Самым заметным политическим событием за май в регионах стали праймериз «Единой России», об этом говорится в докладе фонда «Петербургская политика», посвященном социально-политической устойчивости регионов. Праймериз, по мнению авторов доклада, прошли «относительно спокойно», в большинстве субъектов — по референдумному сценарию. Вместе с тем, есть еще десятки регионов, где праймериз прошли со скандалами или дали неожиданный результат, а также те, где обострение конфликтов ожидается во время настоящей избирательной кампании, сообщает "Коммерсантъ".

Праймериз, согласно докладу, «стали в большей степени репетицией избирательной кампании, нежели моментом выплеска внутренних конфликтов в регионах». «Вопреки прогнозам, не было развернуто соревнование за повышение явки, вследствие чего показатели по стране заметно расходились — от 2,74% в Архангельской области до 15% в Чечне»,— говорится в комментарии к рейтингу регионов.

В большинстве регионов (56) праймериз прошли без интриги, по референдумному сценарию. При этом «в одних случаях фаворитами были лояльные губернатору фигуры, в других — федеральные выдвиженцы, в третьих — кандидаты, призванные удовлетворить запрос на «новые лица» и опередившие, пусть подчас и при наличии административных преференций, по результатам представителей истеблишмента».

Есть еще несколько категорий, в каждой из которой, впрочем, гораздо меньше регионов. Так, в группу регионов, где «итоги праймериз стимулировали межэлитные противоречия или вызвали публичную критику», вошли, например, Бурятия и Челябинская область, где снявшиеся с праймериз кандидаты (депутаты Госдумы Михаил Слипенчук и Михаил Юревич) впоследствии заявили о возможности самостоятельного выдвижения в Госдуму, в том числе от оппозиционных партий. Кроме того, в том же списке оказались Алтай, Волгоградская, Воронежская, Ивановская и Мурманская области, а также Санкт-Петербург.

В группу субъектов, в которых праймериз прошли так, что «пришлось купировать скандальные ситуации», вошли Приморский, Хабаровский края, Калининградская, Кировская, Московская, Нижегородская, Самарская, Свердловская и Ульяновская области.

Список регионов, где «внутриэлитные трения не урегулированы, но не вызвали публичных конфликтов на праймериз», состоит из Карелии, Магаданской, Новосибирской, Омской, Тверской областей. «Здесь существуют риски выплеска накопившихся противоречий в ходе избирательной кампании»,— отмечают авторы доклада. В Коми, Красноярском, Пермском краях, Архангельской, Астраханской, Иркутской областях и Севастополе праймериз, по мнению экспертов фонда, принесли неожиданные результаты. «Самые громкие примеры — поражение Алексея Пушкова в Пермском крае, Валерия Фадеева в Коми,— говорится в докладе.— В одних случаях происшедшее было следствием слабости региональных администраций и партийных организаций, в других — итогом целенаправленной игры против «навязанных» кандидатов».

По мнению экспертов «Петербургской политики», в июне одной из ключевых тем станет «утверждение списков кандидатов в Госдуму на съезде «Единой России», особенно с учетом ожидающегося прихода в ряде регионов в списки губернаторов-«тяжеловесов», при этом на повестке дня «может оказаться задача защиты итогов праймериз — то есть конвертации своего успеха в укрепление политических позиций». «Индикатором этой проблемы стал июньский арест мэра Владивостока Игоря Пушкарева, победа которого на праймериз стала прологом не к усилению, а к политической катастрофе»,— говорится в докладе. «Плюс есть случаи, когда праймериз прошли успешно, а риски для легитимности кампаний остаются из-за усиления административного воздействия на оппонента. Самый яркий пример — Владимирская область, где в июне был арестован лидер местной “Гражданской платформы” Александр Филиппов»,— говорит глава фонда Михаил Виноградов.

Таисия Бекбулатова