Основной интригой думских выборов, которые состоятся 18 сентября, является противостояние между двумя кандидатурами — министром образования Бурятии Алдаром Дамдиновым и депутатом Госдумы Михаилом Слипенчуком. Однако на самом деле Михаил Слипенчук является страховочным вариантом как для республиканской власти, так и для Кремля.

Кремлевский эксперимент

Появившаяся недавно «Партия Роста» из темной лошадки стремительно превращается в довольно внушительную силу, имеющую неплохие шансы оказаться в парламенте. Не секрет, что инициатива создания партии исходила из Кремля. Возглавил ее ряды уполномоченный по правам предпринимателей при президенте РФ Борис Титов. Ему удалось собрать под своим крылом многих ярких политиков, например Ирину Хакамаду, в прошлом непримиримую участницу оппозиции, соратницу Бориса Немцова и Михаила Касьянова. Это неудивительно, ведь «Партия Роста» позиционирует себя как новая правая сила, ратующая за либеральные сдвиги в российской экономике.

В Бурятии региональное отделение «Партии Роста» возглавил депутат горсовета Улан-Удэ Сергей Иванов. По совместительству он бизнесмен, имеющий проблемы с налоговой и монополистами рынка. Эти проблемы давно стали типичными для еле живого бизнеса Бурятии. Поэтому «Партия Роста», выступая за законодательное послабление для малых и средних предпринимателей, автоматически попадает в число оппозиционных сил республики. С другой стороны, «Партия Роста» является политическим проектом Кремля. И эта партия бросает вызов разросшейся и неповоротливой «Единой России». По всей видимости, пожилые мужчины с постными лицами и юные карьеристы из «Молодой гвардии» все меньше соответствуют жестким требованиям Москвы в кризисное время.

Это косвенно подтверждает и прошедший недавно в столице Бурятии круглый стол, на котором специально прибывший в республику контролер исполнения путинских указов из ОНФ Николай Николаев буквально разгромил представителей бурятского правительства за отсутствие действенных мер по снижению энерготарифа. Критика Николаева стала предупреждением для всей сложившейся в республике системы управления, которая не может справиться с задачами, поставленными президентом страны. А сама эта система давно и уверенно заполнена членами «Единой России». Символично, что, к примеру, в качестве экспертов ОНФ на круглом столе выступали Сергей Иванов и его соратники по «Партии Роста». Это показывает, что два молодых кремлевских проекта — ОНФ и «Партия Роста» начали успешно сотрудничать.

К тому же «Партия Роста» явно создана, чтобы лишить части голосов либеральную оппозицию. Дальнейшая судьба партии будет зависеть от того, какую из двух функций на грядущих выборах она выполнит лучше.

Роль Михаила Слипенчука

Судя по тому, как развиваются события, действующий депутат Госдумы Михаил Слипенчук верно оценил риски. Официально он покинул предвыборную «единороссовскую» гонку по собственному желанию - в связи с «объективными причинами». И это в дальнейшем позволило Слипенчуку совершить тактический ход, который уже давно назревал. Выдвинув свою кандидатуру на выборы депутатов Госдумы от «Партии Роста», он вступил в интригующее противостояние с кандидатом от партии власти Алдаром Дамдиновым.

Однако противостояние Слипенчука и Дамдинова, которое только ленивый не проанализировал в бурятских СМИ, скорее всего раздувается искусственно. В реальности неожиданно превратившийся в оппозиционера Слипенчук сработает как запасной вариант для действующей власти. Если шкала доверия к «Единой России» действительно окажется невысокой, и лояльный Наговицыну Дамдинов не победит, то Слипенчук, с большой долей вероятности, получит голоса многих недовольных политикой Наговицына. В любом случае, Дамдинов и Слипенчук скорее не соперники, а тандем, работающий сразу по всем политическим фронтам и на все категории избирателей. В то время как остальные одномандатники выступают поодиночке, кандидаты от власти разыгрывают партию, в которой их шансы повышаются многократно.

Дворцовые интриги

Но почему всё же главным кандидатом от власти стал Алдар Дамдинов? Почему Слипенчук уступил ему своё место, отказавшись от участия в праймериз. Причина этого может быть чисто региональной, связанной с отношением к нему главы Бурятии Вячеслава Наговицына и всесильного фаворита — руководителя администрации главы Петра Носкова. Противоречия между ними назревали давно. Очевидно, что Слипенчук помог Наговицыну, то есть республике, реализовать многие сложные проекты. Это реставрация Улан-Удэнского аэропорта, строительство отеля «Мэргэн Батор» и объектов «Байкальской гавани».

Однако, если депутат имеет такие средства и такие возможности, то он может позволить себе разговаривать с исполнительной властью на равных. То есть с ним можно только договариваться. А финансовые вливания в проекты, имеющие республиканское значение, даже ставили Наговицына в определенную зависимость от Слипенчука. Возможно, именно поэтому глава республики и его приближенные решили сменить тактику и сделать ставку на Алдара Дамдинова. Последний просидел на кресле министра образования без малого 8 лет, в то время как в большинстве других министерств руководители стабильно сменялись каждые 2-3 года, а иногда и чаще. Вместе с тем сложно говорить о каких-то значительных успехах образования в республике. Поэтому стабильность существования министра образования может означать высокую лояльность министра к главе республики. Или, говоря проще, Дамдинов — это человек, преданный Наговицыну.

И снова административный ресурс

Тем временем окончательно прояснились отношения Слипенчука с БРО «ЛДПР». Напомним, до того как он возглавил региональный список «Партии Роста» региональные СМИ тиражировали слухи о его вступлении в ЛДПР. Масло в огонь подлил шурин Слипенчука Сергей Дорош (также баллотирующийся в Госдуму по одномандатному округу), когда возглавил местное отделение партии. Как выяснилось позже, основная цель Дороша в этой истории — не допустить использования «единороссами» административного ресурса, а вовсе не отвлечь на себя часть голосов. Так, 1 августа Дорош подал жалобу председателю Избиркома по РБ Дмитрию Ивайловскому. В заявлении упоминается, что участковые комиссии повсеместно состоят из учителей и других работников образования, а возглавляют комиссии на многих участках директора учебных заведений.

— Такая ситуация неприемлема с учетом того, что кандидатом в депутаты Госдумы по одномандатному округу №9 выдвинут министр образования РБ Алдар Дамдинов. В соответствии с п. 1 ст. 29 Федерального закона членами комиссий с правом решающего голоса не могут быть лица, которые находятся в непосредственном подчинении кандидатов, так как руководитель обладает в отношении подчинённого властно- распорядительными полномочиями, то есть имеет право приема на работу и увольнения подчиненного или вправе отдать ему приказы, распоряжения и указания, обязательные для исполнения, — сообщается в жалобе.

Какое бы решение не принял Ивайловский, вряд ли оно сыграет на руку «Единой России». То обстоятельство, что вопрос в очередной раз был вынесен на публичное обсуждение, сильно бьет по репутации местной партии власти, заставляя потенциальных избирателей усомниться в честности ее методов.

В то же время в отличие от внутрипартийных праймериз на парламентских выборах от власти можно ожидать гораздо более широкого применения административного ресурса — в расчет идут голоса не только учителей, но и всех бюджетников. Однако все эти ожидания могут не стать реальностью по очень простой причине — глобальной смене начальства после выборов. Так, разные источники сообщают, что целая плеяда зампредов правительства осенью планирует уйти в отставку. Это и Иннокентий Егоров, и Александр Чепик, который, по сообщениям в СМИ, может занять место ректора БГСХА, и Николай Зубарев, который, по слухам, активно подыскивает себе преемника. Вряд ли кто-то из них захочет в финале своей работы ввязываться в политический скандал, способный привлечь внимание Москвы.

Как бы то ни было, можно с уверенностью говорить, что на грядущих выборах оппозиция, как никогда прежде, будет следить за каждым шагом «Единой России». Сталкиваясь с новыми экономическими и политическими вызовами, с желанием Москвы провести по-настоящему честные выборы, власти Бурятии вынуждены страховаться и искать неожиданные пути сохранения своего влияния в Госдуме.