Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В системе высшего образования Бурятии разгорелся скандал. Бурятский госуниверситет снова угрожает митингами, резко протестуя против кандидатуры Николая Мошкина на пост ректора. Конфликту скоро исполняется полтора года, а решения до сих пор нет.

7 июня – дата проведения внеочередной сессии Народного Хурала Бурятии. Причина экстренного сбора депутатов – скандальный отбор в кандидаты на должность ректора БГУ нынешнего и.о. руководителя вуза Николая Мошкина, неугодного профессуре вуза. Таким образом, «кулачные разборки» в образовательной системе снова перетекают в политическую плоскость.

А тем временем как научно-образовательная организация Бурятский госуниверситет перестал существовать в январе прошлого года, в момент зачтения представителем Минобраза России приказа об увольнении Степана Калмыкова (экс-ректора вуза) и назначении Николая Мошкина исполняющим обязанности ректора. Последовавшие после этого события, без сомнений, превратили БГУ в арену политических действий, на которой до крови и жертв до сих пор бьются политические гладиаторы.

Прошло уже больше года, Николай Мошкин по праву и без тени сомнений видит в себе истинного доктора наук и заслуженного профессора, а и.о. проректора по учебной работе Александр Макаров – истинного кандидата наук, а доценты втихую пытаются «самиздатствовать». И это лишь маленькая доля всех последствий сурового прошлогоднего января. А были еще митинги, Матвей Гершевич, выборы спикера в Народном Хурале, Валерий Архинчеев, коттеджи, еще раз Валерий Архинчеев, 117 микрорайон с самоволками сотрудников БГУ и т.д.

Тема же назначения или выборов ректора БГУ превратилась в спекулятивные личные разборки с Николаем Мошкиным и нескромным багажом его прошлого, вплоть до того, что Мошкин неповинен только в лесных пожарах. А ректора все нет.

На фоне всего этого даже сам университет, как слагаемое студентов, преподавателей, профессоров и ученых, забыл, зачем ему ректор, а деятели с площади Советов и подавно. Теперь все хором лишь по-шекспировски вопрошают, быть или не быть Мошкину?

Учить забыли

Стоит вспомнить, обратившись к началу, что БГУ – это научно-образовательная организация, негласный центр разработки и принятия важных социально-экономических решений в Бурятии после официальных органов власти, но вместе с тем университет сегодня приобретает либо уже имеет свои структурные и системные проблемы, среди которых выделяется постепенная потеря ориентации в российском научно-образовательном пространстве, деградация управления и полное отсутствие какой-либо внятной образовательной политики.

Николаю Мошкину было простительно не говорить об этих проблемах и путях их решения в течение всего своего срока временного исполнения обязанностей ректора БГУ, так как практически все были уверены в том, что исполнение им этих обязанностей действительно будет временным, до организации и проведения им легитимных выборов ректора. А дальше последний пусть занимается тем, чем он и должен заниматься.

Однако сейчас, когда Николай Мошкин, без сомнений, числится на основной скамейке кандидатов, и к нему вот-вот присоединится другой кандидат, то во главу угла стоит, наконец, уже поставить сам университет с его проблемами, а с кандидатов по полной спрашивать о путях и способах выведения БГУ из болотного состояния. Такой спрос в сложившейся ситуации, когда конфликт в БГУ перестал быть достоянием самого БГУ, должен иметь место со всех заинтересованных сторон – коллектива, студентов, выпускников, депутатов Народного Хурала, главы Бурятии, министров и самих кандидатов друг к другу.

О каких проблемах идет речь? Прежде всего речь идет о приближающейся аккредитации университета, которая должна пройти в ближайшее время. Существует реальная угроза того, что БГУ такую аккредитацию может и не пройти, поэтому кандидатам стоит дать трезвую оценку тому, в каком материально-техническом и научно-методическом состоянии находится высшее учебное заведение сегодня, насколько оно готово к проверке, что следует сделать до ее начала. Об этом необходимо задуматься серьезно, хотя бы потому, что до настоящего момента считается нормальным, например, когда психолог учит преподавателя-юриста «правильному» составлению рабочей программы по юридическим дисциплинам. Все бы ничего, если бы психолог имел педагогическое образование, но и этого в БГУ нет.

«Ручные» протестанты

При этом, если вопросы аккредитации – это внутренние дела самого университета, обсуждать которые вне БГУ было бы некорректным, то вопросы кадровой организации объективно выходят за пределы стен вуза. Речь здесь не идет о качестве и уровне подготовки кадров. В вузе сложилась порочная практика временного исполнения обязанностей: сегодня (как, впрочем, и раньше) все проректоры, практически все деканы факультетов, директора институтов и заведующие кафедрами в БГУ официально должны указывать свою должность по-мошкински, т.е. дополняя название приставкой «исполняющий обязанности».

Так, в нормальном вузе назначение на должности деканов и заведующих кафедрами должно происходить путем выборов на ученом совете факультета либо на ученом совете университета. В случае избрания с таким лицом заключается, как правило, трудовой договор на срок до 5 лет.

В БГУ же, к сожалению, распространение получила практика, при которой выборы деканов и заведующих кафедрами проводились в крайне редких, исключительных случаях. Всех остальных (коих абсолютное большинство), не прошедших выборы, ректор нанимал на срок до одного года в качестве временно исполняющих обязанности декана либо заведующего кафедрой. Отличие постоянных деканов и завкафедрами от временно исполняющих обязанности налицо: в первом случае сотрудника избирает ученый совет тайным голосованием, соответственно, он подотчетен ученому совету, а не ректору. Трудовой договор с сотрудником вуза действует все 5 лет, в течение которых ему не нужно ежегодно думать о своем будущем. Во втором случае в качестве «и.о.» сотрудник полностью и притом ежегодно зависит от воли только одного лица. Такая порочная практика ведет к тому, что самостоятельные структурные подразделения БГУ – факультеты и кафедры, под руководством и.о. декана или и.о. заведующего теряют стабильность и устойчивость в своей деятельности, теряют самостоятельное мнение и самостоятельную оценку всему, что происходит в БГУ. Идти наперекор мнению ректора – потеря работы.

Перекладывая этот порядок на БГУ, получается ситуация, при которой его ректор (и исполняющий обязанности ректора в том числе) в отсутствие полноценных деканов и заведующих кафедрами, по сути, является единоличным абсолютным руководителем с «ручным» университетским ученым советом, состоящим из одних «и.о.».

Такой порядок существовал ранее и существует сейчас. И раз уж Николай Мошкин в свое время пообещал подготовить БГУ к выборам (назначению) ректора, а, как нам известно, в выборах (назначении) ректора ученый совет БГУ играет не последнюю роль, то за прошедшее время ему надо было бы поменять описанный устоявшийся порядок. Этого не случилось, а потому ставим ему это в упрек.

Революция «сверху»

Следующий важный аспект, на который следует обратить внимание кандидатов в ректоры БГУ, касается реформы высшего образования, затеянной Минобразом России, и места БГУ в ней.

По задумке федерального министерства, в стране к 2020 году должна быть создана сеть федеральных университетов, национальных исследовательских университетов и опорных вузов. Стать федеральным либо национальным исследовательским университетом Бурятский госуниверситет однозначно не сможет, однако попробовать попытаться образовать опорный вуз в регионе возможно.

С образованием опорного вуза Минобраз России выделяет достаточно большие дополнительные объемы финансирования – до нескольких сотен миллионов рублей на развитие. Поэтому сейчас каждый уважающий себя кандидат в ректоры БГУ должен хотя бы очертить такую возможность для своего университета и смело заявить о необходимости присоединения ВСГУТУ к БГУ в связи с тем, что объединение двух вузов в пределах одного региона является одним из обязательных условий создания опорного вуза. Причем с такой инициативой кандидаты должны обращаться как к коллективу, так и к республиканским властям, как это делают, например, руководители Иркутского и Байкальского госуниверситетов в соседней Иркутской области, апеллируя к губернатору и правительству в гонке за пальмой первенства в борьбе за право называться опорным.

В этом заинтересована как площадь Советов, так и будущий ректор БГУ, однако никаких инициатив ни с той, ни с другой стороны мы не наблюдаем.

Понять и работать

Впрочем, если даже идея опорного вуза на базе БГУ превращается в иллюзию, то подготовка кадров для бурятской экономики точно должна постоянно находиться на повестке у правительства Вячеслава Наговицына. Хоть БГУ и является федеральной структурой, однако заказ для БГУ на те или иные кадры для региональной экономики готовят именно региональные власти, а в тандеме с ними в этом вопросе должен работать ректор БГУ, умеющий трезво прогнозировать количество тех или иных специалистов, которые потребуются региону через 4 года.

Например, уже сейчас ощущается нехватка учителей средней школы, такая же тенденция сохранится и по истечении 4 лет, а потому сегодня БГУ и правительство должны уделять большее внимание государственному заказу на бюджетное обучение учителей, а не экономистов, управленцев и юристов.

Именно в таком контексте аттестационная комиссия Минобраза России просит кандидатов в числе прочих документов предоставить письмо-поддержку от исполнительного органа госвласти субъекта России. Предполагается, что бурятское правительство и его глава должны поддерживать только тех кандидатов, которые могут осуществлять управление университетом в режиме постоянного взаимодействия с местными властями и которые предлагают реальную программу развития БГУ, способствующую социально-экономическому развитию всей республики.

У нас же это пресловутое письмо-поддержка Вячеслава Наговицына или его первого зама превратилось в предмет политического торга накануне больших выборов, а разменной монетой, видимо, станет очередной парламентский кризис с возможной отставкой теперь уже спикера НХ РБ Цырен-Даши Доржиева и возможными другими кадровыми перестановками в правительстве. Очень жаль, что Народный Хурал постепенно превращается в базарную площадь, на которой за благими намерениями разобраться в ситуации с БГУ кроется обычное желание поторговаться за теплые места.

Очередной акт торгов состоится уже в ближайшее время – на внеочередной сессии. Ее результаты априори будут абсолютно бестолковыми для ситуации с выборами ректора БГУ, ибо нежелание понять, что министру Дмитрию Ливанову глубоко безразлично мнение какого-то местечкового законодательного органа относительно судьбы федеральной структуры, идет нога в ногу с желанием отдельных депутатов получить еще большие дивиденды, чем были на прошлогодней аналогичной сессии. А потому не Мошкин здесь является причиной политического кризиса, а региональная власть и ее руководство. Николай Мошкин лишь повод для раскручивания самого кризиса.

Вместе с тем депутаты Хурала обладают реальной силой для решения проблемы БГУ, но только не в качестве депутатов, а в статусе выпускников БГУ, коих в общем числе депутатов немалое количество. Здесь необходимо отметить мудрое решение Александра Афанасьева, исполняющего обязанности ректора ИрНИТУ: Иркутский политех в последние годы также трясет из-за выборов ректора, однако Афанасьев как один из претендентов в ректоры пошел на то, что объявил о воссоздании совета выпускников ИрНИТУ, организовал выборы правления этого совета, в которое вошли выдающиеся выпускники, и попросил их дать оценку ситуации в политехе, а вместе с ней и оценку всем возможным кандидатам в ректоры. С мнением такой общественной организации не считаться невозможно. Додумаются ли наши депутаты до этого?

Остается надеяться, что разум возобладает у всех, кто по-разному ассоциирует себя с БГУ, а в его руководстве появится человек, понимающий университетские проблемы и, что самое важное, знающий, как их решать.