Общественность обеспокоена новыми законами, которые еще больше усиливают Федеральную налоговую службу (ФНС). С точки зрения налоговиков, в этих изменениях нет ничего страшного: рынок станет более открытым, а работа контролирующих органов упростится.

Полемика между бизнесом и налоговыми органами периодически вспыхивает по всей стране. Особенно актуальны отношения с налоговиками для Бурятии. В конце 2015 года излишнее давление налоговых органов многие называли главной причиной бегства предпринимателей из Бурятии. Ближе к выборам в Госдуму тема вновь поднимается различными политическими силами.

— Налоговая и надзорные органы должны идти навстречу предпринимателям. Вместо этого налоговая усиливает контроль за собираемостью налогов, это приводит к уничтожению бизнеса, — раскритиковал в том числе и бурятских налоговиков посетивший Улан-Удэ бизнес-омбудсмен при президенте РФ Борис Титов. Он также отметил, что в Бурятии бизнес не развивается, а контрольно-надзорные органы пытаются сохранить свои доходы любыми путями. Действительно, по итогам декларационной кампании в республике за первое полугодие 2016 года сумма валового дохода предпринимателей снизилась на 3,5 млрд рублей по сравнению с прошлым годом, но сумма уплаченных налогов при этом выросла на 22,4 млн рублей.

На прошедшей 6 сентября пресс-конференции защитнику прав предпринимателей заочно оппонировал руководитель ФНС России по Бурятии Юрий Куриленко: «Налоговые органы взыскивают не свою задолженность, а задолженность, за счет которой исполняются все социальные обязательства на территории РФ. Если этих денег в бюджете не будет, начнутся серьезные проблемы».

«Мы ждали этого давно»

Руководители страны неоднократно заявляли о необходимости идти навстречу малому и среднему предпринимательству, однако сами предприниматели и многие эксперты в этой области к таким заявлениям относятся скептически. Летом этого года в силу вступила целая серия поправок к законам, некоторые из которых действительно облегчили жизнь бизнесу. Однако основная их часть наделила налоговиков новыми полномочиями. В СМИ появились предположения, будто ФНС постепенно превращается в новую всесильную структуру.

Несмотря на то, что количество предпринимателей в Бурятии с доходом свыше 1 млн рублей за полгода увеличилось на 345 человек, возможно, бизнес многих из них разобьется о следующие изменения в законодательстве.

С 2 июня налоговые органы получили новые возможности для приостановки операций по счету налогоплательщика и, соответственно, блокировки его деятельности. Кроме того, с 1 июля кредиторы и налоговые органы могут взыскивать долги с помощью судебных приказов. А для возбуждения банкротства теперь достаточно задолженности в 300 тыс. рублей. Таким образом, можно предположить, что благодаря судебному приказу доступ кредитора к проведению банкротства упрощается. Кроме того, с 1 января 2017 года в ведение ФНС переходит контроль над уплатой взносов на обязательное пенсионное, социальное и медицинское страхование.

И, пожалуй, самое значимое изменение было внесено в Налоговый кодекс РФ. С 1 июня был снят режим налоговой тайны по таким категориям, как численность работников, данные о доходах и расходах, а также об уплаченных налогах и сборах. Сейчас происходит сбор информации, а уже в следующем году она станет общедоступна на сайте ФНС. Эксперты опасаются, что раскрытие такой информации может сыграть на руку недобросовестным конкурентам и привлечь внимание рейдеров.

По мнению Юрия Куриленко, подобные изменения пойдут только на пользу. Во-первых, общественность сможет контролировать правомерность действий налоговой в отношении того или иного предпринимателя, во-вторых, предприниматели смогут проверить потенциального контрагента, в-третьих, эта информация будет использована для принятия решений по компаниям-участникам госзаказов и тендеров.

— Мы ждали этого закона давно, это связано с теми событиями, которые разворачивались в отношении налоговых органов Бурятии в конце прошлого года. Когда отдельные предприниматели говорят об очень высокой налоговой нагрузке, они оперируют данными, которые фактическими не являются. Сказать обратное налоговая служба не имела права в принципе, но теперь эти данные станут общедоступными, — добавил Юрий Куриленко.

В целом ситуация с нововведениями выглядит противоречиво. Государство оказалось в своеобразной ловушке — стремление развивать бизнес, с одной стороны, и необходимость увеличивать налоговые сборы — с другой. Это, скорее всего, продолжение противостояния друг другу на законодательном уровне.

Всевидящее око

Заметим, что расширение полномочий налоговой службы затрагивает не только деловой мир, но и всех граждан России. В 2017 году будет создан Единый госреестр ЗАГС, то есть данные об актах гражданского состояния человека будут собраны в единой на всю страну базе. И оператором этой базы станет ФНС. Впрочем, в этом нет ничего удивительного — ФНС уже администрирует реестр юрлиц и индивидуальных предпринимателей, а значит, обладает техническими возможностями, которые не придется создавать с нуля.

В то же время постоянно происходит укрупнение массива данных, и для четкого взаимодействия различных ведомств их реестры приходится состыковывать. В перспективе это приведет к появлению некоей всеобщей базы, где будет собрана полная информация о каждом гражданине — от смены прописки до приобретения собственности. Безусловно, это максимально упростит и ускорит работу контролирующих органов.

Но у происходящего есть и социальная сторона — не всякому понравится чувствовать себя под колпаком. Об этом упомянул и Юрий Куриленко: «К нам до сих пор поступают жалобы по поводу ИНН, что это число дьявола и тому подобное. Поэтому, когда речь пойдет о введении этого реестра, я думаю, это тоже вызовет определенное недопонимание у отдельных категорий граждан».

Таким образом, усиление ФНС — процесс неизбежный, кто бы как к этому не относился. Как это повлияет на социальные процессы и как отразится на едва живом бизнесе Бурятии, мы узнаем в ближайшие годы.