньше. Почти до конца прошлого века в стране существовала мощная система лесной охраны. Она ликвидирована. Охраной леса занимались и леспромхозы. Теперь их нет.

Скупой платит дважды

И даже лесничие с 2007 года остались за бортом системы. Полномочий раньше у лесников было намного больше. В рамках нового лесного законодательствапатрулирование проводится по определенному маршруту, который составляет более тысячи километра. При выявлении нарушений в лесу виновников задерживают, допрашивают и выписывают административный штраф, если деяние влечет материальный ущерб. Это в случае, если с патрулирующей группой находится представитель МВД. Без него лесники и общественные инспектора такими полномочиями похвастаться не могут. Лесников катастрофически не хватает. 164 тысячи га патрулируют только 11 лесников. Им в помощь привлекаются общественные дружины, казачьи отряды. Но на деле это не позволяет поймать с поличным нарушителя, который рубит или поджигает лес. Задача -только обнаружить и дождаться приезда наряда полиции. Поэтому попадаются единицы, а леса горят тысячами гектаров.

К тому же, по словам главного лесничего, сейчас отсутствует социальная ответственность, потеряна работа с населением, со школьниками.

- Я работаю уже более 30-ти лет, таких пожаров у нас фактически не было. В погоне за демократией мы растеряли элементарные ценности - бережное отношения к лесу, - сказал Виктор Денисенко.

Еще несколько десятилетий назад охраной леса занимались комплексно. Был лесничий, помощник лесничего и 14-15 лесников, которые ежедневно работали на своем обходе.

Сейчас структура лесничества изменилась. Раньше был лесхоз, сейчас лесничество. Именно поэтому теперь охраной леса занимаются всего 11 человек.

К тому же работать в лесничествах молодые специалисты не хотят. Даже при желании набрать необходимые несколько десятков лесничих ничего не получится. Упразднены льготы, не выделяется жилье, сокращена зарплата. Это реалии, которые не привлекают молодежь к охране леса.

Ситуация усложняется и фактическим отсутствием единого хозяина у леса.

- Само ведение лесного хозяйства нужно кардинально менять. Я всегда был за то, чтобы в лесу был один хозяин – государство. Сейчас получается как - индивидуальный предприниматель заключает договор и, не имея специальных знаний, идет в лес и готовит древесину. Я всегда ставил вопрос на разных совещаниях о создании государственных предприятий. Но это новая политика Лесного кодекса. Сколько сейчас государство потеряло от пожаров, от незаконных рубок - это в разы больше, чем деньги, которые выделяли на лесную охрану. Сколько нужно денег, чтоб пожар потушить, затем лесовосстановительные мероприятия провести. Получается, сейчас государство теряет огромнейшие деньги, - отметил Виктор Денисенко.

Таким образом, решающим аргументом сокращения лесников стал экономический фактор, но при этом забыли про другую чашу весов.

Отметим, до 2007 года (принятие нового Лесного кодекса) в России масштабы лесных пожаров были меньше во много крат. Огромные лесные пожары в Бурятии – потеря сотен миллионов рублей. А если приплюсовать стоимость загубленного леса, то выйдут многие миллиарды.

И это лишь верхушка айсберга. Лесные пожары - общероссийская беда. И полыхающие очаги это закономерное следствие, в том числе, и фактической ликвидации авиационной охраны лесов.

Поэтому сейчас требуются решительные меры от руководства регионов по предотвращению пожаров, а не только банальная ликвидация последствий уже разгоревшейся проблемы. И выход видится в законодательных изменениях, а также в объективной оценке ситуации. Чтобы мы не повторился итог 2015 года, когда, по словам главы Рослесхоза России, Бурятия тушила пожары лишь на бумаге, не осознавая реальных масштабов экологического бедствия.