Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Газета "Ведомости" рассказала о великом Байкале, который нужно увидеть.

"Здесь еще нет сервиса, уже нет девственной природы вдоль туристических маршрутов, но это великое место, которое нужно увидеть", пишет издание.

Отмечается, что воду из впадающей в Байкал речки Сарма запросто можно пить.

"Для жителя магаполиса это совершенно фантастические ощущения: ты идешь по тропинке вдоль реки и, когда чувствуешь жажду, просто наклоняешься и пьешь кристально чистую воду. А на привале пьешь приготовленный из этой воды душистый чай – с боярышником, смородиной и Иван-чаем, собранными по дороге.

Экстремально-комфортный туризм

По меткому выражению генменеджера московского отеля Marriott «Ройал Аврора» Константина Горяинова, «туризм в Российскую Федерацию – это экстремальный туризм». С этим не поспоришь, но мы – три семьи, 12 человек, включая пятерых детей 9-12 лет – впервые отправились этим летом на Байкал не за экстремальными ощущениями, а на отдых: позагорать, поплавать в самом большом пресном озере планеты и, конечно, увидеть местные достопримечательности, воспетые тысячами путешественников из разных стран. Забегая вперед, скажу, что ощущения у нас восторженные! Эта поездка будет вспоминаться всю жизнь, и мы обязательно постараемся вернуться на Байкал еще.

Летний сезон на Байкале, когда можно комфортно плавать и загорать, очень короток: с июля по середину августа. Зато нет гнуса и комаров – их сдувает сильный ветер, – и много солнца.

Мы свое летнее путешествие начали планировать еще зимой. Листвянку – самый известный курортный поселок на Байкале, ближайший к Иркутску, – мы даже не рассматривали. А. П. Чехов, побывавший на Байкале в 1894 г., сравнил Лиственничное (так тогда называлась Листвянка) с Ялтой. Больше века спустя Листвянка по-прежнему остается Ялтой – застроенной дешевыми гостиницами и переполненной отдыхающими. Мы ограничили свои поиски районом Малого моря – западной части озера между материком и островом Ольхон, где вода летом прогревается до 20-23 градусов (на большей части озера она даже летом менее 10 градусов). На берегах Малого моря есть самые широкие возможности для бюджетного отдыха в палатках или деревянных домиках с удобствами на улице, но есть и несколько современных баз отдыха с водопроводом, канализацией и расположенными на территории барами и ресторанами: в частности, «Байкальский острог», «Байкал вью» (обе – на о. Ольхон) и «Да-Ши» (на берегу залива Мухор, самого теплого на Малом море). Потратив пару месяцев на интернет-поиски, мы сделали выбор в пользу последней – и не пожалели.

А. Губский / Ведомости

Вид из окна базы отдыха «Да-Ши»

Славное море

Оказаться на Байкале и смотреть на него только с берега было бы непростительной ошибкой. Поиски подходящего прогулочного судна заняли у нас еще больше времени, чем поиски отеля. Проблема в том, что основной парк прогулочных «яхт» на Байкале – это переделанные буксиры типа «Ярославец» (проекта 1948 г., изначально – сторожевые катера), выпущенные при Брежневе, а то еще и при Хрущеве и в соответствующем состоянии. Сергей Волков в своей книге «По Байкалу», изданной в 2009 г., оценивал количество «ярославцев» в акватории в 140 шт. Есть на Байкале и современные чартерные яхты, но цена аренды, учитывая короткий туристический сезон, выходит совсем неадекватной, к тому же в нашем случае приходилось платить за лишние сутки перегона яхты в нашу бухту из Листвянки или Иркутска, где базируется основной флот.

Так что мы в результате остановились все-таки на «Ярославце». Штатный дизель катера выдает всего 150 л. с., и с ним «Ярославец» способен разгоняться лишь до 15-17 узлов, хотя можно найти и «Ярославцев», владельцы которых заменили двигатели на более современные и мощные. Но нам достался оригинальный и заслуженный катер по имени «Марго». Мы мечтали дойти из Мухора до Ушканьих островов – лежбищ байкальской нерпы или до бухты Песчаная – одного из символов туристического Байкала. Но оказалось, что на нашем тихоходном катере переход туда-обратно займет больше суток, а ночевка на 50-летнем буксире (хоть там и декларируются две каюты) – явно не та экзотика, которую следует испытать. В результате мы выбрали 12-часовой маршрут по озеру – и этот день оказался одним из самых запоминающихся за две недели, что мы провели на Байкале.

Из Мухора мы вышли на остров Огой, где в 2005 г. была построена буддистская Ступа Просветления (ради этого с самой высокой точки острова подвинули маяк). Вокруг Ступы нужно обойти босыми ногами по часовой стрелке нечетное количество раз, думая о благом – буддисты верят, что это способствует очищению. От Огоя мы направились на западный берег Байкала, в Сурхайты, – полюбоваться эндемичными желтыми маками и отведать воды из целебного родника, открытого байкальским шаманом. Шаман разделил родник на «мужской» и «женский» потоки – вода в них, кажется, и вправду различается вкусом.

А. Губский / Ведомости

Малое море Байкал

К таким берегам, как на Огое или в Сурхайтах, «Ярославцы» способны швартоваться без пристани – просто врезаясь носом в мягкий грунт, после чего с бака сбрасывается трап на берег. А если катер и увязнет, один человек легко сможет столкнуть его – как слегка забуксовавший автомобиль.

Конечно, «Ярославец» – не Pershing и не Riva, но на нем тоже можно загорать. Более того, многие ли из ваших знакомых могут похвастаться, что принимали солнечные ванны на надувном матрасе, закреплённом на рубке винтажного сторожевого катера – который по-прежнему на ходу? Ну а бонусом за нашу «экстремальность» стали две встречи с самыми известными зверями Байкала – нерпами: редкий случай, обычно летом они уходят на север Байкала, подальше от туристов. Нерпы – звери совершенно очаровательные, в высокий сезон в Сахюрте работает нерпентарий-шапито (стационарный – в Иркутске), от 30-минутного представления в восторге были и дети, и взрослые.

Ольхонское ралли

Остров Ольхон связывает с материком паромная переправа. До недавнего времени курсировал лишь один маленький паром «Дорожник», и в летний сезон очереди для туристов растягивались не на часы, а на сутки (приоритетное право погрузки на паром имеют автомобили местных жителей, а затем, если остается место, на него заезжают иногородние машины). Несколько лет назад на переправу добавили новый, более крупный паром «Ольхонские ворота» – это снизило остроту, но не сняло проблему полностью: возвращаясь вечером с Ольхона, мы увидели многокилометровую очередь из иногородних автомобилей на паром на остров – ее участникам точно пришлось в ней заночевать. Так что для посещения острова надо нанимать автомобиль из Ольхонского района или планировать маршрут на своей машине таким образом, чтобы оказаться у парома ранним утром, когда очереди еще невелики (в высокий летний сезон паромы курсируют с 8.30 до 22.30 каждые полчаса).

Видавший виды местный ПАЗик, который доставил нас с большой земли на Ольхон, сломался, едва оказался на острове. Наш гид пересадила нас в попутный автобус, который довез нас до Хужира, главного населенного пункта Ольхона (кстати, единственного обитаемого острова на Байкале), откуда нашу группу забрали два местных уазика-буханки. И как же зажгли их водители-буряты: гравий, песок, грунтовки с безумными колеями и невероятными уклонами – все им и их вездеходам было нипочем! В Африке организуют «джип-сафари», а на Ольхоне мы стали участниками «бухаммер-сафари»: ей богу, если бы на острове не было никаких красот, а предлагалась бы только эта фантастическая 140-километровая поездка до северо-восточной оконечности Ольхона и обратно, ее надо было бы предпринять – свою дозу адреналина получили все: и 9-летние дети, и взрослые! Но наше счастье оказалось в квадрате: на Ольхон мы ехали как раз за достопримечательностями. Уникальность острова в том, что на своих 72 км он вместил в себя, кажется, все природно-климатические зоны, что есть в Прибайкалье: степь, дюны, лиственный и хвойные леса...

Хужир – бедный поселок с грунтовыми дорогами, дешевыми постоялыми домами и пансионатами. Электричество на Ольхон с большой земли провели только в 2005 г., и до сих пор остров электрифицирован не весь, а водопровода в Хужире нет до сих пор – и это в поселке, стоящем на берегу крупнейшего хранилища пресной воды на земле! В летний сезон поселок и его большой песчаный пляж полны отдыхающими. (Вода, по ощущениям, чище, но на 2-3 градуса холоднее, чем в Мухорском заливе.) Зато в Хужире я обнаружил в велопрокате довольно неплохой выбор новых велосипедов – не только горных, но и фэтбайков (с толстыми шинами), отлично подходящих для поездок по грунтовкам Ольхона с не очень частыми перепадами крутых подъемов и спусков.

Рядом с Хужиром находится мыс Бурхан (скала Шаманка) – одно из наиболее важных мест для шаманистов всего мира. Пещера в скале считалась местом жительства духа-хозяина Ольхона, доступ в нее имел только шаман. Позже, когда произошла ламаизация бурят, здесь регулярно стали совершать молебны буддийские ламы, а пещера стала считаться убежищем монгольского бога, переселившегося сюда из Монголии. Рассказывают, что еще век назад Шаманка вселяла в местное население священный ужас: мимо скалы нельзя было проезжать на телеге или на санях, а только верхом или проходить пешком, при этом буряты оборачивали копыта своих лошадей кожей, чтобы не потревожить духов и богов. В наши дни Шаманка облеплена туристами, которые не боятся забираться ни на вершины скалы, ни в ее пещеры.

В 20 км на север от Хужира расположено урочище Песчаное с дюнами, занимающими площадь 3 кв. км. Место очень живописное, но ветреное и с холодной водой, так что мы не стали купаться здесь, а отправились в конечную, самую северную точку нашего путешествия – на мыс Хобой, откуда открывается восхитительный вид на Большое море Байкала – такое большое, что противоположных берегов не видно.

Северная часть Ольхона – территория Прибайкальского национального парка, въезд стоит 90 руб. с человека. Когда мы выразили охранникам восхищение дикостью ольхонских дорог, они хором нам ответили: «Это был «асфальт», настоящее бездорожье начинается после шлагбаума». И не обманули нас, но «бухаммеры» преодолели все препятствия. А на обратном пути выяснилась, что после обеда охранники исчезают, оставляя шлагбаум поднятым, а наша квитанция за въезд была датирована вчерашним числом. Кажется, круглосуточная веб-камера на въезде в национальный парк могла бы существенно повысить сборы на его содержание.

А. Губский / Ведомости

Идеальный туристический транспорт для Ольхона

По дороге на Хобой мы завернули на другой эффектный мыс – Саган-Хушун, которым восторгался уроженец Иркутска Валентин Распутин. Мыс, который также носит название Три брата, на самом деле четырёхглавый – это три брата и их единственная сестра. Для одной из семей в нашей компании, как раз состоящей из трех братьев и сестры, мыс оказался отличным местом для фотосессии.

Непосредственно к мысу Хобой проехать нельзя: машину нужно оставлять в отдалении и идти пешком по довольно крутой дороге: сначала степной участок, затем лесной, а потом по краю мыса. Виды действительно захватывающие! С недавних пор вдоль отвесного восточного берега мыса установили огороженные террасы для фотографирования – до этого случались, к сожалению, несчастные случаи.

Прежде чем двинуться в обратный путь, мы отобедали на Хобое приготовленной на костре ухой из омуля (все необходимые ингридиенты наши водители захватили с собой, они же и готовили, пока мы лазали по скалам мыса) – для таких случаев специально построены крытые беседки, оборудованы кострища и даже туалет. Уха была неплоха, но та, которой нас подчевали на катере, была наваристее и вкуснее.

На обратном пути мы посетили еще одну природную достопримечательность – мыс Любви. Именно он мне понравился больше всего из увиденного на Ольхоне. Хотя говорят, что это придумка уже современных экскурсоводов: две скалы и ложбина между ними образуют лежащую на спине женщину с разведенными ногами; если подняться на правую скалу, у вас в семье родится девочка, если на левую – мальчик. Члены нашей группы, включая детей, немедленно отправились в скалы загадывать желания.

А. Губский / Ведомости

Мыс Хобой — самая северная точка острова Ольхон

Ужасы Мухорского залива

В Мухорский залив впадает речка Сарма, стекающая с Байкальского хребта. Когда-то она была гораздо полноводнее, свидетельством чему служит широкая каменистая долина, насчитывающая 33 поворота. Долина эта историческая: именно по ней в 1643 г. первый русский отряд под командованием казака Курбата Иванова вышел на берег Байкала. И долина очень коварная: в ней зарождается самый сильный на Байкале ветер – сарма: холодный арктический воздух скапливается за Приморским хребтом и если переваливает его, то устремляется по долине вниз, к теплому Байкалу, сметая все находящееся на поверхности воды. Говорят, что скорость ветра может достигать 60 м/с. Чаще всего Сарма дует в конце августа - в сентябре, когда Байкал еще не остыл, а Арктика уже дышит холодом; в дни нашего пребывания на Байкале была тишь и благодать.

А еще говорят, что в Мухорском заливе живет огромный плотоядный монстр – первые свидетельства об этом оставил в 1905 г. купец Данила Ухватов, лишившийся упавшей с парома лошади. Своим дамам об этом мы сообщили в последний день поездки, чтобы они не опасались заходить в воду, и все прошло прекрасно.

«Семейный» сервис

Отправляясь на Байкал, нужно изначально понимать, сервис какого рода вас ждет: в номере даже самого дорогого отеля не будет «меню подушек», а чай в ресторане можно будет ждать 40 минут. Ругаться и портить нервы не стоит: время здесь течет иначе, и люди, обслуживающие вас, искренне считают, что это норма – они просто не знают, что можно по-другому. Сидите и наслаждайтесь панорамой великого озера.

Я в такие минуты всегда вспоминал рассказ основателя сети Four Seasons Hotels & Resorts Айседора Шарпа о том, как они открывали курортный отель на острове Нэвис. До Four Seasons там не было больших гостиниц – только маленькие семейные, и местные жители вообще не имели представления о стандартах топ-отелей: они искренне удивлялись тому, что существует больше чем один сорт чая, и спрашивали, зачем подавать гостям две вилки и два ножа.

Когда Шарп приехал в новый отель, то заказал обслуживание в номере. «Ко мне пришла молодая девушка, которой нужно было сервировать очень сложный ужин. И она блестяще справилась с работой, – вспоминал Шарп. – Я спросил у нее: «Где вы работали раньше?» Она ответила: «Я раньше не работала». «Но где вы так прекрасно научились сервировать стол?» – спросил я, и она сказала: «Сэр, они разрешили мне все взять домой, чтобы я практиковалась на домашних».

Но чтобы появился такой сервис, нужно, чтобы появился соответствующий спрос. На Байкале о такой истории пока приходится только мечтать. Что я и делал все две недели – у меня постоянно возникали параллели с другим экзотическим и желанным местом для путешествия – Французской Полинезией. В том райском уголке местные жители генетически не могут делать что-либо быстро, а топовые сетевые отели начали появляться лишь около 10 лет назад, но уже сумели наладить сервис. И мне мечталось, что хотя бы один высококласный отель на Байкале когда-нибудь появится.

Проблема в том, что туристический сезон во Французской Полинезии продолжается 12 месяцев, а на Байкале – в лучшем случае четыре месяца в году. Непонятно, как окупить такой отель, а главное, где найти классный персонал для такого графика работы. Но нет сомнений, что появись такой отель на Байкале, он был бы гарантированно заполнен богатыми и изнеженными искателями новых впечатлений. Которые в противном случае на Байкал никогда не приедут – потому что для них там нет достаточно дорогих, то есть качественных, номеров.