Депутаты условно разделились на две группы – противников Мошкина, Наговицына и всей существующей кадровой политики с одной стороны и призывающих не раскачивать лодку с другой. Большую часть трехчасовой сессии и те и другие пытались понять, зачем они вообще собрались.

Внеочередная сессия закончилась фиаско для группы хуральских бунтарей. В чём однако по большей части виноваты они сами. Несмотря на недельный перенос сессии ни экс-ректор старейшего бурятского вуза БГУ, ныне депутат Хурала Степан Калмыков, ни депутат Матвей Баданов, ни другие лидеры протестно-настроенных народных избранников не сумели подготовить адекватных предложений, чтобы повлиять на ситуацию.

Главная роль в авангарде противников Мошкина была отведена Степану Калмыкову. В зале Хурала по сложившейся традиции едва ли не каждый депутат считает своим долгом выразить почтение бывшему ректору. Но ни это, ни 20-минутная речь с перечислением своих заслуг не помогли Степану Калмыкову поднять депутатов против исполнительной власти.

Главным антираскачивателем лодки выступил бывший спикер Хурала Матвей Гершевич, который, несмотря на изначальную непопулярность своей позиции, в своем выступлении меньше напирал на эмоции, чем Калмыков или Баданов. Гершевич, который в прошлом году из-за поддержки Вячеслава Наговицына лишился места спикера Хурала, тем не менее, продолжил отстаивать свою позицию. На помощь ему пришли другие депутаты. Все вместе они осыпали Степана Калмыкова градом неудобных вопросов, на которые бывший ректор затруднился ответить. Так, например, после того как экс-ректор обвинил ученый совет вуза, выдвинувший кандидатуру Мошкина, в беспринципности, депутат республиканского парламента Владимир Сактоев напомнил, что 90% состава совета сформировалось как раз во времена Калмыкова. Речь шла в том числе об открытом письме преподавателей БГУ, попросивших депутатов не вмешиваться во внутренние дела вуза.

И всё-таки главный вопрос, который то и дело проскальзывал во время сессии, и ради которого многие ее и ждали – вопрос политический. Здесь пропасть между оппонентами расширилась еще сильнее.

- Почему вы придаете этой ситуации столь яркую политическую окраску, вплоть до обвинений в адрес главы республики, - недоумевал парламентарий Леонид Селиверстов.

- Союз промышленников в недоумении, это не дело Народного Хурала, - заявил депутат Леонид Белых.

А Матвей Гершевич поделился опасениями, что открытое противопоставление парламента и правительства республики ни к чему хорошему не приведет: «Я юрист, я просмотрел этот вопрос и считаю что ни Минобразования, ни БГУ никаких нарушений законодательства не допустили».

Другая часть депутатов, настаивала на политическом характере давно назревшей проблемы. Но в этом стане каждый пытался выразить общую мысль, а получалось всякий раз что-то свое. Депутат Аркадий Цыбиков заявил, что провалы республиканской экономики последних лет и поддержка Николая Мошкина главой Бурятии Вячеславом Наговицыным – звенья одной цепи, неграмотной кадровой политики. По словам депутата, глава республики окружил себя «солдатами, а солдаты способны исполнять, но не способны на творчество и инициативу». Депутат Баир Цыренов из фракции КПРФ также попытался расширить дискуссию: «Мне самому не нравится проект постановления, как будто мы здесь рассматриваем судьбу конкретного человека – Николая Ильича Мошкина. Хотя в прошлом году и Вячеслав Наговицын, и министр образования Алдар Дамдинов заявляли, что Мошкин будет занимать место исполняющего обязанности только чтобы обеспечить честные выборы ректора. Нам постоянно лгут, и этим они сами политизируют ситуацию». Другой депутат-коммунист Федор Бураев и вовсе придал ситуации ареол революционной эстетики, заявив, что «власть сама начала раскачивать лодку», «из таких искр может разгореться пламя».

Впрочем, у противников Мошкина был припасен неплохой козырь. Напомним, сообщество «Диссернет» обнаружило в диссертации Николая Мошкина плагиат, что стало одним из главных поводов для критики в адрес и.о. ректора БГУ. Тем не менее, часть депутатов на прошедшей сессии выразило сомнение в объективности «Диссернета», так как официальный орган – ВАК (Высшая аттестационная комиссия) не высказывал претензий к работе Мошкина. Наудачу, в зале присутствовал специально посетивший Бурятию лидер «Диссернета» Андрей Заякин. Он разъяснил хуральцам, в чем состояли некорректные заимствования в диссертации Мошкина, почему ее можно считать плагиатом, а также почему ей не занимался ВАК. Согласно новому законодательству, аттестационная комиссия рассматривает лишь работы, написанные после 2011 года, однако диссертация Мошкина появилась раньше. «Никто не может быть судьей в собственном деле, а заявление о лишении его ученого звания решали люди аффилированные (имеющие влияние и связанные - прим. ред.) с ним, фактически он сам», - заявил Андрей Заякин.

Казалось бы, выступление специалиста по плагиатам должно было убедить депутатов в некомпетентности Николая Мошкина, как ученого, тем более как ректора крупнейшего в республике вуза. Однако слова Андрея Заякина странным образом были проигнорированы. В результате предложение группы депутатов, согласно которому правительству РБ рекомендовалось бы отозвать из Москвы ходатайство в поддержку Мошкина, не было поддержано на голосовании. Только 16 человек поддержали Матвея Баданова и Станислава Калмыкова, что огорчило последнего. После голосования Степан Калмыков удивлялся, куда исчезли те 35 человек, что поддержали проведение внеочередной сессии.

Отсутствие единой позиции и четкого плана действий помешало противникам Мошкина повлиять на выборы ректора. Осторожное хуральское большинство поспешило задуть очередные «искры» политического кризиса и не вмешиваться в дела БГУ.