Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Экономическое развитие Бурятии в последние пять лет характеризуется снижением уровня по сравнению с другими регионами России. Это привело, по данным Росстата, к последнему месту по ВРП по Байкальскому региону и Дальнему Востоку на душу населения.

«Свадебный генерал»

Это выразилось в резком росте реальной безработицы, банкротстве целого ряда «якорных» предприятий, признании федеральным центром неэффективности ОЭЗ «Байкальская гавань», серии коррупционных скандалов, и т.д. Отставка главы РБ Наговицына, произошедшая 7 февраля, к сожалению, не решила основных противоречий, накопившихся в республике.

При фактическом бездействии главы РБ-председателя правительства РБ Вячеслава Наговицына в республике сформировалась система управления, при которой не могло идти какое-то социально-экономическое развитие. Наговицын достаточно давно самоустранился от реального управления республикой. И к моменту своей отставки он являлся «свадебным генералом». Активность он мог проявлять лишь при разработке коррупционных схем «распила» крупных объемов бюджетных средств. Или для ликвидации реальных или мнимых угроз его личному статусу как главы РБ.

Коррупционные схемы осуществлялись чужими руками, свидетельством этого является значительное число уголовных дел в отношении чиновников правительства РБ, которые стали своего рода «стрелочниками» и получали наказание.

В этой связи в экономической сфере фактически Наговицын полностью переложил свои обязанности на своего зампреда Александра Чепика, в политической и кадровой – на Петра Носкова, а Ирине Смоляк препоручил манипулирование общественным сознанием через проплаченные СМИ – мол, все замечательно в нашей республике.

«Злой гений» экономики

Так получилось, что зампред правительства РБ Александр Чепик, который никогда не руководил крупным предприятием, зато, как говорят, имел опыт рейдерства (захвата предприятий), стал неформальным лидером, определяющим пути развития экономики республики. И в экономике произошел коллапс развития малого и среднего бизнеса. Этому способствовала система «доения бизнеса досуха».

Любое решение в правительстве РБ, например, выделение 1 млн руб. фермерскому хозяйству, как говорят, не обходилось без участия зампреда Александра Чепика. Выделение субсидий, снижение или увеличение налоговой нагрузки, выделение земельных участков или природных ресурсов, участие в торгах на госконтракты и т.п. – все, как говорят, реализовывалось только после включения в процесс Чепика. Скорей всего, за финансовое вознаграждение (взятка, откат).

Фактически Чепик держит в руках всю экономику и финансы (кроме сельского хозяйства), реализацию федеральных целевых и отраслевых программ, тарифные и налоговые рычаги, а также земельные и природные ресурсы. При этом непонимание Чепиком основных тенденций экономических развития, скорей всего, и привело к стагнации в экономике Бурятии.

Но мало того, рассказывают, что Чепик, являясь основным источником информации о состоянии экономики республики для Москвы, искажал в отчетности объективное положение дел. Можно вспомнить, что, манипулируя показателями (постоянно уменьшая их), Минэкономики РБ добивалось благостной экономической картины при отчетах. Именно по этой причине на ноябрьской сессии в 2016 году депутаты Народного Хурала РБ отказались принимать отчет о выполнении программы социально-экономического развития РБ в 2011-2016 годах.

«Закручивание гаек»

В политике Петр Носков занимался «жестким дирижизмом», расставляя на все значимые посты «своих людей», лояльных ему и способных только на выполнение прямых указаний. При этом он использовал достаточно «грязные» и жесткие методы и приемы. Это коснулось всей сферы региональной исполнительной и отчасти законодательной власти. Большинство глав районов и депутатов Народного Хурала РБ, во многом, обязаны своим положением Носкову. Никакой личной инициативы такие люди проявлять не могли, соответственно развивать что-то они не в состоянии.

Дошло до того, что даже руководство регионального отделения партии «Единая Россия», ОНФ и Общественной палаты РБ назначалось по его указанию. Соответственно такие кадры могли только имитировать общественную и политическую деятельность. А в широких управленческих и общественных кругах он, как говорят, давно снискал откровенную ненависть.

Ирина Смоляк, как замруководителя администрации главы РБ Носкова, контролировала практически все республиканские СМИ с помощью финансовых и административных рычагов. Занимаясь откровенным подкупом СМИ, она всячески защищала своего шефа Наговицына, с которым приехала из Томска. Неблагополучную социально-экономическую ситуацию в республике она стремилась приукрашивать, создавая свою «медиа-империю». Наиболее ярких представителей СМИ власти «душили» судебными исками, пытались дискредитировать, лишали рекламной поддержки.

Вся система управления республики построена на личной преданности не только руководителей и замруководителей соответствующих структур, но и вплоть до замначальников отделов. Все несогласные или проявляющие излишнюю самостоятельность увольнялись. Поэтому у республиканской власти нет реального анализа состояния экономики, поскольку, как говорят, все данные фальсифицировались. Однако ряд объективных показателей свидетельствует о крайнем неблагополучии республиканской экономики.

Надо отметить, что многие федеральные органы (МВД, налоговая инспекция, роспотребнадзор, трудинспекция и т.д.), которые законодательно должны быть независимы от региональных властей, оказались встроенными в структуру регионального управления. Региональная власть превратила этот сектор управления в свой экономический (зачастую личный) и политический ресурс.

Системные ошибки руководства Бурятии

Правительство РБ в силу непонимания или нежелания так и не разработало механизм компенсации «байкальского фактора». Этот фактор подразумевает целую систему законодательных решений, которые тормозят развитие Бурятии за счет природоохранных ограничений. А принятые правительством РФ ФЦП «Социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года» и ФЦП «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы» не решают вопросы развития экономики Байкальского региона и проблемы по сохранению озера Байкал.

При всем этом проблемы сохранения озера Байкал и обеспечения устойчивого развития Бурятии остаются по-прежнему актуальными. Они требуют принятия не единичных мер в устранении возникающих негативных ситуаций вокруг Байкала, а разработки и принятия целого комплекса взаимоувязанных мероприятий, направленных на решение вопросов в сфере экологии и природопользования на Байкальской природной территории.

До сих пор нет никакого принятого в установленном порядке единого стратегического программного документа, который предусматривал бы развитие экономики республики в условиях ограничения хозяйственной деятельности в связи с принятием ФЗ «О Байкале», а также при существующих кризисных явлениях. Громко распиаренная «Стратегия-2030» не включает эти значимые положения, так как разрабатывается предельно формально без учета реальной экономической ситуации.

В республике, несмотря на все декларации, реальные комплексные инвестиционные инфраструктурные проекты не готовы к реализации, вследствие отсутствия понимания основных направлений развития экономики, элементов комплексного, пространственного развития республики. К примеру, как говорят, зампред Чепик так извратил проект «Комплексного развития Забайкалья», что фактически одобренный проект был похоронен. Хотя он предусматривал освоение природных ресурсов в восточных районах Бурятии за счет строительства железной дороги «Могзон – Озерный» и высоковольтной линии «Улан-Удэ – Озерный – Чита». А предусмотренные федеральным центром средства в итоге использовал Забайкальский край для строительства 470 км железнодорожных путей и строительства 3-го энергоблока Харанорской ГРЭС.

Нужно отметить, что предельно обострилась скрытая конфронтация между республиканской исполнительной властью и реальным сектором экономики, который не вошел в альянс с верхушкой власти. На фоне этой конфронтации развивается раскол региональных элитных групп, который принимает, в том числе, и национальный оттенок.

Народный Хурал РБ влияния на верхушку исполнительной власти практически не имеет, поскольку значительная часть депутатов была избрана при поддержке административного ресурса. Хурал в основном занят внутренними разборками по вопросу приближенности к распределению той мизерной доли бюджета, который правительство РБ дает на откуп Хуралу.

Раздражение элиты муниципальных органов власти, находящимся с одной стороны под прессом постоянной проверки лояльности к главе РБ, с другой, нежеланием республиканской власти хотя бы вникнуть, а уж тем более постараться системно помочь развитию муниципалитетов. Особенно это проявляется по отношению к крупнейшему муниципальному образованию республики – г. Улан-Удэ, где сосредоточено свыше 50% населения и около 85% экономического потенциала.

Взаимоотношения между республиканской властью и общественными организациями выстроены на основе финансовой заинтересованности лидеров НКО (состоящих в основном из бывших управленцев) в получении грантов и субсидий от правительства РБ. По такому же принципу построена деятельность ТСЖ и ТОСов, так как для них выделение каких-либо средств возможно только через республиканский бюджет.

Оппозиция внутри правительства

В республиканской власти сформировалась устойчивая политическая группировка «Чепик-Носков-Смоляк», заинтересованная в продвижении своих интересов, а также в сохранении своих властных полномочий. Объективно эта группировка дискредитирует своей сложившейся одиозной репутацией врио главы РБ Алексея Цыденова.

Кроме того, для своего выживания эта группировка, скорей всего, готова поддержать любого другого, но «своего» кандидата в главы РБ на предстоящих выборах 10 сентября. А также пытаться дискредитировать назначенца сверху. Врио главы РБ получил в наследство мощную оппозицию в стенах собственной администрации и правительства Бурятии. Именно этой оппозиции ему стоит опасаться в первую очередь, а не тех критиков Наговицына, которые находятся вне пределов площади Советов.

Алексей Цыденов пока является слабым кандидатом в главы РБ. Русским электоратом он воспринимается как бурят, однако бурятский электорат его пока не воспринимает в качестве своего представителя. Более того, имеющий агинское происхождение новый глава РБ вызывает некоторое недоумение у крупнейших бурятских групп. К тому же у него нет управленческого опыта на уровне региона, который преимущественно является политическим. Тревогу вызывает то обстоятельство, что пока у Алексея Цыденова нет своей команды единомышленников и реальных надежных союзников в республике. Понятно, что к нему в настоящее время будет стремиться множество так называемых «троянских коней».

Нужна поддержка народа

В этих условиях Алексею Цыденову придется обратиться напрямую к населению республики. Однако получить массовую поддержку он сможет при условии отказа от «наговицынской» политики. И в первую очередь, ему нужно будет уволить наиболее одиозных членов правительства РБ – Носкова, Смоляк, Чепика, Зубарева под любыми благовидными предлогами.

Ему стоит взять под полный контроль социально-экономическое развитие республики за счет традиционного объединения двух постов – главы и председателя правительства РБ. В качестве поддержки ему можно будет создать при главе-председателе правительства РБ своеобразный «теневой кабинет» – консультативный совет, состоящий из представителей «старой элиты», например, Потапов, Семенов, Атанов, Айдаев, Базаров. С их помощью (и соответствующего исполнительного аппарата) можно было бы приступить к разработке стратегии республики и корректировке программы социально-экономического развития Республики Бурятия. В любом случае будет необходим противовес действиям группировки «Чепик-Носков-Смоляк», которая и вне правительства РБ будет иметь определенное влияние.

Далее, необходимо в корне изменить отношение к малому и среднему бизнесу, то есть перейти от системы «доения» к системе реальной поддержки.

На уровне правительства РФ стоит пересмотреть направления финансирования по ФЦП «Охрана озера Байкал» (например, приложение 1); добавить в ФЦП «Социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года» софинансирование строительства железной дороги «Могзон – Новый Уоян или Новоильинск – Таксимо (приложение 2).

Также можно в рамках Года экологии предложить рассмотрение вопроса о превращении Бурятии в модельную площадку по развитию «зеленой экономики» (приложение 3). И, наконец, подвергнуть полной ревизии законодательство, касающееся охраны озера Байкал.

Виктор Ильин, Байкальская правда