Тункинские выборы окончательно выиграл Иван Альхеев. Решение Тункинского районного суда вступило в законную силу – апелляционную жалобу Аламжи Сыренова отклонил Верховный суд Бурятии. И хотя выборы в Тунке прошли минувшей студеной зимой, их эхо продолжительным резонансом долго будет слышаться в лабиринте политической жизни Бурятии.

Кто эти люди?

Это и понятно – впереди выборы в Госдуму. А через год выборы и главы республики. Ни для кого не секрет: экономические возможности региона сжимаются как шагреневая кожа, цены на нефть падают, бюджетный пирог тает на глазах. И без того дотационные регионы вынуждены будут выживать сами. Таких «дармовых» денег, как в тучные годы, уже не будет. Поэтому, как никогда, будут востребованы главы местного самоуправления с особенными качествами – хозяйственники, управленцы, у которых есть успешный опыт создания и развития крепких предприятий. Именно с такими способностями 7-го февраля 2016-го года пришел новый глава Тункинского района Иван Альхеев. Это не лесть, это факт.

Республиканские политики, обозреватели-эксперты, журналисты республиканских СМИ до сих пор не могут успокоиться, перемалывая тему тункинских выборов. Часть из них недоумевает – кто эти люди, так бесстрашно вставшие на защиту своего последнего бастиона, своей малой родины, своей Тунки? Что ими движет? А самое главное – возможно ли повторение «тункинского сценария» в других районах Бурятии?..

Мирная революция в Тунке

Тугодумы от бурятского отделения «ЕР», «брякнувшие», что в команде Ивана Альхеева на тункинских выборах участвовали «очень большие» федеральные структуры, вроде московского «Голоса», до сих пор не поняли, что в Тунке произошла мирная революция. Незримая и тихая, но мощная и неотвратимая. Это – «цифровая» революция.

И ее героями стали обыкновенные тункинцы разных возрастов, для которых Иван Альхеев стал символом таких желанных и таких неизбежных перемен в долине Иркута. Многие из них, 25–30-летние выпускники вузов, успели поработать в больших городах и пожить (то бишь помучиться) на съемных квартирах, обрести неплохой опыт выживаемости в условиях кадровой, межличностной конкуренции.

В отличие от их ровесников из других районов Бурятии, они с советских времен приобщились к рыночной экономике, собирая и продавая отдыхающим иркутянам дары родной природы – ягоды, грибы, орехи, травы…

Они с детства приобрели еще один бесценный багаж – социальную мобильность. Благодаря туристическому трафику к окончанию школы они успели поработать проводниками, продавцами, поварами, горничными в местных гостевых домах.

Полтора-два года назад, когда экономический кризис стал крепчать, часть этих молодых ребят вернулись домой, в родной район. Тут и выяснилось, что в Тунке рулит «самарщина», успешных предпринимателей душат, вовсю банкротятся муниципальные предприятия, вся Тунка разделена на «своих» и «чужих». Последние гонимы и угнетаемы во всех мыслимых и немыслимых формах. В общем, на молодых продвинутых тункинцев родная долина образца 2014–2015 годов производила неоднозначное впечатление. Хотя они и слышали, как с пеной у рта звучали хвалебные речи в адрес «гулвы» Самаринова, но из интернета и публикаций газеты «Аршан» они уже знали, что именно кроется за обманчивым «глянцем» самариновских «инноваций».

И вот в 2014–2015 годах в свои права вступила та самая мирная революция, о необходимости которой говорили несколько лет подряд пятеро мятежных глав крупных поселений района – Александр Аюшеев (Кырен), Даша Дашеев (Аршан), Леонид Дамбаев (Галбай), Баир Байминов (Харбяты), Геннадий Манзаров (Зун-Мурино).

Резко возросло количество посетителей интернет-ресурсов, социальных сетей, посвященных жизни в Тунке. Сайт Тунка РБ стал бить рекорды посещаемости для небольшого сельского блога, войдя в TOП-20 самых популярных информационных сайтов региона, обогнав даже правительственные ресурсы, вроде сайта издательского дома «Буряад Унэн» с десятками штатных сотрудников, редакторов, журналистов.

«Прогоревшие» политиканы и политтехнологи бурятского «ЕР» и иже с ними могли бы «включить» мозги и произвести несложные арифметические расчеты, исходя из числа экономически активного, образованного, а, значит, самого прогрессивного населения Тункинского района, на конец 2015-го года. Всего избирателей в списках числилось около 14 тысяч человек. Из них, по оценкам наблюдателей, регулярно ходят голосовать примерно 10 тысяч человек. И, чтобы победить, надо привлечь на свою сторону где-то 5500–5800 человек. Вот эти голоса, голоса активных пользователей соцсетей, продвинутых тункинцев разных возрастов, приведших на избирательные участки своих родителей, друзей, одноклассников, соседей, земляков и были отданы за Ивана Альхеева. Пафосный, надменный стиль, административный прессинг, наглый обман со стороны другого кандидата, Аламжи Сыренова, не позволили ему стать героем их романа.

Наследники Саганова

Тут надо сказать о некоторых отличительных чертах ментальности самих тункинцев. Выдвигая свою гипотезу, с удовольствием выслушаю другие версии.

Во-первых, из-за высокой солнечной активности уроженцы благословенной Тункинской долины, отрогов Алтая-Хангая, видят мир, его краски, цвета солнечного спектра несравненно ярче, чем другие люди. Давным-давно мне об этом сказал один мудрый, много видевший на веку человек, скоро вы догадаетесь, кто именно. Посмотрите сами, сколько талантливых художников, поэтов, писателей вышло из Тунки. Сама красота природы, величественные горные пейзажи, сверкающие пики саянских гольцов настраивают на философский лад. И тункинцам пришелся по вкусу выразительный минималистский дизайн, современный стиль агитационных материалов команды Ивана Альхеева. Они правильно оценили и визуальную сдержанность образа кандидата, на фоне Алтан-Мундарги, и творческий поиск, фантазию, корректность и уважение к избирателям в газетах, листовках кандидата №1.

Во-вторых, мотивы социального престижа, атрибутов внешнего успеха очень важны для тункинцев. С детства (а старшее поколение – с советского времени) они видели и видят по сию пору в летнее и не только время толпы разномастных туристов-альпинистов, иностранцев, быстрее всех перенимали у них последние «крики» моды. Лучше своих сверстников из других районов разбирались в современной моде, одежде, музыке, и т. д. Добавьте к этому природные художественный вкус, стремительный темперамент, гордую осанку и получите портрет тункинского студента или студентки, каким-то непостижимым образом выделяющегося из толпы. Автор этих строк знает, о чем говорит, исходя из впечатлений студенческой жизни в Иркутском университете.

Теперь к этому «джентльменскому набору» прибавились навороченные смартфоны, айфоны, планшеты. Каждое утро тысячи людей, включая бабушек и дедушек пенсионного возраста, в Тунке начинали свой день с вопроса: «Что нового пишут в интернете?». И тот, кто открыто, точно и грамотно регулировал этот процесс, тот и обрел больше симпатий в глазах тункинцев.

В-третьих, тункинцы молодого и среднего возраста, рано познавшие цену и вкус денег, не выпрошенных, как подачка, у родителей, а настоящих, хороших денег, заработанных благодаря тому же турпотоку, не зря выбрали Ивана Альхеева символом освобождения долины от ига «самарщины». Если Самаринов все эти 3,5 года усердно «окучивал» электорат с улан-удэнской площади Советов возведением дорогих коттеджей, и еще кое-какими материальными воплощениями «золотого тельца», до сей поры еще неведомыми широкой публике, то Иван Альхеев незаметно, но упорно и последовательно, кирпич за кирпичом, вкладывался в человеческий, гуманитарный капитал родной Тунки. Строил, ремонтировал клубы, школы, детсады. Помогал молодым людям осваивать азы профессии, получить образование, обзавестись пусть скромным, но своим собственным жильем. Увлекал спортом, здоровым образом жизни сотни ребят на собственном примере, тратя при этом свои личные средства на их экипировку, поездки, питание... А его «народные стройки» стали знаменитыми не только в Бурятии, принеся Ивану Альхееву заслуженную славу народного героя.

Теперь новая команда вполне сможет создавать новые рабочие места для тункинцев, привлекая туристов из Иркутска, других городов, возможностями ярких впечатлений на международном туристическом маршруте Байкал-Хубсугул. А обратный трафик монгольских гостей в Улан-Удэ и Иркутск, на Байкал, тоже сможет пополнить бюджет Тунки. Об этом говорит и тот факт, что прибывшие в Бурятию в 2015-м году 400 тысяч монгольских туристов, помогли властям Бурятии отчитаться о рекордной торговой наличной выручке в 18 млрд рублей.

Если еще в Кырене и Аршане откроются новые культурно-зрелищные, развлекательные точки, где бы автотуристы, отдыхающие захотели потратить свои деньги, вроде семейных, детских развлекательных центров, пунктов проката спортинвентаря, музеев, сувенирных бутиков, то Тункинская долина сможет стать действительно туристической Меккой для желающих совместить отдых на природе с активным семейным досугом.

Для этого надо также решить проблему мусора. Надо, чтобы чистота и порядок стали визитной карточкой Тункинского района. Можно этому поучиться у соседнего Окинского района. Усилия местных властей, жителей, руководства Тункинского национального парка могут при общем желании сделать невозможное возможным!

Вот об этом мечтал когда-то влюбленный в свою родную землю, в свои саянские гольцы, в свой Алтай-Хангай, в своих земляков выдающийся сын тункинской земли Владимир Бизьяевич Саганов. Герой своего времени.

Вы, догадались, наверное, кто сказал автору этих строк об особом, ни на кого не похожем взгляде на мир уроженцев священной долины Иркута…

Но об этом - другая история.