Мэр города Улан-Удэ Александр Голков, не так давно вступивший на тропу войны против республиканского правительства, неоднократно отмечал, что примером для него служит Иркутск. У соседей борьба за «справедливое» перераспределение налоговых поступлений началась чуть ранее, но так же, как и в Бурятии, несет в себе политическую подоплёку.

Область пошла на уступки Иркутску

В четверг, 24 ноября, стало известно, что губернатор Иркутской области Сергей Левченко готов пойти на уступки мэру Иркутска Дмитрию Бердникову и изменить систему межбюджетных отношений.

- 14 декабря на следующей сессии (Законодательного собрания Иркутской области. – Ред.) будет принят закон, где данная инициатива (Дмитрия Бердникова. – Ред.) будет переведена в перераспределение налога, который касается упрощенной системы налогообложения (УСНО). Он будет дополнительно передан территориям. При этом правительство обязуется не снижать межбюджетные трансферты и по-прежнему помогать территориям, - заявил премьер-министр правительства Иркутской области Александр Битаров.

Речь идет о передаче в бюджеты МО 25% налога по УСНО. Предполагалось, что упомянутая часть налога будет отдана муниципалитетам с 1 января 2018 года. Теперь же этот срок сдвинут на более ранний – 1 января 2017 года, сообщает NewsBabr.com. Ранее Сергей Левченко предлагал отложить реализацию законопроекта на 2021 год.

Несмотря на успех в отношении УСНО, мэрия Иркутска продолжает борьбу за передачу муниципалитетам 3% от сборов НДФЛ. Однако это губернатор и областное правительство считают недопустимым, так как областной бюджет в таком случае лишится порядка 2,3 млрд рублей. Кто победит в этом противостоянии, возможно, станет известно на ближайшей сессии Законодательного собрания Иркутской области 14 декабря.

Ранее Александр Битаров отмечал, что пересматривать межбюджетные отношения в пользу города сейчас бессмысленно, так как дела в Иркутске явно лучше, чем в области: «Соотношение государственного долга и собственных налоговых и неналоговых доходов области и Иркутска сейчас заметно отличается. Город находится в лучших условиях. Госдолг области к собственным доходам составляет 30%, госдолг города – 21%. Поэтому пытаться получить из области средства для решения своих проблем в то время, когда в региональном бюджете нет 100%-ной обеспеченности важнейших социальных статей, на мой взгляд, не совсем правильно. У регионального бюджета не будет возможности добавить средства на межбюджетные трансферты».

Мэр Иркутска Дмитрий Бердников. Фото irk.ru

Многие иркутские аналитики называют противостояние города и области своеобразным «ерощенковским реваншизмом», когда экономические и политические элиты, процветавшие при прежнем губернаторе-«единороссе» Сергее Ерощенко, пытаются вернуть свое влияние и сломить губернатора-коммуниста Сергея Левченко. При этом в областных СМИ развернулась мощная кампания по дискредитации правительства Левченко и Битарова. В ответ про-правительственные СМИ и независимые блогеры отмечают, что большинство областных предприятий зарегистрировано в Иркутске, где они, соответственно, платят налоги, а также, что в годы правления Ерощенко вопрос о межбюджетных отношениях никогда не поднимался так остро. В свою очередь, частичное удовлетворение Левченко требований Иркутской администрации расценивается как грамотный ответ на провокацию.

Таким образом, кризис в отношениях властных структур Иркутской области в большей мере спровоцирован политическими причинами, то есть желанием «Единой России» и части экономической элиты ограничить власть Левченко.

В Бурятии все иначе

И если в соседнем регионе более-менее прорисовываются два полюса политической борьбы, то ситуация в Бурятии всё больше превращается в войну «всех против всех». Именно поэтому у мэра Улан-Удэ Александра Голкова, когда он, вдохновившись примером иркутян, открыто высказал претензии правительству республики, не получилось стихийно возглавить антинаговицынскую оппозицию.

Напомним, что мэр вместе с депутатами горсовета потребовал предоставления городу бюджетного кредита на погашение долгов и пересмотра распределения всё той же УСН между муниципалитетами. Однако положение в республике в разы тяжелее, чем в Иркутской области, да и соотношение цифр другое. Так, долг города Улан-Удэ приближается к 90% от собственных доходов, в республике дела немного лучше. Однако по плану Минфина Бурятии долг будет постоянно увеличиваться и к 2019 году достигнет 82%. Бюджет Бурятии при этом подвергается жесткой критике депутатов Народного Хурала за многочисленные сокращения и урезания расходов.

Наверное, именно поэтому голос Александра Голкова не был услышан. Первый зампред правительства РБ Иннокентий Егоров отреагировал на требования мэрии столицы крайне негативно. Он дал понять, что надеяться горсовету не на что. А Баир Цыренов («ЕР»), который фактически выступил посредником между горсоветом и Хуралом и должен был представлять соответствующий законопроект на ноябрьской сессии, попросил отложить его для доработки.

Конечно, несмотря на очевидные экономические причины, в бурятском межбюджетном конфликте также замешана политика. Немалую роль здесь играют амбиции Александра Голкова, который, если даже и не собирается участвовать в грядущих выборах главы, тем не менее вносит огромный вклад в раскачивание и без того «терпящей крушение лодки».

Итак, при всем сходстве ситуаций в двух регионах разница ощутима. Если в Иркутской области продолжается давняя неугасающая борьба за сферы влияния, то в Бурятии «грызня» высокопоставленных чиновников отдаёт паникой и агонией. Явление это в условиях тотального бюджетного кризиса рискует захлестнуть и другие регионы страны. Ведь чем тоньше будет становиться бюджетный пирог, тем чаще будут сталкиваться над ним лбы «слуг народа».